Транспортная безопасность в руках дилетантов обречена

Журнал «Конкуренция и рынок» сентябрь 2015 №4 (71)  | Сергей Москвин, доцент БГТУ им. Д.Ф. Устинова «ВОЕНМЕХ», к. т. н., Советник РАЕН

Никто не хочет стать жертвой аварии на транспорте. Однако многим тысячам людей не удается этого избежать. Реально ли повысить транспортную безопасность?

Транспортная система (ТС) России включает в себя самые разнообразные виды транспорта: железнодорожный (в том числе метрополитен), авиационный, морской, речной, автомобильный, трубопроводный и даже гужевой, а в некоторой перспективе — воздушно-космический. Каждый вид транспорта имеет свою специфику, особенности функционирования, историю развития, сложившуюся нормативно-правовую базу, устав и правила безопасной эксплуатации, традиции, наконец.

Любой человек, независимо от его социального статуса, возраста, национальной принадлежности, зависит напрямую от того, как функционирует ТС страны, интегрированная в мировую. Транспортные издержки напрямую оказывают влияние на конкурентоспособность экономики государства.

ТС отражает степень развития государства или региона. Она представляет собой своеобразную «кровеносную систему», от состояния которой целиком и полностью зависит как региональная, так и национальная экономика. Транспорт объединяет континенты, народы, культуры, является мощным информационным каналом, а также полигоном для внедрения современных конкурентных технологий.

В последнее время произошло достаточно большое число резонансных происшествий и инцидентов, включая транспортные катастрофы с тяжелыми последствиями, многие из них связаны с так называемыми актами незаконного вмешательства и человеческим фактором.

Идеальная система обеспечения транспортной безопасности должна иметь высокие показатели адаптабельности, гибкости, надежности, безопасности др., которые могут быть обеспечены при реализации принципа С.П. Королева, который при запуске космических аппаратов с учетом реальных параметров технических систем обеспечивал уровень надежности в пределах 0,999. Суть подхода Королева заключалась в том, что ключевой элемент системы, например космонавт, имел дублера, который, в свою очередь, имел запасного. При этом ситуация в реальном масштабе времени моделировалась на модели, запускаемой в космос эргатической системой. Космические старты при С.П. Королеве предваряли серьезные информационно-аналитические и прогнозные проекты, которые, используя системный подход, позволяли количественно сравнить альтернативы.

Всем известно о широком сокращении штатов профессорско-преподавательского состава в транспортных вузах, о нищенских зарплатах педагогов и инструкторов, о катастрофическом старении преподавательского состава. Сегодня заведующий выпускающей кафедрой в возрасте 75 и даже 80 лет воспринимается как норма. Честь и хвала этим ветеранам, что они не бросают штурвал, в силу того что прагматичная и амбициозная молодежь не готова работать на их месте за то вознаграждение, которое те получают. Печально, но ветераны в этом состоянии «слоями» заканчивают свой жизненный путь, кафедры объединяют, перепрофилируют, переименуют, а это рушит систему подготовки квалифицированных кадров.

Не должно в принципе быть «бакалавров транспортной безопасности», которые входят в жизнь «незнайками» (в лучшем случае «полузнайками» и «четвертьзнайками»). Министру образования и науки г-ну Д. Ливанову неплохо бы, несмотря его «бешеную занятость», прочитать для корректировки своих планов и инновационных решений книгу Н. Носова «Приключения Незнайки».

В последнее время вся высшая школа «сочиняет» и формирует учебные программы так называемого третьего поколения в соответствии с приказами Минобра (Минобрнауки. — Прим. ред.), который, по-видимому, в полном составе одержим «бредом реформаторства».

Драгоценное время, которое необходимо тратить на повышение квалификации, составление учебников и монографий, обучение и воспитание студентов и аспирантов, написание и защиту диссертаций, наконец, профессор тратит на пустую и бестолковую по своей сути, писанину и канцелярщину…

Рано или поздно в России здравый смысл в управлении народным образованием, а тем более наукой, включая прикладную, несомненно, восторжествует. В этом случае придется опираться на отлично зарекомендовавший себя на практике так называемый системно-интегративный принцип, который предполагает выделение системообразующих механизмов, дающих объединению компонентов новое качество, свойственное проектируемой системе.

