USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Для всех участников налогового процесса

На портале уже говорилось о Постановлении КС от 08.12.2017 N 39-П. Посмотрим теперь, какие разъяснения дает ФНС своим территориальным органам по поводу взысканий  задолженностей перед бюджетом с дролжностых лиц организации - должника.

Письмо> ФНС России от 09.01.2018 N СА-4-18/45@ "О направлении для использования в работе постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2017 N 39-П"
рекомендует налоговым органам рекомендовано руководствоваться выводами КС РФ при взыскании причиненного бюджетам вреда с руководителя организации, обвиняемого в совершении налогового преступления.

Напомним, что снованием для обращения граждан Г.Г. Ахмадеевой, С.И. Лысяка и А.Н. Сергеева в Конституционный Суд Российской Федерации послужила неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), служащие нормативным основанием для решения вопроса о взыскании денежных сумм в счет возмещения вреда, причиненного бюджетам публично-правовых образований, по искам прокуроров и налоговых органов с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, связанных с неуплатой налогов организацией, или в отношении которых уголовное преследование в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям.
отмечено, что территориальным налоговым органам необходимо иметь в виду следующее.

1. Налоговые органы наряду с исками, прямо упомянутыми в статье 31 НК РФ, вправе предъявлять иски о возмещении вреда на основании статьи 1064 ГК РФ к физическим лицам, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки или уголовное преследование которых в связи с совершением таких преступлений, было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Данное право налоговых органов обусловлено возникновением гражданских правоотношений между причинителем вреда, совершившим действия, которые повлекли невозможность реализации налоговых обязанностей непосредственно налогоплательщиком либо принудительного их исполнения в рамках налоговых правоотношений, и потерпевшим - публично-правовым образованием. Восстановление нарушенного права публично-правового образования обеспечивается правовым инструментарием гражданского права (пункты 3 - 3.2, 5 - 6 Постановления N 39-П).

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что отсутствие в налоговом и гражданском законодательстве легальной дефиниции понятия "вред" само по себе не может рассматриваться как неопределенность, не позволяющая субъектам правоотношений единообразно применять установленные правила поведения и предвидеть наступление ответственности за их нарушение.

При этом, далее отмечается в письме ФНС, исходя из правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации об общих правилах возмещения имущественного вреда лицу, право которого нарушено (статья 1064 ГК РФ), истцу необходимо доказать факт неправомерного причинения такого вреда, а также и его размер.

К числу таких доказательств могут относиться, в том числе, материалы налоговых проверок деятельности организации-налогоплательщика, материалы предварительного расследования в отношении физического лица, к которому предъявлен иск о возмещении им вреда, включая сведения об установленных органом предварительного расследования фактических обстоятельствах совершенного деяния, содержащиеся в решении о прекращении уголовного дела.

Особое внимание с учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации налоговым органам необходимо уделять доказательствам причастности привлекаемого к ответственности физического лица к хозяйственной деятельности организации и влияния на ее действия.

В гражданских исках, отмечено далее в письме ФНС, налоговым органам необходимо указывать на презюмирование вины причинителя вреда, поскольку в силу указанной нормы бремя доказывания отсутствия вины возлагается на ответчика (пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25, пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 N 1 и др.).

2. Вред, причиняемый нарушениями законодательства о налогах и сборах, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня суммы неуплаченных налогов (недоимки) и пеней, как компенсации потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в установленный срок (пункт 3.3 Постановления N 39-П).
Штраф в сумму вреда, подлежащего взысканию с физического лица, не включается. При этом применительно к иным механизмам гражданско-правового регулирования, это не исключает права налоговых органов на предъявление к указанным физическим лицам требований о возмещении указанной суммы штрафа в качестве убытков в пользу должника - юридического лица в соответствии с положениями статьи 61.20 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"

3. При определении субъектов ответственности и степени вины каждого из них налоговым органам необходимо исследовать обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения иска о возмещении субъектами ответственности вреда. При этом отмечается, что выявленные факты и доказательства не связаны с основаниями для предъявления гражданского иска, но подлежат использованию налоговыми органами при заявлении ответчиком доводов о несоразмерности взыскания.

В отношении отдельных обстоятельств, влияющих на адекватность применяемых мер гражданско-правовой ответственности, налоговым органом необходимо учитывать следующее.

