Независимые русские миллионеры

Журнал «Конкуренция и рынок» октябрь 2005 №3 (27) | Анна Мещерякова

Промышленный интерес в России, разбуженный Петром Великим, в XIX веке получил новое развитие – массовый рост фабрично-заводского производства, открытие реальных училищ и внедрение в жизнь научных открытий. В отличие от аристократии, помещиков, служилого дворянства и интеллигенции, увлеченных латинством и видевших Россию только земледельческой страной, после войны с наполеоновской Францией в русском обществе усилился предпринимательский слой, желающий построить свое благополучие на развитии торговли и промышленности. Именно им — национальным российским предпринимателям — принадлежит роль локомотива, выведшего Россию к началу XX века на рельсы последовательного и динамичного развития рыночной экономики. В России появились сотни миллионеров от промышленности, ни в чем не уступавших иностранным «акулам бизнеса», известным по произведениям Диккенса, Бальзака и Драйзера. После многолетнего перерыва Россия стихийно повернулась лицом к рыночной экономике. Российские интеллигенты с начала перестройки внедряют в массы либо глянцевый и притягательный для подражания образ заграничных светил бизнеса, либо постоянно заклинают: «Бизнес – дело грязное», — попутно поэтизируя криминальное мышление (от блатных песен до телесериалов). Никто не скажет, что реклама «МММ» была сделана и раскручена не мастерски. Согласны? Однако если мы хотим построить могучую Россию, вывести национальную экономику на конкурентный в мире уровень, то нам не избежать изучения деятельности русских предпринимателей, создававших многомиллионные дела в XIX веке. Какой ментальностью и силой характера они обладали? Предлагаем вашему вниманию поучительную историю восхождения предпринимателей из семьи Рябушинских.

 

Дело основателей династии

Рябушинские были выходцами из крестьян слободы Ребушинской Пафнутьева монастыря Боровского уезда Калужской губернии. Они принадлежали к древнему «толку» старообрядчества — поповцам и относились к общине Рогожского кладбища.

Основатель династии, Михаил Яковлев (1787-1858 гг.), уже к 1811 г. числился купцом 3-й гильдии. Закон того времени гильдейским сбором заменял все ранее бывшие промысловые сборы и составлял 1% с объявленного капитала, который никакой проверке не подлежал. В 1807 г. размер объявляемых капиталов для 1-й гильдии составлял от 50 тыс. рублей, для 2-й — от 20 тыс. рублей и для 3-й — от 8 тыс. рублей.

Михаил принял старую веру в 1818-1819 гг. Рябушинские объясняли массовый отход московского купечества от Патриаршей церкви последствиями войны 1812 г. Все церкви были разграблены отступавшими французами и мародерами. Разруха и обнищание русского народа привели к усилению религиозного чувства и религиозных исканий, а дворяне увлеклись масонством. По сравнению с XVIII веком, количество старообрядцев в России первой четверти XIX века увеличилось в 30 раз.

Михаил Яковлевич Ребушинский (фамилия Рябушинский появилась в 1850-х гг.) жил по принципу: «Все для дела и ничего для себя». Его привлекал сохраненный старообрядцами жизненный уклад, требовавший от верующих уважения к родителям, трезвой жизни, трудолюбия, деловитости, хозяйственности и взаимной поддержки.

От торговли холщовым товаром Михаил Яковлевич перешел к торговле бумажным и шерстяным материалом. В 1846 г. он устроил первую фабрику в Москве — в Голутвинском переулке. Первые сведения о ткацкой фабрике М. Я. Рябушинского можно найти в переписке между московскими властями и министерством финансов по вопросу о выдаче фабричного свидетельства. «Из доставленных Московским отделением Мануфактурного совета, по требованию Департамента мануфактур и внутренней торговли, сведений видно, что на фабрике Рябушинского производится выработка полушерстяных изделий, как то: мусслин лена, альпака, люстрина и проч. На 140 станах, из коих 20 с жакардовыми машинами, рабочего народа находится 140 ткачей и 45 шпульников, а годовое производство простирается до 50 тысяч серебром».

Из ответа министра финансов на сообщение московского генерал-губернатора о разрешении данной фабрики видно, что оно дано со следующими условиями: «1 е, чтобы число машин на этой фабрике ограничено было 123 станами и 4 сновальными машинами, а рабочих на оной находилось не более 187 человек, и во 2 х, чтобы дров на отопление фабрики употреблялось в год не более 130 сажен трехчетвертной меры, да и те стараться всячески заменить торфом».