Наглядно принципы системного подхода в транспортной безопасности иллюстрирует график состояния, представленный на рисунке.


Взаимосвязь ключевых факторов, обеспечения интегральной (системной) транспортной безопасности, где:
ТS — технические системы;
E — среда в широком смысле этого слова (природная, социальная, политическая, этнокультурная и т. д.);
MR — «надсистема» («Высший разум») — существует масса ситуаций, которые парировать просто невозможно, например крупный высокоскоростной метеорит или влияние на человека или технику объективного феномена UFO и т. д.;
L — люди (эксперты, специалисты, консультанты и т. п.);
I — информация — «мера устранения неопределенности процессов, явлениях, объектах, системах и т. д.»;
Int — способность человека (группы людей) вырабатывать эффективные решения в условиях острого дефицита релевантной информации и иных ресурсов (времени, пространства и т. д.);
M — методики;
S — программы (программное обеспечение, нормативно-правовая база, базовые установки личности и т. п.);
F — фокусная точка.


Перечисленные ключевые факторы попарно нелинейно влияют друг на друга, образуя то самое системное взаимодействие, приводящее к проявлению эмерджентности, то есть превышению уровня выполнения функций системой по сравнению с суммой уровней выполняемых функций отдельными элементами. Игнорирование любого из представленных на рисунке факторов рано или поздно заканчивается серией инцидентов, аварий и катастроф.
При нормировании соответствующих параметров (осей графа), при прочих равных условиях, с использованием метода экспертных оценок возможно предложение  альтернативных систем безопасности.
При разработке элементов ИБТС следует учитывать, что любую систему можно улучшить (повысить ее эффективность, надежность, экономичность, устойчивость), но можно и вывести из строя, а иногда и уничтожить (сделать неработоспособной).

В настоящий момент времени наиболее эффективная система обеспечения безопасности реализована в гражданской авиации, которая, согласно опубликованной официальной статистике, является самым безопасным видом транспорта как в РФ, так и в мире. Тем не менее многое из того негативного, что могло произойти, уже произошло. Достаточно напомнить события 11 сентября 2001 г. в США, сбитый над территорией Украины пассажирский «Боинг», уничтожение 2 российских пассажирских самолетов в 2004 г. террористами-смертниками с помощью взрывных устройств, взрыв в аэропорту Домодедово, подбитый в Ханкале с помощью ПЗРК «Игла» военно-транспортный вертолет «Ми-26», проникновение в аэропорту «Пулково» в 2015 г. посторонних лиц не только на летное поле, но и внутрь воздушных судов на охраняемой стоянке и т. д.

Развернутый перечень подобных инцидентов, произошедших в мире, может занять не одну страницу и хорошо известен специалистам.

Драматические события на Украине, развязанная против России новая тотальная «холодная война», попытки любой ценой дестабилизировать режим политической власти в нашей стране, расколоть общество усугубляют и без того сложную ситуацию с обеспечением ИБТС.

Понимая всю остроту проблемы, ограничимся только акцентированием тех угроз, которые современные подсистемы безопасности локализовать и блокировать в полной мере не в состоянии (см. таблицу).

 

№ п/п

Вид гипотетической угрозы

Субъект, носитель угрозы

Способы парирования или локализации

1

Суицидальный терроризм, в том числе «многотактный»

Радикальные террористические группировки, фанатики

Система активных мероприятий силовых ведомств, превентивные меры транспортной безопасности

2

Применение взрывных устройств и диверсионных средств

Террористы, криминалитет, спецслужбы иностранных государств

Комплекс мер транспортной безопасности (досмотр, охрана, контроль и т. д.), оперативная работа силовых ведомств

3

Использование ПЗРК

Незаконные вооруженные формирования, террористы и т. д.

Система активных мероприятий силовых ведомств

4

Применение портативных средств ближнего боя (гранатометы и т. п.)