При определении факта и степени обогащения (выгоды) могут быть учтены такие факторы, как:
а) изменение уровня материального состояния физического лица и (или) связанных с ним лиц (в том числе членов семьи) в сторону улучшения в период, который может быть связан с совершением преступления (в том числе до и после непосредственного совершения налогового преступления), выразившееся в денежной (наличные, безналичные и электронные денежные средства в рублях и (или) в иностранной валюте) и (или) натуральной форме (движимое и недвижимое имущество, имущественные права, документарные и бездокументарные ценные бумаги и др.);

б) превышение (в том числе систематическое) расходов физического лица и (или) связанных с ним лиц (в том числе членов семьи) над официально установленными доходами в период, который может быть связан с совершением преступления либо после совершения налогового преступления;

в) наличие существенных активов у лица и связанных с ним лиц (в том числе членов семьи) при отсутствии обоснования и доказывания источников их происхождения;

г) прямое либо косвенное (путем создания схемы по распределению выгоды и убытков) направление средств юридического лица на обезличенного выгодоприобретателя (фиктивные юридические лица, подставные физические лица, структуры в иностранных юрисдикциях с осложненным либо невозможным к прослеживанию дальнейшим направлением движения денежных средств и др.);

д) любой иной прямой или косвенный финансовый (материальный) интерес, выгода, бонус, иные привилегии и преимущества, которые физическое лицо получило непосредственно или через третьих лиц, их размер

е) наличие иного личного интереса как мотива преступления (в том числе выгоды неимущественного характера, обусловленной такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п. (см. пункт 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2006 N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления".
При этом налоговым органам необходимо обращать внимание судов на то, что отсутствие доказательств непосредственного или косвенного обогащения (выгоды) причинителя вреда в связи с совершением противоправных деяний не может рассматриваться как основание для его освобождения от деликтной ответственности, поскольку факт получения выгоды от причинения вреда не указан в законодательстве как условие привлечения к возмещению вреда.

Налоговым органам необходимо исходить из того, что исходя из содержания норм статей 1080, 1081 ГК РФ снижение размера ответственности конкретного лица исходя из степени вины должно коррелировать с возложением оставшейся части ответственности на иное виновное лицо. При отсутствии вины иных лиц предполагается, что вина в причинении вреда в полном объеме лежит на его причинителе.

Далее, казалось бы, выглядит все повеселее:
Привлечение физического лица к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный публично-правовому образованию в размере подлежащих зачислению в его бюджет налогов организации-налогоплательщика, возникший в результате уголовно-противоправных действий этого физического лица, возможно лишь при исчерпании либо отсутствии правовых оснований для применения предусмотренных законодательством механизмов удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

Однако, как далее следует из Письма, указанные Конституционным Судом Российской Федерации ситуации исчерпания (отсутствия) возможности применения различных механизмов удовлетворения налоговых требований, служащие основанием для обращения в суд в рамках статей 15, 1064 ГК РФ, в частности, могут возникать при наличии любого из следующих обстоятельств:

- при возвращении исполнительного документа взыскателю после возбуждения исполнительного производства по мотивам, связанным с невозможностью его исполнения (пункты 2 - 4 части 1 статьи 46 Закона об исполнительном производстве);

- при прекращении производства по делу о банкротстве или возврате заявления о признании организации-налогоплательщика банкротом в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве;

- если у организации-налогоплательщика имеются признаки недействующего юридического лица (пункт 1 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"), в том числе до окончания процедуры исключения юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц ("фактически недействующее юридическое лицо");

- при наличии в едином государственном реестре юридических лиц сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности;

- в случае, если данные о финансово-хозяйственном состоянии организации по результатам анализа, проведенного налоговым органом или иным лицом (арбитражным управляющим, экспертом), указывают на невозможность удовлетворения требований об уплате обязательных платежей, которые не поступили в бюджет в результате преступных действий, с учетом рыночной стоимости активов организации;

- при отсутствии по имеющимся у налогового органа данным правовых и (или) фактических оснований и (или) достаточной доказательной базы для взыскания задолженности с лиц, привлекаемых к ответственности по долгам организации (в том числе в случае, когда у лиц, в отношении которых имеются соответствующие правовые основания и добытые доказательства, отсутствуют активы, за счет которых может быть произведено взыскание).

Во всех случаях в гражданском иске налоговые органы должны указать одно или несколько оснований исчерпания. В случае если по результатам анализа не установлено возможности применения предусмотренных законодательством механизмов удовлетворения налоговых требований, на это прямо должно быть указано в гражданском иске.
Список обширный.

Как видим Письмо  ФНС России от 09.01.2018 N СА-4-18/45@ с таким казалось бы скучным названием содержит много много интересного.

Ирина Мосягина, руководитель юридической службы ООО "ЮАРАЙТ"

Популярные