USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Закон против несогласных. В Госдуме совершенствуют механизм выборов

24 мая 2021

В Госдуме подготовили законопроект о временном запрете избираться на всех уровнях власти членам и сторонникам экстремистских и террористических организаций. Ограничение будет различаться по времени в зависимости от статуса участника и степени его вовлечения в деятельность структуры. Однако под него попадут не только члены организации, но и те, кто финансировал, консультировал и даже просто выражал им поддержку, например, в интернете. Подробности новых электоральных правил выяснил Игорь Прусаков.

В России ограничивают пассивное избирательное право на выборах всех уровней для участников и сторонников экстремистских и террористических организаций. Соответствующий закон уже прошёл первое чтение в Госдуме. В нынешнем виде он запрещает избираться только в нижнюю палату парламента, однако его создатели - глава конституционного комитета Совета Федерации Андрей Клишас и председатель комитета Госдумы по госстроительству Павел Крашенинников уже подтвердили, что в следующих чтениях закон ужесточат. Речь пойдёт о запрете избираться в любые структуры власти. По мысли сенатора, поправки установят дополнительные гарантии реализации избирательных прав граждан.

Новый закон предусматривает, что права избираться на определённое время лишат россиян, причастных к деятельности общественного или религиозного объединения или иной организации, которую суд постановил запретить или ликвидировать за нарушения законов «О противодействии экстремистской деятельности» либо «О противодействии терроризму».

Среди прочих категорий нельзя будет баллотироваться тем, кто поддерживал экстремистские и террористические организации «…в том числе в интернете». Это может быть поддержка в виде «высказываний, предоставлении денежных средств, имущественной, организационно-методической, консультативной или иной помощи». Из этого следует, что участвовать в выборах могут не пустить даже за лайк, репост или комментарий в соцсетях.

После санкции суда о запрете не смогут избираться члены руководства организации, которые начали работать в ней не позднее, чем за три года до признания экстремистской или террористической. А сотрудники и «иные причастные лица» не позднее, чем за год до судебного решения. Сроки запретов участия в выборах колеблются от трёх до пяти лет от степени вовлечённости персоны в работу структуры.

После первого чтения, многие заговорили о том, что закон имеет обратную силу, что запрещено статьёй 54 Конституции. В связи с этим сенатор Клишас сделал заявление, согласно которому, разработанный им закон обратной силы иметь не будет. Между тем, адвокат и электоральный юрист Александр Глушенков напоминает, что в избирательном законодательстве уже были прецеденты с законами обратной силы: «В случае избирательного законодательства новеллы, придающие обратную силу, уже были. Например, нормы запрещающие избираться людям, имеющим судимость, ввели таким же образом, что сразу же лишило возможности участвовать в выборах большое количество активных граждан. Были попытки обжаловать эти изменения в Конституционном суде, но они привели лишь к тому, что суд потребовал установить в законе сроки действия ограничений на выдвижение, признав, что сами по себе нормы, устанавливающие подобную «обратную силу» вполне конституционные».

Текст документа, прошедшего в первом чтении, судя по всему, будет отличаться от итогового в сторону ужесточения формулировок, но, как именно, понимают пока только его создатели. Дата голосования по законопроекту во втором чтении еще не назначена.

«Иными причастными лицами», которым запретят избираться, авторы законопроекта предлагают считать всех, кто предоставлял запрещённым организациям деньги, имущество и даже организационно-методическую, консультативную или любую другую помощь.

Под размытые формулировки закона попадают все, кто хоть как-то соприкасался с действиями организации, признанной экстремистской. Например, наблюдал за проведением выборов, публиковал в соцсетях видеоролики, фотографии, тексты или просто попал на видеокамеры недалеко от места проведения даже какого-нибудь безобидного флешмоба вроде включения фонариков на смартфонах.

Рассказывает электоральный юрист Александр Глушенков: «Собственно, все законодательные изменения в политическом пространстве, в той или иной мере, направлены против оппозиции. Всё делается для того, чтобы, с одной стороны, сделать более простым удержание власти, а с другой, создать дополнительные трудности политическим оппонентам. И, конечно, это приведёт к затруднению деятельности оппозиции. Политическую борьбу в нынешних реалиях, вряд ли, можно считать честной, поэтому данные изменения направлены на тотальное отстранение от участия в выборах всех активных граждан, которые имели отношения к деятельности организаций, признаваемых экстремистскими. Любые изменения, которые могут совершаться под любым благовидным предлогом, если не ужесточают, то усложняют возможности для избрания несогласованных с властями кандидатов. Такой тренд постоянный на протяжении многих лет. Все изменения ведут к полному пересмотру политического ландшафта в нашей стране. В области публичной политики останутся только согласованные с властью или не представляющие никаких угроз кандидаты, а вся оппозиция будет полностью деморализована и отстранена от прямого участия в выборах и любой политической активности, либо изберёт иные виды деятельности, которые прямо не ведут к политическим целям».

Некоторые считают, что обсуждаемый закон принят против сотрудников ФБК (признан в России иностранным агентом) и его сторонников. Однако известно, что многие из них и так, по разным причинам, не могут принимать участие в выборах. Некоторые политологи заявляют, что новый закон направлен на то, чтобы не пустить на выборы вообще всех, кто не согласен с вектором действующей власти. В условиях, когда правящая партия теряет популярность, её членам приходится всё чаще прибегать к мерам нечестной конкуренции.

Политолог Андрей Белковский объясняет неприятие российской властью любой несистемной оппозиции: «Легальность правления номенклатуры обеспечена её единоличным наполнением всех квазиизбираемых органов государственной власти. Численный контроль над этими органами от 100% до 80% создаёт юридическую и финансовую опору номенклатуры. Поскольку власть для правящего сословия является главным источником прибавочной стоимости и самым безопасным способом присвоения общенациональной прибавочной стоимости, постольку делегировать эту власть, даже крохи её, экономически нерационально. Как доказал философ и социолог Мишель Фуко, дискурс всегда о власти, а диалог показывает готовность поделиться властью, а следом и сверхприбылью. Даже намерения, которые поведут к уменьшению нормы прибыли, коррумпированные сообщества трактуют как худший проступок и как самое тяжкое нарушение. В такой логике поделиться властью для представителей номенклатуры деяние классово неприемлемое».

Об ограничении активного избирательного права указанных в законе лиц, речи пока не идёт. Они, по-прежнему, смогут голосовать за кандидатов и, таким образом, участвовать в общественно-политической жизни страны.

Напомним, в списке организаций, причастных к экстремизму и терроризму, на сегодня более 80 объединений. По мнению редакции konkir.ru, этот список будет стремительно расти.

 

Игорь Прусаков

Популярные