Русский язык — наше конкурентное преимущество

Журнал "Конкуренция и рынок" июнь 2007 №2 (34)

У американцев есть такое понятие — «self-maid man» — человек, который сам себя сделал. По-русски будет короче: самородок. К Драгункину применимы оба этих термина. Потому что Александр ДРАГУНКИН — это человек-бренд.

Еще десять лет назад, рискну утверждать, это имя мало кто знал — разве что его студенты, друзья, знакомые, родственники. А сегодня он у всех на виду, сегодня мы читаем его книги и фактически каждый из нас знает его. Методика изучения английского языка «по Драгункину» популярна и любима не только в России, но и в других странах. И никто уже не удивляется, что его ученики начинают спокойно говорить на правильном и богатом английском всего через пару занятий. Российская пресса муссирует информацию о том, что даже президент России и его дочери выучили английский по учебникам Александра Драгункина!

Для чего большинство людей изучает иностранный язык? Чтобы поехать в другую страну и там общаться с иноземными жителями — для бизнеса, или для отдыха, или просто так. То есть язык вам нужен для того, чтобы пользоваться им как инструментом получения и передачи информации. По идее, вам не важны правила, исключения и прочая ерунда — иностранный язык вас интересует не как ЦЕЛЬ сама по себе (если вы не лингвист и не собираетесь им стать), а как СРЕДСТВО для достижения другой, истинной цели. Это первый постулат моей методики.

Возьмем такую аналогию: если Вы, например, захотите пользоваться машиной, то Вам нужно будет научиться управлять ею и знать, как она устроена, чтобы (в случае необходимости, и то не всегда) иметь возможность сделать маленький ремонтик — не более! Традиционный же преподаватель заставляет Вас зазубривать наизусть «химический состав металла, из которого делается футляр пятого болта 39-го крепления прокладки запасного бампера» — и еще дерет с Вас за эту муть ох какие деньги!

Другими словами, традиционный преподаватель объектом изучения делает сам язык и заставляет ученика корпеть над «их» замшелым, устаревшим вариантом английской грамматики, практически не нужным для достижения истинных целей самого учащегося. А я считаю, что прежде всего нужно научить человека тому, как на чужом языке выразить уже имеющиеся у него мысли и/или желания. То есть, отвечать на вопрос: «КАК сказать по-английски это или то?», или «ЧТО нужно сделать, чтобы выразить такую-то мысль?». А не изучать, например, причины, по которым в этом английском слове на этом месте стоит буква «s»...

Отсюда вывод: нужно отказаться от абсолютно непроизводительных затрат времени и усилий на изучение правил чтения английских слов. Это второй постулат. Ребенок может прекрасно говорить на том или ином языке — но не уметь читать! А взрослый человек, в свою очередь, никогда не читает слово по буквам — он глазами схватывает слово целиком, не раскладывая его на «составляющие»... Так же и у меня: в процессе занятия мои ученики запоминают, как английское слово и выглядит, и произносится — и они могут СРАЗУ ЖЕ этим словом пользоваться.

Именно поэтому мой курс состоит всего из 10 занятий, и уже на первом занятии мои ученики-нулевики спокойно (и правильно!) складывают английские предложения типа «Он чинит машины своего отца» и “Она хочет, чтобы мы пришли к ней”! А на втором-третьем занятии они уже сами говорят: «Я бы каждый день покупала новые машины, если бы у меня были деньги!».

А о третьем постулате мы говорили в самом начале: в изучении любого иностранного языка нужно идти от языка родного. Поэтому я очень часто демонстрирую учащемуся случаи сходства родного языка с чужим и в грамматике, и в лексике. Ведь учащемуся гораздо легче усваивать материал, основываясь на понимании этого материала, на видимых и явных (не подтасованных и не случайных!) аналогиях… Такие принципы, такая методика изучения английского абсолютно прозрачна и понятна каждому.

А новые цели преподавания сразу привели меня к созданию новой грамматики английского языка. Потому что старая грамматика служила старым целям — долговременному вытягиванию денег из кошелька учащегося и тому, чтобы как можно дольше держать ученика «на англоигле»...

— Постулаты выражают цели и подходы к обучению А сама методика? На чем она основывается?

