USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Стоит ли показывать это туристам?

Журнал "Конкуренция и рынок" № 5 (78) 2016 | Аркадий Граховский

В проекте «Серебряное кольцо России» описаны многие достопримечательные места и объекты культурного наследия (ОКН) Северо-Запада РФ, способные вызвать восторг и даже заставить глубоко задуматься. На фоне дивной северной природы видны руины и отстраненность местного населения от создания туристической инфраструктуры вокруг памятников культуры. Чем вызвано такое небрежение местных жителей к ОКН? Им не нужны высокодоходные рабочие места и чужды благоустроенная территория и приличное качество жизни?

МО, продемонстрируйте инновационность мышления!

Правительства многих стран, серьезно обеспокоенных развитием своих территорий, рассматривают туризм как одну из быстро развивающихся индустрий в мире. Люди хотят зрелищ, развлечений, отдыха и вкусной еды. Они готовы за это платить тем, кто предложит должным образом подготовленную инфраструктуру в дополнение к природным условиям и насыщенному историческому фону.


Объекты, включенные в проект «Серебряное кольцо России», могли бы конкурировать с аналогичными объектами из стран Прибалтики, Швеции и Финляндии. Однако почему-то даже беглый осмотр ОКН, предложенных к включению в туристический маршрут «Сойкинский тракт» (см. «КиР», сентябрь, 2016 г., № 4 (77)), свидетельствует, что туристы в Ленобласти не стали полноценными инвесторами. Деньги как россиян, так и иностранцев оседают в Финляндии, Эстонии, Латвии и Швеции, но почему-то не в Ленобласти.
На фоне дивной северной природы и под боком у мегаполиса Санкт-Петербург бывшие дворянские усадьбы имеют вид руин и вопиют об отсутствии инновационного мышления у чиновников Минкультуры, ответственных за развитие туризма в России.


Инновации в сфере туризма на уровне субъекта РФ произойдут, если должное инновационное мышление появится в головах чиновников комитетов (агентств) по развитию туризма и депутатов МО. Сейчас руины Ленобласти свидетельствуют, что многие ОКН медленно разрушаются и не приносят дохода в бюджет субъекта РФ. Создается впечатление, что комитет по развитию туризма и музейное агентство возглавляют люди равнодушные, и на них зря тратятся деньги налогоплательщиков. Сидеть на таком культурном наследии Ленобласти и постоянно издавать стон об отсутствии денег?..


Как нам сообщили, даже при полном пренебрежении к Копорской крепости как уникальному памятнику северных крестовых походов, истории Новгородской республики и войны с Ливонским орденом, этот ОКН за квартал посещают до 16 тыс. человек. При должной маркетинговой политике чиновников Минкультуры и Ленобласти можно увеличить количество посещений в 10 и более раз.


Однако так как жители Копорья сейчас не вовлечены в индустрию гостеприимства, они равнодушно созерцают, как крепость разрушается. Фактически Копорская крепость брошена и чиновниками. Почему крепость заброшена, и как этот ОКН органично вплести в туристический маршрут «Серебряное кольцо России», логично обсудить на проводимых в декабре в Петербурге международных форумах – культурном и туристическом. Но думаю, этого пока не произойдет. Почему, спросите вы, мудрые и вдумчивые читатели журнала «Конкуренция и рынок»? Полагаю, ответ вам хорошо знаком.


Внимание к ОКН, равно как и к национальной истории, не только позволяет развивать внутренний и въездной туризм, но и служат подтверждением патриотизма властей субъекта РФ и их нацеленности на повышение конкурентоспособности и развитие предприимчивости населения региона.
Когда же к власти приходят либералы, глобалисты, представители «пятой колонны» или казнокрады, сохранение ОКН не представляет для них ценности, скорее, даже наоборот. Придя к власти в октябре 1917 г., большевигенция агрессивно взялась за разрушение Русской Цивилизации, натравила недалеких людей на разрушение дворянских усадеб, церквей и гонение деловых людей.

Что может последовать за этим, можно было спрогнозировать. При новых «хозяевах» дворянские усадьбы теряли свою привлекательность, и некому стало организовывать индустрию гостеприимства. А без постоянных рассказов туристам об истории Северо-Запада России на фоне богатых коллекций краеведческих музеев местные жители сами стали забывать о своих корнях. Так иссыхают народные традиции, зарастают дороги к храмам, и жизнь получается какая-то безрадостная. А разве руины дворянских усадеб в Ленобласти не свидетельствуют, что может быть и другой вариант жизни, отличный от теперешнего?

