USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Свой путь к Всевышнему

Журнал "Конкуренция и рынок" № 5 (72) октябрь 2015

Неизбежный отказ от догм утопического учения — марксизма — в России в конце XX в. вызвал духовное возрождение народов нашего Отечества. Народы России в XXI в. сохраняют приверженность традиционным религиозным конфессиям. Каким будет путь человека к Богу, он должен решить сам. В нашей многонациональной стране очень важно поддерживать взаимопонимание и сотрудничество, вовремя противодействовать деструктивным силам, насаждающим вражду, провоцирующим религиозные и идеологические войны.

Заметную роль в нашем обществе играют приверженцы ислама — мусульмане. Журнал «Конкуренция и рынок» уже опубликовал несколько статей об исламском банкинге, а на этот раз предлагает вашему вниманию интервью с муфтием Равилем Панчеевым, председателем «Духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона России». Нам было интересно узнать, как, по мнению Равиля Панчеева, мыслит современный российский мусульманин.

 

КиР: Сегодня в мире электронные и печатные СМИ, тиражируя описания зверств боевиков Аль-Каиды и ИГИЛ, пытаются создать крайне негативный образ мусульман. Как Вы, Равиль-хазрат, духовный лидер мусульман Санкт-Петербурга и Северо-Запада России, оцениваете эти назойливые попытки отождествить ислам с политическим экстремизмом?

Р. П.: И в 90-х гг. прошлого века, и сейчас осуществляется попытка создать имидж мусульман не таким, как указывает нам первоисточник — Коран. То, что мы сейчас наблюдаем в некоторых странах мусульманского мира, — это борьба за ресурсы. Это главная тема, и нам от нее никуда не уйти. Когда были последние чеченские войны в России, в их основе, это надо понимать, тоже была борьба за ресурсы.

Территория России огромная, и наши природные богатства привлекают алчные взоры иностранцев. В основе войны на Украине тоже лежит ее главный природный ресурс — чернозем. Определенные организации и страны выставляют ислам как угрозу для людей. Мусульман же выставляют как людей второго или третьего сорта.

После получения диплома об окончании Восточного факультета ЛГУ я был направлен в Ливию. Я прекрасно знаю, какую социальную политику вел лидер страны Муаммар Каддафи: пенсионерам на дом привозили продукты питания; когда человек заболевал, по всему миру искали врача и лекарства, чтобы его исцелить. А что сейчас представляет из себя Ливия? Это пропасть! Пропасть, которая рождает революционные процессы, наблюдаемые сейчас на территории Европы. Разрушение европейскими странами Ливии — это демонстрация отсутствия мультикультурализма. По сути, это провал политики сосуществования культур. Тысячелетнее сосуществование европейской и восточной культур так их переплело, что оторвать одну от другой невозможно.

Говоря об «европейскости» России, следует признать: в нашей стране русские и татары так «переплелись», что их следует признать межнациональными братьями. Их нельзя разъединить. У них, по сути, одна культура, сложившаяся за многие века. И хотя языки у нас разные, однако думаем мы одинаково. Это достижение, о котором наш Президент В.В. Путин говорил: «Мы единый народ». Это наше конкурентное преимущество. Представители наших традиционных конфессий: православные, мусульмане, иудеи, буддисты — прекрасно сосуществуют. Мы вместе проводим праздники. В конце сентября мы будем отмечать окончание Хаджа — праздник жертвоприношения Курбан-байрам. На него мы вместе приглашаем наших коллег и, сидя за столом, прекрасно себя чувствуем. Мы рассказываем истории, говорящие, как взаимосвязаны наши религиозные культуры.

 

КиР: Это единение наших культур как раз и не нравится определенным силам.

Р. П.: Не нравится. Но это единение — Божий дар. Так получилось, что многое нас объединяет. И этим необходимо дорожить.

То, что происходит в ИГИЛ, — так это деструктивные организации, которые разваливают и дискредитируют ислам в целом. Само понятие «ислам», «салям» означает «мир».

Ислам доводит до людей волю Аллаха о мирном сосуществовании. Конечно, в истории мы видим разные взаимоотношения. И дружелюбие, и войны были. Но это было во всех религиях.

На данном этапе мусульмане вместе с представителями других верований воевали и защищали свою страну и в этом году отмечали 70-летие победы в Великой Отечественной войне.