— Всего два основные правила, остальное — их логические следствия. Первое: “B полном и правильном английском предложении обязательно наличие глагола в любой форме”. Второе: “B полном и правильном английском предложении обязательно наличие субъекта (то есть действующего лица)”. Англичане никогда не говорят: «Mне нужно» — они скажут: «Я нуждаюсь» («I need»). Они не говорят «Mне хочется» или «Mеня повесили» — a только «Я хочу» и «Я был повешен». Это моментально ставит все с головы на ноги, выводя при этом на созданные мной «Русско-Русские Формулы» — а создав их, можно шуровать по-английски слово в слово. Вместо «Мне страшно» — «Я испуган», вместо «Мне некогда» — «Я не имею времени» и т.д.

Нет у меня и проблемы артиклей — есть данность, условие такое: английское существительное нельзя оставлять «голым». Я против самого слова «артикль», это искусственно созданная категория. У меня есть так называемые «обязательные определители» — в их состав входят в том числе и слова «a/an» и «the». Эти слова – просто один из видов определителей, роль которого — сообщать человеку о степени знакомства или незнакомства с тем или иным предметом. По-английски нельзя сказать: «Я читаю книгу». Книгу нужно «одеть» — нужно говорить: «Я читаю мою книгу, твою книгу, его книгу, нашу книгу, ту книгу, какую-то книгу, некую книгу», а еще — «Oдну книгу» (вот вам «a book») или «Tу самую книгу» (the book). «Голой» книгу нельзя оставлять, а во что вы ее «оденете» — для грамматики неважно… И, кстати, Вы знаете, что в русском языке тоже есть «артикли»?! Вот, к примеру, я говорю: «А кошка-то где?» Это, извините, «the cat». «Все ушли, а девчонка же осталась!» Это что, не артикль?.. A в южнославянских языках артикль существует легально. Например, в болгарском «the stol» будет «стол-от». Соответствует нашему «-то»… Простота и прагматизм — вот качества верной методики.

— Именно изучение английского языка привело Вас к мысли, что русский язык лежит в основе других языков?

— Все пошло из лексики. В основном на занятиях я даю структуру языка, структуру английских фраз и учу их строить. Мой лозунг: «Правильный английский — с первого подхода». И раньше я считал, что слова — не проблема, слова можно брать из словаря. Но потом задумался: как помочь ученикам в заучивании лексики? И докопался до происхождения английского слова «seсret», с которого все и началось…

— Если языки, как Вы показываете, родственные, то все же: почему все языки произошли из русского — а не наоборот? Почему — они у нас заимствовали, а не мы у них? Из чего это следует?

— Правильный вопрос. Расскажу: анализируя мировые языки, я дошел до пракорня, из которого возникли все остальные корни всех слов. Пракорнем оказалось сочетание звуков, самое простое для человеческой артикуляции. Позже я обнаружил, что все русские корни являются модификациями этого пракорня. Вот где собака-то зарыта! Русский язык доводит нас до дна мира, и в нем зашифрована матрица мироздания. Это язык, на котором Создатель говорит с нами, — а мы можем говорить с Создателем!

Уверен, что наш язык вообще был создан искусственно. Был создан один пракорень, потом из него путем различных модификаций создавались корни, а уже из них — кусты слов. И в русском языке есть всё! И пракорень, и его варианты, и первоначальные корни, и целые кусты слов, «выросшие» из этих «кустов». А в других языках — только отрывки, они построены хаотично, и было непонятно, откуда что. Теперь-то ясно, откуда — потому что русский язык дает ту целостность, благодаря которой и остальные языки получают свой смысл. Это первый аргумент.

Вот, к примеру, шутливый куст слов, который я обнаружил совсем недавно. Есть русские слова: «брюк-и», «штан-ы», «трус-ы», обозначающие мужскую одежду. Откуда они? Можно долго размышлять, пока не заметишь в них нечто общее. Заметили? Ну как же! Смотрите: брюк-и — брюх-о, штан-ы — стан, а трус-ы — торс, конечно! То есть общее у этих «аксессуаров» то, что они закрепляются в одном месте – и это видно только в русском языке!

