Пустые пиджаки в высоких европейских кабинетах дочертыхались