USD 73.98₽
EUR 80.54₽

В Чкаловске ветераны бьются за музей военной авиации

В Калининградской области ветераны морской авиации уже несколько лет безуспешно бьются за возрождение разграбленного в 90-е годы музея героической истории летчиков Балтики. Сейчас они готовят официальное обращение к новому командующему БалтФлота и новому губернатору в надежде доказать необходимость экспозиции уникальных экспонатов. Увы, особого оптимизма асы не испытывают.

Экспозиция, созданная в конце 60-х в Доме офицеров калининградского пригорода Чкаловска, собиралась по крупицам со всего Советского Союза. «Началось все в 1968 году, - вспоминает заместитель совета ветеранов авиации БФ Александр Балабанов. - В Гатчинский архив откомандировали старшего офицера, который практически создал документальную концепцию музея. Далее - годы рутинной переписки с боевыми асами, прославившими нашу авиацию, и их родственниками. В итоге собралась очень достойная коллекция. Расцвет самобытного музея пришелся на 80-е годы. Тогда в Чкаловск, чтобы познакомиться с вехами Балтийской авиации, приезжали заинтересованные люди со всей области. В музее возникли и соответствующие традиции, например, здесь давали присягу на верность Родине молодые солдаты.

«Усилиями энтузиастов были собраны уникальные экспонаты, бесценные и в духовном, и материальном смысле, - рассказал корреспонденту директор областного историко-художественного музея Сергей Якимов. - Например, мундир Героя Советского Союза Евгения Преображенского - легендарного летчика, под личным командованием которого самолеты дальней авиации в августе-сентябре 1941 года несколько раз бомбили столицу третьего рейха».

Однако шло время, в стране многое поменялось, в том числе и отношение к собственной истории. В конце 90-х необычный музей стал помехой для местных властей, пожелавших пустить с молотка гарнизонный ДОФ.

«Тогда и музейных работников, и ветеранов авиации уверяли в том, что закрытие экспозиции - явление временное, - не скрывая горечи, пояснил председатель совета ветеранов авиации БФ Юрий Барышев. - Ящики с экспонатами в срочном порядке как ненужный хлам вывезли в неотапливаемое сырое помещение».

Уже во время переезда, больше напоминавшего безалаберную эвакуацию, коллекция подверглась первым невосполнимым потерям. Бесследно исчезло несколько самых ценных предметов музейной коллекции, в том числе и мундир с регалиями Евгения Преображенского. Уголовного дела по факту хищения раритетов никто возбуждать не стал. У музея не было официального статуса, а у украденных экспонатов - официальной оценочной стоимости.

После поднятого ветеранами шума уже изрядно отсыревшим ящикам с раритетами нашлось место в одной из подсобок штаба авиации Балтфлота. «Луч надежды забрезжил в начале 2000 года, когда к только что вступившему в должность командующего морской авиацией БФ Виктору Сокерину обратилась директор Музея Мирового океана Светлана Сивкова, - вспоминает Юрий Барышев. - Светлана Геннадьевна ходатайствовала о том, чтобы ей на баланс передали какой-нибудь списанный военный самолет».

«За пару месяцев до моего вступления в должность было списано и продано с аукциона 49 бортов, - вспоминает генерал Виктор Сокерин. - Боевые самолеты стали частной собственностью и должны были вскоре пойти в металлолом. Но так как появилась надежда в контакте с дирекцией Музея Мирового океана спасти нашу погибающую экспозицию, мы применили все связи и усилия. Договорились с Москвой, вызвали на переговоры коммерсанта, скупившего самолеты. Стали увещевать, давить на совесть.

В итоге - додавили. Предприниматель согласился безвозмездно передать музею самый уникальный экспонат из купленных бортов - самолет-амфибию БЕ-12, использовавшийся для обнаружения и уничтожения подводных лодок вероятного противника на дальних рубежах. Надо отдать должное Светлане Сивковой, - констатирует Виктор Сокерин. - Самолет отремонтировали, придали выставочный вид. Амфибия была оттранспортирована в центр города и выставлена на берегу Преголи».

А вот от пылящихся в ящиках экспонатов музей отказался, сославшись на нехватку выставочных площадей. «За это время мы отписали уже не одну челобитную в различные инстанции, - посетовал Юрий Барышев. - Ведь то, что сегодня гниет в чуланах - наша история. Славная история, которой надо гордиться, а не прятать ее. Сегодня мы много говорим о патриотизме. Но получается, что только говорим, раз уж для своей истории не находится места».

Недавно у ветеранов умерла еще одна надежда на возрождение музея. Московские столоначальники из Министерства обороны сдали на 49 лет в аренду столовую, расположенную в штабе авиации БФ, которая можно было переоборудовать для музея. «Идеальный был бы вариант, вход свободный с улицы, - рассказывает Александр Балабанов. - Любой мог бы зайти, увидеть, на каких самолетах сражались в прошедшей войне, как развивалась наша авиация до недавнего времени. Как наши ребята совершали подвиги даже в мирное время. Но деньги, видимо, главнее всего».

Из собранных ветеранами отказов - вежливых и хамских, пустых и мотивированных, а зачастую и просто формальных уже можно создавать отдельную экспозицию. Однако убеленные сединами ветераны авиации не сдаются и снова пишут обращение. Будет ли оно последним?

Популярные