USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Прогнозирование объективных угроз интересам России

3 февраля 2017

Сергей МОСКВИН, руководитель направления КСМ, к. т. н., доцент БГТУ «ВОЕНМЕХ» им. Д.Ф. Устинова

Для одной части русской элиты февральский переворот 1917 г. был неожиданным, а для другой — желанным. Вот только предусмотреть последствия содеянного для себя и Русской Цивилизации они не смогли. В чем причина произошедшего? В отсутствии должного стратегического мышления и показательном невнимании к прогнозам экспертов. Кровавые события 1917 г. Россия могла бы избежать, если бы царь Николай II и его окружение не совершали одну системную ошибку за другой. Нежелание аристократии и бюрократии предвидеть будущее обернулось крахом Российской империи.

Проблема объективного научного стратегического прогнозирования, по-видимому, является ключевой для любой конкурентоспособной страны мирового сообщества. Это связано с комплексом причин:
— ускоренными темпами научно-технического и технологического прогресса;
— взрывным развитием и тотальным внедрением информационно-коммуникационных технологий;
— усугублением экологических проблем практически во всех регионах мира;
— нарастанием военных угроз, связанных с эскалацией региональных конфликтов и очагов нестабильности (Ближний Восток, Юго-Восток Украины, Средняя и Центральная Азия и т. д.);
— гипотетической возможностью применения в той или иной кризисной ситуациях ядерного и других видов оружия массового поражения;
— выводом на околоземные орбиты, а возможно, и на Луну, элементов военной инфраструктуры. (Авторитетные эксперты в этой области констатируют, что «война в космосе идет давно и интенсифицируется, несмотря на продолжающееся международное сотрудничество по ряду совместных программ»);
— широким внедрением в практику психотехнологий: психотроники, психоактивных веществ, программирования личности, парапсихологии и т. д.

Очевидно, что все это оказывает колоссальное влияние на политическую обстановку, экономику, социальную сферу, промышленное производство, современную цивилизацию и отдельного человека. Отметим дополнительно, что реальностью последних лет стали попытки ведения так называемых гибридных войн, включающих самый разнообразный спектр «активных мероприятий», направленных на ослабление потенциала противника.

Еще в V в. до н. э. древнекитайский философ и военачальник Сунь-Цзы в связи с этим писал, что предвидение является «причиной осведомленности правителя» и основой для принятия эффективных и мудрых своевременных решений. Рациональное управление во всех сферах — и, прежде всего, в сферах экономики, производства и интегральной безопасности — всегда предполагало как неотъемлемую функцию предвидение. В современных кризисных условиях объективное прогнозирование — основа для принятия выверенных и обоснованных решений, разработки реализуемых планов и программ –становится одной из приоритетных задач.

Остановимся главным образом на проблемах интегральной безопасности России. Понятие интегральной безопасности в реальной практике часто смешивается с так называемой комплексной безопасностью той или иной системы. Отметим, что комплексным уже будет считаться подход, если учтены хотя бы два подвида безопасности.
Интегральная же безопасность — есть состояние защищенности общества, личности, государства от всей совокупности объективно существующих и гипотетических угроз в настоящем, прошлом и будущем. Она естественным образом учитывает совместно главные направления и подвиды безопасности, такие как физическая, технико-технологическая, экономическая, экологическая, информационная, военная, космическая, антитеррористическая, государственная (национальная), личная и т. д.
Для дальнейшего строгого изложения и понимания материала необходимо четко определить ряд ключевых понятий и терминов.

Прогноз (forecast) — вероятностное утверждение о будущем с высокой степенью достоверности.
Предсказание (prediction) — аподиктическое (невероятностное) утверждение о будущем, основанное на абсолютной достоверности.
Антиципация (anticipation) — логически сконструированная модель возможного будущего с пока неопределенным уровнем достоверности.
«Будущее» включает такие понятия, как события, ситуации, сценарии, сюжеты, состояния систем, взгляды, оценки и т. д.



На рисунке 1 представлена типовая диаграмма степени информированности лица, принимающего управленческое решение о настоящем, прошлом и будущем. Из диаграммы следует, что любой конкретный человек, и даже группа специалистов-аналитиков, вынужден принимать решения при остром дефиците релевантной достоверной информации, полученной благодаря прошлому опыту (зона — Т). В любом случае при выработке того или иного решения приходится преодолевать «ямы незнания и барьеры недостоверности», что увеличивает риски фатальных ошибок и просчетов. Еще сложнее обстоит дело с зоной + Т, то есть с ближайшим и отдаленным будущим.

Очевидно, что получить надежные данные из этой зоны традиционными методами крайне сложно. Поэтому зачастую здесь наряду с использованием самых разнообразных методик прогнозирования и экстраполяции применяются парапсихологические и пси-технологии. Отметим особо, суммарный объем вероятностной информации о будущем на несколько порядков меньше, более резко экспоненциально во времени падает ее количество и качество, а также увеличиваются «мертвые зоны» и разрывы.

Для детального выявления объективных угроз с учетом глобальных цивилизационных конфликтов разумно рассмотреть в первом приближении структуру так называемой этноцивилизационной матрицы, представленной на рисунке 2. Важно отметить, соответствующие уровни матрицы пронизаны прямыми и обратными нелинейными информационными связями, и прогнозирование изменений необходимо проводить в каждом из представленных уровней, уделяя наибольшее внимание ее сердцевине.

Построение моделей будущего с использованием сугубо научного подхода является предметом прикладной науки — футурологии. Футурологию часто называют наукой о путях развития цивилизаций. Эта наука опирается на наблюдения, создание гипотез на базе полученных объективных исходных данных, их тестировании и внесении корректировок в исходные модели. В методологическом потенциале футурологии имеется целый арсенал выявленных закономерностей.

Примером такой закономерности может считаться обобщенный закон Мура, который говорит об экспоненциальном росте ключевых технологий, и в первую очередь вычислительных систем и биотехнологий с периодом удвоения от одного года до двух лет. Футурология позволяет аналитикам построить так называемые вероятностные карты будущего на глубину 20–50 и даже 100 лет. Реальное же стратегическое прогнозирование обычно ограничивается разумным сроком 10 лет, что объясняется тем, что точные количественные методы не играют в ее арсенале ключевую роль и эффективны только на близких горизонтах прогнозов.

Полностью материал читайте в журнале "Конкуренция и Рынок" № 5 (78) 2016

Популярные