USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Инновационное развитие России без появления «предпринимательского государства» невозможно

Ситуация в российской экономике остаётся тоскливой и тревожной. Тоскливой потому, что макроэкономические прогнозы Министерства экономического развития далеко не оптимистичны. Тревожной потому, что ни это министерство, ни вообще бюрократический аппарат ничего не предпринимают для перелома ситуации.

Например, сейчас в экспертном сообществе широко обсуждается новая задумка федеральных чиновников - Программа «Цифровая экономика», задача которой, ни много ни мало, «запустить масштабную системную программу развития экономики нового технологического поколения». Структурно и организационно эта программа пока что сырая и слабая. Под её действие попадают лишь малая часть рынков и отраслей экономики, которые следовало бы «цифровизировать» - «умный город», госуправление, цифровое здравоохранение и образование. Мы не видим здесь ни отраслей реального сектора, ни динамично растущей электронной торговли (впрочем, обещано расширять список отраслей по мере реализации программы). Таким образом, возможности для развития малого и среднего предпринимательства благодаря такой программе также особо не просматриваются.

Но основная соль любой программы это всё же не красивые лозунги, а механизмы её реализации. И здесь мы предоставляем слово главному инициатору и ответственному за программу – главе Минкомсвязь РФ Николаю Никифорову: «Мы должны создать среду, в рамках которой всячески будем поощрять инновационные процессы и инвестиции в инновации, исследования для того, чтобы соответствующая технологическая революция поддержала эту цифровую трансформацию». То есть, собственно, механизмов реализации как таковых нет, за Правительство и другие органы власти все сделает «соответствующая технологическая революция», а роль создателей программы заключается в «поощрении», «координации», «стимулировании» и прочих словоформах, обозначающих курс на отстранение государства от руководства экономикой и нежелание брать на себя инициативу и риски по реализации действительно прорывных проектов. Даже «длинных денег» предпринимателям на реализацию программы давать не, ведь по-прежнему очень важно не мешать Банку России таргетировать инфляцию.

Такая позиция федеральных чиновников – результат глубокого проникновения неолиберализма в массовое сознание. По всему миру экономисты неолиберального толка без устали повторяют, что роль государства должна быть сокращена до минимума в целях «посткризисного восстановления» и «раскрытия предпринимательского и инновационного потенциала». Ключевые мировые издания, такие как The Economist, представляющий государство исключительно как гоббсовского Левиафана, регулярно играют на контрасте, описывая «динамичный», «инновационный» и «конкурентоспособный» частный сектор в сравнении с «вялым», «бюрократизированным», «инерционным», «интервенционистским» государством. И делают это так долго и так упорно, что эти постулаты многими воспринимаются некритически, в том числе и многими представителями экономического блока Правительства Российской Федерации, которые озабочены в основном тем, как выгоднее приватизировать государственное имущество и промышленные активы. Эти «благие» намерения четверть века находящихся у власти либералов уменьшить роль государственного участия в экономическом развитии и дать волю пресловутой «невидимой руке» привели к откровенной слабой и совершенно не амбициозной экономической политике.

Роль государства в промышленной и инновационной политике давно требует теоретического и аналитического переосмысления. Большинство здравомыслящих людей понимает, что инновации не возникают на пустом месте, которое оставляет за собой государство, отошедшее в сторонку на позиции «наблюдателя» и «спонсора». Нельзя забывать, что большинство прорывных технологий, будь то био или нанотехнологии, Интернет или освоение космоса, являются результатом принятия на себя риска, большой смелости и предпринимательской (по своей сути) активности со стороны государственных институтов. Технологическая история 20 века написана не столько выдающимися учеными, изобретателями и предпринимателями, сколько государственными бюрократическими аппаратами Соединенных Штатов, России, Японии и стран Европы, которые не просто поддерживали их начинания, но и сами участвовали в формировании новых высокотехнологичных отраслей и рынков.

Однако сегодня дискурс захвачен сказочниками и пиарщиками, которые активно рекламируют образ эдакого единоличного гаражного «самоделкина», побеждающего косных бюрократов из правительства и больших корпораций. Стив Джобс «сам» придумал iPhone, а Сергей Брин в одиночку создал Google. И российские чиновники полагают, что своими фрагментарными программами они помогут появлению в России своих гуглов и айфонов. Но о чем забывают многие, рассматривая истории успеха, так это о том, что большинство технологических разработок, составивших айфон, результатом целенаправленных государственных инвестиций по цепочке создания инновационных технологий, а детище Брина появилось благодаря гранту от государственного фонда National Science Foundation. Кроме того, мало кто знает, что болшинство из самых инновационных молодых компаний в США финансировались не частным венчурным капиталом, а государственными венчурными фондами, например, через программу государственной поддержки для наукоемких и высокотехнологичных малых бизнесов Small Business Innovation Research (SBIR) и Small Business Technology Transfer (STTR).

Из этих примеров можно извлечь ценный урок, хотя и в российской истории мы можем отыскать немало примеров того, как наше государство выступало в качестве главного предпринимателя. Это и Транссиб, и освоение космоса, и многие другие крупные государственные программы. Роль государства заключается не только в сглаживании «дефектов рынка» или «выборе чемпионов» промышленных отраслей, которых срочно нужно накачать деньгами. Напротив, именно пассивность экономического блока нашего либерального правительства ведет к нецелевому расходованию средств наших налогоплательщиков, а не мнимое «чрезмерное участие» государства в экономике.

Сегодня мы нуждаемся не только в национально ориентированном и ответственным перед народом, но и целеустремленном, инициативном, «предпринимательском» государстве, способным брать на себя ответственность и риски и использовать накопленный промышленный и научный потенциал в интересах роста национального благосостояния. Это государство-созидатель, государство-творец, ведущий инвестор и ведущий инициатор новых амбициозных проектов.

Александр Травин, РЭОШ

Популярные