Поляки начинают и выигрывают

Бережное отношение народа к своему культурному наследию всегда заметно. Такой народ и власти явно сдают тест на цивилизованность и патриотизм. Если с патриотизмом властей, в общем, все понятно, то при чем тут их цивилизованность? Когда власти создают условия, при которых о национальной культуре начинают заботиться широкие массы людей и особенно молодежь, это свидетельствует о преемственности взглядов поколений людей и сохранении основ региональной цивилизации.
Ярким и достойным уважения примером цивилизованного подхода к сохранению национального культурного наследия и его вовлечению во внутренний и въездной туризм могут служить чиновники и законодатели Польши.


Вот какой разговор состоялся в Польше у моего коллеги по журналу «Конкуренция и рынок» Дмитрия Митюрина с президентом фонда «Гэрэдитас» (Fundacji Hereditas), доктором-инженером Домеником Ягелло о том, как местные власти создают условия для сохранения культурного наследия. Наш корреспондент видел, с каким энтузиазмом поляки защищают свою историю и культуру.

КиР: Какие основные направления можно выделить в работе по сохранению культурного наследия?


Д. Я.: Закон о защите и охране памятников старины (принят 23 июля 2003 г.) предусматривает четыре формы защиты культурных памятников: запись в реестр памятников старины, признание памятником истории, образование культурного парка и установлeние защиты в местном плане землепользования или в решении об установлeнии размещения общественного капиталовложения. Запись в реестр обеспечивает памятнику старины крайне высокую степень защиты также в форме контроля со стороны судебных органов.
Не существует каких-либо временных цензов, которые ограничивали бы возможность внесения в реестр. Именно поэтому в реестр все чаще включаются объекты 1950–80-х гг. В 2007 г. в охранный список попал Дворец культуры и науки в Варшаве (1952–1955), построенный в стиле сталинских высоток. Этому решению предшествовали бурные дискуссии.
В Польше функционирует также список так называемых благ современной культуры, который включает 133 объекта, построенных в период от кануна Второй мировой войны до 1980-х. Правда, с юридической точки зрения, включение в этот список еще не гарантирует сохранения памятника, а скорее, обозначает такую необходимость.
Также в списках исторических объектов через гмины (муниципальные администрации) с февраля 2016 г. можно включить в гминный список учета памятников старины здания и памятники второй половины XX в.


С вступлением в ЕС Польша добилась возможности использовать в деле охраны памятников новые источники финансирования. Доступные в пределах европейских структур фонды, наверное, способствуют более эффективной защите и промоушену польского культурного наследства. Одно из перспективных направлений связано с использованием объектов индустриальной архитектуры. В старых заводах возникают центры культуры, театры, галереи, лофты и софт-лофты. Благодаря этому изменяются архитектурные пейзажи городов и районов, многие из которых деградировали и опустели в результате хозяйственных преобразований в Польше, следовавших с 1989 г.

КиР: Какие существуют льготы для бизнеса, стимулирующие фирмы участвовать в работе по сохранению культурного наследия? Какие из этих стимулов наиболее эффективны?


Д. Я.: Руководство многих муниципалитетов вводит налоговые льготы для предпринимателей, которые решаются на ремонт или рeвитализацию (оживление) исторических объектов – прежде всего каменных зданий постиндустриальной эпохи. Такие льготы очень хороши для обеих сторон: владелец несет меньшую налоговую нагрузку, а города улучшают свой имидж.


В успешном сохранении культурного наследия огромное значение имеют финансовые пожертвования, выплачиваемые организациям, выполняющим социально значимые функции, в том числе и фонду «Гэрэдитас». За счет этих пожертвований снижается сумма налогов, взимаемых с частных лиц и учреждений.
Интересной формой финансирования охраны и консервации памятников старины, пользующейся в Польше все большим распространением, является краудфандинг, то есть общественная опека памятников старины. Состоит она в том, что частные лица и учреждения уплачивают в пользу данного памятника старины, который требует немедленных реставрационных действий, небольшие суммы – дары (пожертвования). Если проектом заинтересyeтся большое число лиц и учреждений, то даже из небольших единичных взносов можно собрать значительную сумму. А уплачивающее лицо, как я сказал выше, может вычесть свой дар из суммы налогов.
Пионером в крадфандинге в пользу памятников старины в Польше стал именно фонд «Гэрэдитас» (Fundacja Hereditas). В чем это точно состоит, можно увидеть на сайте: http://www.zabytek.co/crowdfunding.

КиР: Как местные власти участвуют и стимулируют работу по сохранению культурного наследия? И чем они сами руководствуются в этой работе?