Второй аргумент в пользу русского языка: только у нас (только в праязыке!) встречается дуализм. Это когда из одного корня, обозначающего определенную категорию, путем легких манипуляций были созданы понятия противоположного значения. А теперь примеры — как же без них? Сейчас засмеетесь! Почему этого никто прежде не замечал?!. Вот смотрите: «С-ЛУХ — Г-ЛУХ» (один корень «ЛУХ» и разные приставки), «МАЛ-ый — БОЛ-ьшой» (чередование близких губно-губных звуков), «ХОЛ-одно — ГОР-ячо» (чередование плавных согласных). Это очень красиво, согласитесь! Только в праязыке возможно такое: когда одна категория обозначалась одним и тем же сочетанием звуков, а потом внутри категории понятия разводились по полюсам, образовывались пары противоположных значений.

В принципе можно проследить всю историю создания языка. И самое интересное: в русском языке всегда есть оба варианта производных от пракорня. В других языках этого нет! Например, возьмем одну из форму пракорня «ПХАЛ- или -ПХЕЛ-». У нас есть и слова типа «о-ВАЛ» (то есть круг, часть окружности) и слова типа «КОЛ-есо» (это тоже круг). Вы видите, у нас пошло и туда, и сюда. А у англичан, например, только «BALL» … Вывод прост и фундаментален: русский язык — самый логичный, самый емкий и при этом самый богатый из всех.

— А почему сейчас такое отношение к русскому языку? Английский все приветствуют на ура, а к русскому, мягко скажем, прохладное отношение. В других странах не особенно много желающих изучать русский язык. Почему так? Похоже, Ваша теория объясняет и странное отношение мира к русским.

— Точно! Его иногда называют даже страхом. Но ведь страх — это лишь разновидность уважения, хотя бывает и наоборот… Русских каким-то образом вычленяют, и я думаю, что это — подсознательная память предков. В глубине души «они» помнят, кто — они, и кто — мы.

Народ существует столько лет, сколько существует его язык. И если русский язык является праязыком, то значит, именно русский народ — самый древний. И значит, у России более великая история, чем мы доселе себе представляли. В давние-давние времена весь мир был одной большой Русью. На это есть исторические указания. Весь мир управлялся из единой метрополии, и вся собственность принадлежала центральной власти. А когда произошел раскол древнего мира на национальные государства, то местные властители узурпировали власть и присвоили себе собственность, принадлежвшую метрополии. Поэтому я считаю, что фальсификация истории и намеренное принижение роли России во всемирной истории были вызваны чисто экономическими причинами. Было сделано все, чтобы в истории не осталось и следов того, что собственность когда-то принадлежала центральной власти.

— С помощью анализа языка Вы проникаете в далекие века?

— На тех явлениях, которые мы сейчас наблюдаем на пространстве бывшего Советского Союза, мы можем как на модели видеть те глобальные процессы разделения метрополии на отдельные княжества-государства, которые происходили в далеком прошлом… Язык расслаивается на диалекты — это естественное явление. И даже в русском языке есть множество диалектов, хотя в России нет такого, как в Китае, когда северянин не понимает южанина.

Еще двадцать лет назад украинский язык не имел и половины той лексики, которая есть сейчас. Я очень люблю этот язык, он красивый, в нем много древнего — но 50% украинской лексики создано заново. Лет двадцать назад на украинском языке трудно было прочитать лекцию или произнести речь — а сегодня это можно сделать свободно. Украинцы вспоминают старые слова, создают новые, язык бурно развивается.

А как иврит был воссоздан? 2000 лет назад на иврите невозможно было бы писать современные статьи или научные работы, но язык был воссоздан. Сербский язык также был создан практически с нуля. Когда Сербия получила независимость, единого языка не было. Но сербские ученые собрали местные диалекты, выбрали из них один, который их устраивал, и «создали” сербский язык.

Я убежден: лет 800 назад языком интернационального общения был русский! Меня к этому выводу привели факты, которые я обнаружил в нашем языке. Но есть и исторические свидетельства — косвенные (другие были стерты из истории). Вот, пожалуйста — гениальный Леонардо да Винчи, его афоризмы. И там есть такая фраза,  сказанная им в XV веке: «Сейчас идет большой разброд. И неужели наступят такие времена, когда немец перестанет понимать турка?..». Вдумайтесь! У Леонардо не было причин говорить иносказательно. Так о чем он говорит нам?

— Видимо, о том, что в те времена немцы и турки понимали друг друга…

— Конечно. Языки тогда были гораздо ближе друг к другу, а потом языки разошлись. Или был один международный язык общения. Для меня совершенно ясно, что этим языком был русский!