Террористы, криминалитет, незаконные вооруженные формирования

Комплекс активных мероприятий силовых ведомств

5

Использование крупнокалиберного снайперского оружия

Диверсанты, террористы, вооруженные формирования.

Контртеррористические и антидиверсионные мероприятия

6

Использование беспилотных летальных аппаратов (БПЛА), в том числе ударных

Незаконные вооруженные формирования, спецслужбы

Активные мероприятия ИСТБ и силовых ведомств

7

Применение различных средств дистанционного воздействия на экипаж (психоактивные вещества, психотроника и т. д.)

Спецслужбы иностранных государств, частные военные компании

Активные мероприятия специальных служб и ИСТБ

8

Использование так называемых неспокойных пассажиров

Криминалитет, спецслужбы иностранных государств.

Совместная работа силовых ведомств и ИСТБ

 

Предельно осторожные формулировки, приведенные в таблице, вызывают у любого адекватного представителя отрасли понимание того, что без активного участия силовых ведомств (так называемых субъектов оперативно-розыскной деятельности) транспортная безопасность парировать подобные угрозы просто не в состоянии.

После серии резонансных взрывов в метрополитене, на железнодорожном транспорте (подрыв «Невского экспресса», взрыв вокзала в Волгограде и т. д.) сложилось устойчивое мнение о необходимости пунктов досмотра на вокзалах, станциях метро, а в перспективе и на автовокзалах. Сошлемся на недавний американский практический опыт. Согласно данным, приведенным ABC NEWS, в июне 2015 г. в 10 ведущих аэропортах США представители Агентства по безопасности на транспорте провели секретную проверку эффективности системы досмотра. В результате специальные агенты сумели пронести в стерильную зону авиапредприятий 95 % запрещенных веществ и предметов: оружия, компонентов взрывных устройств, имитаторов СВУ и т. д. В одном из случаев даже при тактильном (ручном) досмотре был пропущен имитатор взрывчатого вещества, приклеенный к спине «авиапассажира».

Министр внутренней безопасности США Джек Джонсон принял по результатам проверки решение об отстранении от должности руководителя TSA и проведении внутреннего расследования в ведомстве. То есть даже в США система авиационной безопасности не выполняет до конца свою функцию и дезорганизована!

Специалистам хорошо известны способы обхода регламентированных процедур транспортной и авиационной безопасности. Особенно опасны ситуации, когда пособником преступников становится сотрудник безопасности, офицер транспортной полиции или спецслужб.

Приведем поучительный пример, ставший достоянием общественности благодаря утечке через канал РенТВ, проверки системы безопасности в Мурманском морском порту. Оставим на совести журналистов, где и как они добыли уникальный видеоматериал. Цель проверки заключалась в том чтобы узнать, можно ли условно подорвать реакторный отсек атомного ледокола «Арктика», стоявшего у причальной стенки Мурманского морского порта. Группе сотрудников спецслужб России это удалось сделать!

Не вдаваясь в детали, скажем: был разработан план проникновения на борт «представителя» арабских шейхов, готовых заплатить крупную сумму в валюте за круиз на ледоколе к Северному полюсу. Руководство пароходства, оценив щедрость потенциальных клиентов, предложило устроить банкет для важных гостей в кают-компании ледокола. После спокойной фазы праздника «большие арабские друзья» с помощью специальных познаний и спецтехники проникли в реакторный зал и условно заминировали его…

Воистину в России, если категорически нельзя, но очень, очень нужно, то можно… Серии подобных жестких проверок, проведенных, по сути, в боевом режиме на самых разнообразных объектах транспорта, показали, что подготовленные атакующие, как правило, достигают своих целей.

На Украине все еще проще как минимум на порядок. В частной беседе в лирическом настроении бывший министр обороны г-н Кузьмук проговорился официальным представителям России, занимавшимся расследованием причин катастрофы самолета ТУ-154 авиакомпании «Сибирь», сбитого украинской зенитной ракетой С-200 во время армейских учений. Он сказал, что это событие было «неплохо проплачено»… Осталось без ответа только, кем, кому и сколько?!

Полностью материал читайте в журнале "Конкуренция и рынок" № 4 (71) сентябрь 2015