 

КиР: Равиль-хазрат, не может не понравиться Ваше определение джихада — в первую очередь как борьбы с собственным несовершенством, работы над собой, хотя Вы не исключаете и важность защиты своего государства.

Р. П.: 70 лет назад была одержана наша общая победа. Мы не стараемся делить людей на мусульман и немусульман. В Санкт-Петербургскую соборную мечеть приходит разный народ. И если мы начнем его делить, то не найдем конца.

То, что мы сейчас наблюдаем в мире, — однозначно политический заказ деструктивных сил, которые с использованием ислама решают свои дела. Эти задачи решаются в интересах определенных стран и организаций.

Прошли первая и вторая чеченские войны, а до этого, как мы знаем, изнутри взорвалась наша страна — СССР. Огромная держава развалилась на части.

А что сейчас происходит вокруг РФ? По сути, мы опять окружены силами, желающими ослабить нашу страну, внести разлад в экономические возможности России. Санкции, эмбарго присутствуют. Как об этом не говорить?

 

КиР: Ваш отец, муфтий Жафяр Насибуллович Пончаев, мудрый человек, пользовался на протяжении многих десятилетий огромным уважением как среди мусульман, так и среди тех, кто исповедовал православие. Вы муфтий уже во втором поколении и хорошо представляете проблемы мусульман Петербурга и СЗФО РФ. Каковы они?

Р. П.: Основная проблема — это подготовка кадров. Почему я ставлю эту проблему на первое место? Мы прекрасно знаем, что когда человек после средней школы отправляется на долгие годы за рубеж и получает там какое-либо образование, религиозное или светское, то возвращаясь через 10–15 лет, он возвращается в другую страну. А темпы развития нашей страны за последние десятилетия возросли. Россия стремительно меняется.

Оставаясь за рубежом, человек не только получает религиозное образование — идет его идеологическая обработка. Возвращаясь к себе на Родину, он вдруг обнаруживает, что нравы, обычаи, традиции здесь для него другие и чуждые. Он начинает ощущать себя неуютно. И даже родители как-то по-другому говорят. Он начинает отодвигать их подальше от себя. Когда они что-то говорят, он считает — говорят неправильно. Вот что происходит вследствие образования за рубежом. А если мы будем готовить свои кадры у себя в стране и если будем создавать условия, чтобы образовательная система ориентировалась на развитие нашей страны, с учетом наших традиций и обычаев, с учетом сосуществования представителей разных конфессий и религиозных организаций, с сохранением круга общения — своих друзей, то такой специалист не будет оторван от родителей. Так человек и получит образование, и будет помнить свои корни.

Почему многие люди, обучавшиеся за рубежом, не могут найти работу в России? Куда они могут уйти? Вот они и уходят в ИГИЛ, Аль-Каиду. Они им ближе, потому что одинаково мыслят. А что потом происходит? Ведь Коран открыто не говорит, чтобы убивали неверных. Да, там есть стихи. Но затем идет объяснение, почему так можно делать. Если с определенными группами людей договорились и живем хорошо, то какую угрозу они нам представляют? Никакой угрозы нет. А если из контекста вырывают какие-то слова и преподносят, что убивать можно, то это неправильно. Ведь в Коране говорится, что убийство невинного человека равносильно убийству всего человечества. Всего человечества! А спасение одного человека равносильно спасению всего человечества. Это показывает, насколько ценна жизнь человеческая. Кому дано право покушаться на творение Всевышнего? Никому. А если человек убивает, то он преступник, бандит. Бандитов надо судить по определенным законам, существующим в той или иной среде.

Ислам никогда не призывал к убийству. Когда нам демонстрируют хорошо отрепетированные сцены убийств и отрезания голов людям, то это бесчеловечные поступки. Это нелюди. Бандиты, преступники не имеют национальности. И причислять их к какой-либо религии тоже нельзя. Заповеди, существующие в православии, не отменял и ислам.

На Востоке нравственность играет особую роль. Поэтому в наших проповедях говорим: «Существование и нравственность неразделимы». Мы говорим: «человечность мусульманина». В чем она заключается? Заключается в поведении. Нам важно показать мусульман не такими, какими их показывают телевизионные ящики, а то, что происходит у нас в сердце. Нам необходимо открыть свое сердце.

Полностью материал читайте в журнале "Конкуренция и рынок" № 5 (72) октябрь 2015

Популярные