В том же году на фабрике Рябушинского работали 310 человек, а станков было 230.

Вместо поддержки русского фабриканта дворяне стремились его, как крестьянина, держать в узде, открывая одновременно рынок России иностранным торговцам. Ни о каком протекционизме для русской промышленности и речи не было. Именно в дворянской спеси и барстве лежат истоки трагедии, которую Россия встретит в начале XX века. Капитализм создал в России силу, с которой недалеким помещикам и чиновникам было уже не справиться, и это был не только пролетариат, но и национальные предприниматели.

Михаил Яковлевич принадлежал к небольшому пока слою людей, для которых не власть, слава и деньги являются целью жизни, а дело, которое они взялись вести. Он принадлежал к тому типу людей, который в Западной Европе создавал буржуазию. У нас, как в стране еще мало культурной, обладающей меньшим числом творческих сил в области материального блага, этот тип наиболее часто встречается в деревне в виде «хозяйственного мужика», у которого все помыслы, все семейные, общественные отношения подчинены, по выражению Гл. Успенского, «власти земли», т. е. интересам того земледельческого дела, которым поглощен хозяйственный мужик. Таким «хозяйственным мужиком» в области торговли и промышленности был М. Я. Рябушинский. Представитель третьего поколения Рябушинских, Владимир Павлович, характеризуя генерации российских предпринимателей середины XIX века, писал: «Дед обычно выходил из мужиков, отличался особенной ревностью к вере, гордясь, что вокруг него «кормится много людей». Сын основателя дела во многом походил на отца, часто превосходя его, однако, талантливостью, размахом и умом; он-то и выводил фирму на широкую дорогу, делая ее известной на всю Россию.

При нем жизненный обиход становился иным: простота исчезала и заводилась роскошь, но зато очень развилась благотворительная деятельность».

Павел Михайлович Рябушинский (1820-1899 гг.) мог моментально схватывать суть дела и был надежен. Он всю жизнь больше интересовался промышленным делом, чем кредитными операциями. Павел с юных лет любил технику и знал ее. П. М. Рябушинский носил не кафтан, а «немецкое платье», увлекался театром, музыкой, неоднократно бывал за границей, понимал важность общественной работы, был гласным Московской городской думы и выборным Биржевого общества.

В 1870 г. на всероссийской выставке в Санкт-Петербурге «за хорошую бумажную пряжу и доброкачественные при умеренных ценах разнообразные бумажные ткани, а также за туаль-де норд хорошей выработки и отделки» торговый дом Павла и Василия был награжден золотой медалью.

В районе Вышнего Волочка Рябушинские стали усиленно скупать лесные земли для обеспечения растущей фабрики топливом. В 1875 г. на месте сгоревшей фабрики в Чурикове они выстроили и оснастили по последней технической моде станками и оборудованием крупные красильно-отбелочную, аппретурную и ткацкую фабрики, построили каменные казармы для рабочих на 60 и 80 семей, каменную больницу. А в 1891 г. — училище на 150 человек. Рябушинским была присуща важная черта: они хотели владеть производством, впитавшим все достижения науки и технологий. Именно в этом они видели свое конкурентное преимущество перед иностранцами.

Мануфактура Рябушинских получила самую высокую награду в 1882 г. На промышленно-художественной выставке были показаны особо одобренные экспертизой изделия: «пряжа из египетского и американского хлопка, гладкие и узорчатые ткани, беленые и крашеные при весьма большом разнообразии сортов».

За постоянное стремление к улучшению производства и удешевлению ткацких изделий фабрика заслужила право использовать на вывесках и изделиях государственный герб.

Акционированное в 1887 г., «Товарищество мануфактур П. М. Рябушинского с сыновьями» с основным капиталом 2 млн рублей к началу XX века выдвинулось в ведущие хлопчатобумажные комбинаты в России.

П. М. Рябушинский характеризовал семейное предпринимательство как творческий тип организаторского поведения: «…При всех наших делах и наших начинаниях мы никогда не рассчитывали на ближайшие результаты нашей работы. Только что окончив одно дело, мы немедленно брались за еще более крупное предприятие. Нашей главной целью была не нажива, а само дело, его развитие и результат, и мы никогда не поступались ни нашей честью, ни нашими принципами и на компромисс с нашей совестью не шли».

После смерти отца огромный капитал (в 20 миллионов рублей) был разделен поровну между всеми детьми.

 

Продолжение статьи читайте в журнале «Конкуренция и рынок» октябрь 2005 №3 (27)