Кто-то говорит, что таким единым языком могла быть латынь. Но это неверно. В своей книге «5 сенсаций» с помощью анализа конкретных слов я демонстрирую, что латынь не является прародителем романских языков. В лучшем случае латынь — это один из романских языков. И в итальянском, и в испанском есть следы, указывающие на то, что эти языки более старые, чем латынь…

— Сегодня, когда русский язык становится примитивнее «благодаря» Эллочкам-людоедкам практически на всех телеканалах, когда на каждом шагу слышишь мат на мате, когда в российских школах больше внимания уделяют английского языку, а не русскому… В противовес всему этому Ваши идеи показывают, что русский язык — это наше “конкурентное преимущество” в мире. Или может стать таковым?

— Моя идея глубже. Первое: я считаю, что гегемония английского языка — это искусственно созданная диверсия. Картина складывается очень конкретная. Еще 50 лет назад английский язык не был таким популярным. В наших школах преподавали и французский, и немецкий - люди могли выбирать, не было того засилья английского, какое есть сейчас. И вдруг английский просто попер по всему миру! Заметьте еще: за последние 50-100 лет этот язык очень сильно изменился — и это тоже целенаправленная акция. На наших глазах он сильно упростился, стал более легким для восприятия и изучения.

Второе: английский язык искусственно внедряется в общественное сознание и становится атрибутом общественной жизни не потому, что на этом языке удобнее общаться. Я считаю, что экспансия английского языка направлена абсолютно конкретно на то, чтобы преуменьшить роль языка русского, преуменьшить роль России… Нужны доказательства? Пожалуйста! Вы вспомните, на каком языке общались казах с литовцем еще 20-25 лет назад? На русском. А эстонец с латышом на каком языке говорили? А венгр с поляком? Тоже на русском. Даже народы соседние — как китайцы с индийцами — общались между собой по-русски, потому что преподавание китайского языка в Индии и хинди в Китае было несравнимо меньше, чем преподавание русского языка в этих странах. Русский язык был языком международного общения от Берлина до Ханоя! И этот единый мир, это единое культурное пространство было развалено в одночасье.

Конечно, было многообразие национальных культур, но все эти народы через русский язык имели доступ к русской культуре и языком объединялись. И этот единый мир был развален — именно внедрением английского языка. Это конкретная диверсия, очень умная, очень точная. Она пришла через субкультуру, через джинсы, через музыку, через кино. Я не ретроград-большевик, я просто анализирую факты. И вижу, что эта диверсия пришла вместе с элементами западной культуры. Она принесла другой язык, она разрушила наше единство и она наполнила наши головы материальными интересами. Это всё — составные части единого целого.

— Предположим, что Вы правы. И что же теперь?

— Я бы не стал об этом говорить, если бы не видел путей выхода из ситуации. Такой путь есть. Напомню, совсем недавно мой лозунг был таким: «Я сделаю так, что знание английского языка в России будет приравниваться не более чем к знанию таблицы умножения». А сейчас мне хочется большего: «Русский язык станет языком новых аристократов, а английский останется языком плебеев, париев, масс!». Путем облегчения процесса изучения английского я хочу довести его до уровня не более чем эсперанто. Нужно уменьшать «социальную значимость» английского. Знание английского языка должно потерять элемент элитарности. Оно должно перестать быть обязательным для социального роста, для карьерного продвижения. Оно должно быть нормальным и естественным — как знание, допустим, молодежного сленга. И не более!

А параллельно мы должны восстанавливать роль русского языка. Русский язык нужно сделать привлекательным. Знание русского должно приобрести налет элитарности. Знанием русского нужно гордиться! А это, согласитесь, — государственная задача. И она может быть решена.

— Вы говорите «нужно», «должны»… А как это сделать?

— Экспансия русского языка — это не розовые мечты. Это огромная прибыль, огромные деньги, огромный бизнес для страны. Для Великобритании, скажем, самая главная статья дохода — это английский язык. Не только от распространения английской литературы, учебников, путеводителей и прочего — колоссальный доход идет от студентов, которые приезжают в Лондон учить английский язык. То же самое можно сделать и с русским языком.