Д. Я.: Как я говорил, гмины ведут специальные реестры памятников старины. Каждое разрешение на строительство в пределах этих объектов должно согласовываться с реставратором памятников старины.
Один из направлений способствующих охране памятников старины – государственные дотации. Отпускаемые на это средства раз в год утверждаются министром культуры и национального наследия. Также воеводские управления реставрации памятников старины раз в год выделяют дотации на реставрационные, реставраторские и строительные работы, проводимые по предложению владельца памятника старины, вписанного в реестр памятников старины, или лица, имеющего такой памятник старины в прочном управлении. В свою очередь власти отдельных воеводств и городов объявляют однажды или дважды в год конкурсы грантов, в пределах которых можно просить о дофинансировании проектов, связанных с охраной и промоушеном культурного наследия. Однако эти суммы незначительны и касаются так называемых мягких действий: образование в сфере охраны памятников, издание специальной литературы, промоушен. Государственными дотациями пользуется также фонд «Гэрэдитас», выпуская с их участием журнал «Встречи с памятниками старины» (Spotkania z Zabytkami) – это старейший в Польше журнал, посвященный охране памятников и выпускаемый с 1977 г. («Гэрэдитас» издает его с 2010 г.).
У культурного наследия огромный потенциал, и его защита может способствовать не только сохранению ценных объектов для будущих поколений, но тоже приносить вполне конкретные прибыли их владельцам. Впрочем, по моим ощущениям, этот сегмент рынка в Польше вне примеров рeвитализации больших комплексов промышленных зданий развивается пока что главным образом в секторе бизнеса.

Конечно, компетентный поляк много мог бы рассказать своим коллегам из России о том, как преодолевать проблемы финансирования реставрации памятников, если бы те захотели его слушать. Но у наших чиновников от культуры явно какие-то другие интересы, и восстановление Копорской крепости, возвращение жизни в дворянскую усадьбу или возможность помолиться в древней деревенской церкви переносятся ими на более поздний срок. Сейчас у них есть дела поважнее. Но что может быть важнее сохранения национальной культуры и института семьи? Не будет детей – страна быстро будет поглощена другими народами. Пренебрежение национальной культурой быстро делает юное поколение космополитами, для которых родина там, где сытнее жизнь.

Навевающие грустные мысли русские развалины можно снести, но станем ли мы от этого нравственнее, патриотичнее, и что будем демонстрировать туристам, которые что-то слышали о тысячелетней истории Руси?
Д. Митюрин, вернувшийся из очередной поездки в Польшу, где он представлял свою книгу «Паскевич. Умиротворитель Европы», поделился своими впечатлениями о сохранении памятников культуры в маленьких польских городках и деревнях: «В эпоху урбанизации для маленьких населенных пунктов единственный шанс на выживание заключается в развитии индустрии гостеприимства, особенно если в нем или поблизости располагается памятник культуры. Так повсеместно происходит в Западной Европе. Часто бывая в Польше и общаясь с коллегами-историками, отмечаю – там в каждом городке общественная жизнь крутится вокруг двух объектов: костела и музея. Музей – это не только обычный в нашем понимании краеведческий музей, по насыщенности которыми Польша лидирует в Европе, дворянские усадьбы, частные музеи и разного рода специализированные и технические музеи. Поляки вызывают у меня восхищение не только серьезным изучением славянства, но и трепетным отношением к своей истории и, как следствие, умением ее коммерциализировать. В этом плане поляки ничем не уступают итальянцам, испанцам, англичанам и шотландцам.


После Второй мировой войны поляки вкладывали огромные деньги в реставрацию памятников архитектуры и практически из руин подняли Варшаву. Сейчас Польша располагает сильнейшей школой реставрации, вносящей заметный доход в национальную экономику. Впечатляет реставрация Мариенбурга – резиденции Тевтонского ордена Мальборн, ставшей источником дохода для 40-тысячного города.
Копорская крепость в Ленобласти по своему значению для крестоносцев не может соперничать с Мариенбургом. Но стать источником дохода Ломоносовского района и Ленобласти крепость точно имеет все основания. Чиновникам Ленобласти стоит только захотеть увидеть ее потенциал.
Вокруг Копорской крепости, так же как и усадьбы Гостилицы, следует выстроить частные объекты индустрии гостеприимства. Когда придут частные инвесторы, туристический поток значительно возрастет, а с ним – и доходы МО и Ленобласти.


Сейчас эти два ОКН зрелищностью не обладают. Причины этого банальны – равнодушие чиновников и неурегулированность вопроса собственничества. Пока областные чиновники прикрываются своим бесправием проявлять инициативу и нежеланием наказания со стороны Росимущества и Минкультуры, Копорская крепость и усадьба Гостилицы медленно разрушаются. Тема спасения этих ОКН достойна специального рассмотрения на Международном культурном форуме в Санкт-Петербурге.
Если сами российские чиновники не знают, как оживить Копорскую крепость и усадьбу Гостилицы, то пусть пригласят поляков. Могу этому поспособствовать. Как историк и член Военно-исторического общества России, думаю, профессионалов чиновникам надо искать в России, и они их непременно найдут».

Продолжение читайте в журнале "Конкуренция и рынок" № 5 (78) 2016
 

Популярные