Но нужно не просто возродить интерес к русскому языку в России. Россия заслуживает того, чтобы, во-первых, ей вернули собственную историю, во-вторых, она должна вновь занять свое место в мире... Для того, чтобы пробудить интерес к русскому языку во всем мире, мы и должны продемонстрировать, что русский является праязыком. Что он является языком человечества. По сути, это создание новой идеологии, потому что вместе с русским языком туда — на Запад и на Восток — придет наша новая идеология. Это будет идеология, нацеленная не на достижение материального успеха, а на истинные ценности. Речь идет о замене жизненных приоритетов, об изменении всех устремлений общества — с материальных на истинные.

Но фишка еще и в том, что сама экспансия русского языка может стать крупнейшей статьей нашего экспорта. Что дают углеводороды? Да ничего, только вагоны резаной бумаги, оседающей в банках. Но это ничто, воздух, цифры на бумаге… На эту зеленую бумагу можно что-то купить только потому, что все договорились об этом. А если мы откажемся принимать эти бумажки? Если они станут нам не нужны?.. Ведь это только сегодня такая идиотская цивилизация, в которой «две тонны металла и пластика везут одну задницу на встречу с другой задницей для подписания очередного контракта о поставке 59-го вида женских прокладок”. И это было все сделано специальным образом. И Россия всегда была против этого. Россия сохраняла другие ценности.

А замена истинных ценностей на материальные — это абсолютно конкретная работа по покорению человечества. Если у вас отобрали ценности истинные и заменили их материальными, искусственно созданными, — то вы уже стали рабом! Вы уже не думаете о стране, не думаете о Боге, не думаете о своем соседе, не думаете о здоровье. Вы думаете о новой квартире, о новой машине, о том, что нужно купить новую рубашку «с застежкой налево», о том, что «в новом сезоне воротничок будет другим» — и так далее, до бесконечности. Это просто бред! Но вы становитесь управляемым. У вас перед глазами висит морковка в виде «рубашки», в виде «другой» машины. И по этой машине вас будут оценивать! Не по тому, насколько вы добрый или ласковый, заботитесь ли вы о близких, о стариках, о детях, — а по то тому, насколько навороченную груду железа вы имеете, какой она формы и какого цвета!.. Это - намеренно созданная система управления людьми, красиво, круто сделанная. Это - уничтожение народов и превращение всего человечества в единообразную биомассу, которая бежит к кормушке, когда и куда скажут. Биомасса, которой легко управлять. Сегодня юбка длиннее — завтра покороче, сегодня брюки узкие — завтра широкие, и человек висит на этих веревочках и выполняет роль, которую заказывает кукловод…

Если мы продвинем русский язык, русскую культуру, то значит, сможем изменить и приоритеты, изменить идеологию. И для этого не надо давить, не надо нажимать — нужно просто показать наши преимущества. А они у нас есть. И прежде всего есть преимущество, которого нет ни у кого — наш русский язык, праязык человечества. С этим теперь уже не поспоришь!

Следующий шаг — создать ореол элитарности русского языка. В средние века образованные люди должны были знать латынь. Сегодня китайцы или жители Сингапура учат английский для того, чтобы «выбиться в люди». А нам надо сделать так, чтобы без знания русского нельзя было войти в мировую элиту. Русский язык должен стать языком всемирной аристократии. Нужно создать образ такой силы, чтобы сын дворника где-нибудь в Бронксе по ночам учил русский язык, чтобы пробиться наверх в социальной иерархии, чтобы войти в аристократию. И мне это по силам!

Готов повторять снова и снова: России нужен сильный центр экспансии русского языка. Там должны работать очень сильные и амбициозные менеджеры мирового уровня, чтобы продвигать русский язык как продукт, чтобы создать новую реальность ... Приемы продажи и промоушена известны. Надо только создать такой центр — поставить такую задачу как приоритетную для государства. И тогда настанет Век русского языка!

— Ваши аргументы впечатляют. И заставляют задуматься…

— Я против слова «аргументы». Я только демонстрирую очевидное (для меня) и я никогда не категоричен. Вот мои примеры категоричны — но это другое дело.

Скажем, сегодня весь мир путешествует — «охота к перемене мест», как писал Пушкин. Но посмотрите: приезжают эмигранты из России в Австралию или Канаду, проживут десяток лет — и все равно остаются теми же русскими. Они не становятся за рубежом канадцами, австралийцами, немцами, американцами или французами. А если какой-то немец или англичанин, даже негр поживет у нас в России, он станет наполовину русским. Сколько мы знаем таких русских негров!.. Но ведь это факт: мы не становимся в другой стране чехами или испанцами. А они в России орусачиваются, русеют. Почему такое происходит? Да потому что наши традиции и нормы поведения, наш образ жизни наиболее органичны для человека на этой Земле… Сравните: человек из тайги, сибиряк приедет в США — и американец приедет в тайгу, в Сибирь. Кто скорее изменится? Конечно, американец.

Другой пример: вспомните, как наши делегации в советские времена приезжали за рубеж. Они с недоумением смотрели на «ихнюю» экзотику — дескать, а вот у нас и не то есть! Потом бегали по магазинам за шмотками, садились в номере, пили водку, ели селедку и пели «Катюшу». А на все заграничные радости смотрели свысока… Откуда это? Это генная, наследственная память, память многих поколений предков, хозяев из метрополии. Мы везде дома. Например, я стоял на Пятой авеню в Нью-Йорке рядом с небоскребом, задрав голову вверх на 90 градусов, и знаете, о чем думал? Уж не об их «величии» …А о том, как технически они отгрохали такую махину? И о том, почему она не проваливается под землю?

Никакого восторга перед Америкой я при этом не испытывал. И это нормально. Потому что знал: мы такое можем. Хоть Левшу вспомните, хоть Данилу-мастера, хоть Калашникова, Яблочкина или Сикорского. А телевизор кто изобрел?.. Нам есть чем гордиться… И я знаю главное: наш суперприоритет — это русский язык. И подтверждение этому я встречаю на каждом шагу. Например, «виндоуз»…

Возьмем английское слово «wind-ow» («окно»), известное всем работающим на компьютере. Откуда оно взялось? Одни «остепененные знатоки» говорят, что окно делали «для проветривания» — поэтому производят его от германского слова «wind» («ветер»). Другие утверждают, что «окно» — это «доступ к потустороннему миру», и кроме того, «объект, создающий опасность», — поэтому они соотносят слов «wind-ow» с древнесеверным словом «vandr» («плохой, злой»). А откуда окончание «-ow»? И если «окно создает опасность», тогда зачем его нужно было прорубать? И окна «для проветривания» — тоже бред полный. Дом надо было утеплять, а не проветривать, и раньше свежесть воздуха людей мало волновала (ведь даже скот  вместе с собой селили...).

А теперь представьте, что вы построили новый дом без окон — какая проблема возникнет, а? Правильно! Ни хрена ж не ВИДНо! Значит, нужна дырка в стене, чтобы все ВИДеть можно было. Вот вам и «WinD-OW» — то есть «ВИДНя» или «ВИД(н)-ОВня». В польском языке, к примеру, есть такое слово «WIDOWNia» («витрина»), то есть окно, в котором «ВИДНо».

Вспомним другое «компьютерное» словечко — «delete». Откуда оно? Для того, чтобы ответить, напишем его перевод. Что оно означает? Верно, «с-терет-ь, «у-далит-ь». Перепишем по-моему, выделяя костяк согласных: «с-ТеРеТь», «у-ДаЛиТь». Отсюда, путем естественной замены согласных и гласных и получаем: «DeLeTe»!.. Вы видите: американцы и англичане, латиняне и французы — весь мир таскал у нас по словечку, по фразочке. А теперь мы должны учить «ихние» языки?! Пора вспомнить, кто мы! Как это сделал Илья Муромец, к которому пришли калики перехожие. Тридцать лет пролежал на печке без движения — но встал! И оказалось, богатырь!..

Взгляните с моей точки зрения на русские сказки. И вы увидите: в них сохранилась память подсознания и державный менталитет русских — как отголоски былого всеприсутствия, безмерной экспансии и неограниченных возможностей. Русский герой борется c Кощеем Бессмертным или со Змеем Горынычем, а европейский — с «семью мухами”. Отправляется наш Иван только «за царевной”, на край света или в тридесятое царство за семью морями. А у них действие ограничено замком, лесом или городом. У них локальное место, а у нас — весь мир…

Вывод прост: нам тоже пора «слезать с печи». Пора действовать, активно, даже агрессивно. Пора работать, чтобы продвигать русский язык. Это главная наша основа. Праязык всех остальных языков мира. Язык, на котором мы можем общаться с Создателем.

Беседовал Евгений ГОЛУБЕВ

Полностью материал читайте в журнале "Конкуренция и рынок" июнь 2007 №2 (34)