USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Государство на службе регресса

В России внедряют систему дистанционного электронного голосования. Благодаря ДЭГ избиратели смогут делать свой политический выбор без посещения участка. Пока система работает только в нескольких регионах и лучше всего зарекомендовала себя в Москве. В чём плюсы и минусы голосования через сеть и почему система до сих пор не работает в Санкт-Петербурге, разбирались Игорь Прусаков и Александра Корнева.

Центризбирком мотивирует введение электронного голосования заботой об электорате и улучшением процесса выборов. Например, среди положительных сторон внедрения ДЭГ власти называли появление возможности сделать свой выбор дистанционно у инвалидов и граждан, живущих в труднодоступных местах.

Об этом неоднократно заявляла председатель ЦИК Элла Памфилова, вот её цитата из интервью «Российской газете»: «...для маломобильных категорий и избирателей с ограниченными возможностями по здоровью это способ проголосовать без посторонней помощи. Таким образом получится вовлечь в избирательный процесс больше участников голосования. У комиссий вырастет скорость и точность обработки избирательной документации, подсчета голосов и подведения итогов голосования, опубликования результатов выборов».

По мнению ЦИК электронный формат голосования удешевит организацию и проведение выборов. И вообще, если надёжно защититься от хакеров, получатся одни плюсы. С наступлением пандемии дистанционный формат голосования привлёк дополнительное внимание общества. О его преимуществах рассказывает руководитель агентства политического консалтинга, политтехнолог Денис Огай: «Электронное голосование закономерный итог развития общества. В первую очередь следует выделить безопасность для избирателей, поскольку им не нужно контактировать с людьми на участке. Не менее важна возможность голосовать из любого места, прозрачность и удобство ДЭГ. Недостатков же на сегодняшний день опыт электронного голосования не выявил. Используемые технологии блокчейна исключили возможность фальсификации, а хакерские атаки оказались безуспешны. Скомпрометировать электронное голосование не удалось».

И действительно, пока система выглядит стабильной. На голосовании по поправкам к конституции мэр Москвы Сергей Собянин даже выставлял приз в два миллиона рублей для хакеров, которые смогут взломать систему электронного голосования. Сделать этого никто не смог, деньги получили разработчики.

Секрет Полишинеля

Между тем, некоторые участники политического процесса усматривают в официальных заявлениях властей о внедрении ДЭГ лукавство и скрытые мотивы. И напоминают, что для удобства плохо ходящих граждан все российские избирательные участки совсем недавно оборудовали либо звонком для вызова дежурных, либо подъёмниками. Более того, к малоподвижным гражданам в дни голосования члены ИК вместе с наблюдателями обязательно доставляют переносные урны.

Политтехнолог Анатолий Буй считает, что забота о гражданах и оптимизация избирательного процесса отнюдь не главный мотивирующий фактор во внедрении электронного голосования: «Конечно, отрицательную оценку этим намерениям и этому проекту можно дать сразу и без оглядки. Однако, электронное голосование – инструмент, и в чьих руках будет этот инструмент, от того и зависит результат его использования. Тем не менее, в нынешнюю эпоху существования России любые действия «великих мира сего», предусматривают, в первую очередь, добычу денег. На первом плане, конечно, деньги: поставка оборудования, программных продуктов, обслуживание, сопровождение».

К недостаткам ЭГ относят также и техническую недоступность способа. Какой смысл в электронном голосовании людям, которым урну для бюллетеней доставляют паромом или вертолётом? Скорее всего, интернет в их труднодоступном месте отсутствует.

Более того, с введением электронного голосования избирательная система теряет прозрачность. За таким волеизъявлением невозможно осуществлять гражданский контроль. И проверить вероятность ошибки системы тоже невозможно. Даже сам избиратель не сможет убедиться, в чью пользу система зачла его голос.

Вероятность фальсификаций при ДЭГ возрастает

С внедрением ДЭГ возможностей для фальсификации становится гораздо больше. Вероятным злоумышленникам технически гораздо проще манипулировать электронными голосами, чем бумажными бюллетенями, нужно только получить доступ к компьютерной системе.

Противники ЭГ апеллируют к тому, что российская система только начинает внедряться, поэтому и нет прецедентов, но сбои и взломы не заставят себя ждать. Обращается внимание на зарубежный опыт. Например, электронная система голосований сбоила в Финляндии в 2017-м году. А в 2011-м хакер написал вирус, который внедрялся в программу для голосования на компьютерах эстонских избирателей. Эти и другие случаи дают возможность критикам утверждать, что и российская система потенциально уязвима.

Манипулировать выборами в своих интересах станет проще, даже тем, кто не обладает специальными хакерскими навыками. Если сейчас злоумышленнику понадобится уничтожить, хранящиеся в специальном месте, бюллетени, ему нужно устраивать что-то вроде наводнения или пожара, а обосновать уничтожение киберголосов можно банальным коротким замыканием.

Имея доступ к системе, «явку» легко поднять для имитации легитимности, а для легального оформления своего кандидата засчитать необходимое число голосов «за». Можно запустить ботов или потребовать от работодателей заставить своих сотрудников предоставить смартфоны, чтобы сделать выбор за них без присутствия наблюдателей.

По отношению к электронному голосованию настроен скептически политолог Андрей Белковский: «Фальсифицировать результаты при массовом физическом появлении избирателей на участках, технически трудоёмко. А фальсификации и злоупотребления с помощью ДЭГ, уверен, вполне возможны и нетрудны. ДЭГ это объект, которым можно и придётся управлять в ходе голосования, при этом рычаги управления будут у ЦИК РФ и службы ФАПСИ, у тех же организаций, которые управляют системой ГАС «Выборы». При управлении закрытой непрозрачной процедурой, равно, как в работе закрытого контролирующего самого себя института, непременно произойдут злоупотребления к выгоде управляющего или к интересу хозяина системы».

Россия не готова к электронным выборам

Неизвестно даже когда простое большинство жителей России получит возможность голосовать в электронном виде, не говоря уже о гражданах, живущих в труднодоступных и отдалённых местах. Технические возможности страны не позволяют сделать повсеместным и реальным голосование через виртуальность.

Денис Огай видит неторопливость внедрения ЭГ в технической составляющей: «В силу масштабов страны субъекты федерации отличаются по уровню проникновения технологий в жизнь людей. Пожалуй, с этой точки зрения полностью готова только Москва. И потому мы видим пока ограниченный запрос на проведение дистанционного электронного голосования от властей регионов».

Несмотря на это, многие наблюдающие за российским избирательным процессом, могут предъявить, что техническая составляющая обеспечивается при необходимости. Все помнят, с какой огромной скоростью отечественные избирательные участки оборудовали видеокамерами по президентскому указу.

Похоже, помимо технической, в деле организации ДЭГ скрывается идеологическая составляющая. Государственная пропаганда уже многие годы агрессивно высказывается в адрес любых зарубежных технических устройств. Избирателя воспитывают считать Интернет негативным явлением, территорией враждебных американских спецслужб.

Поскольку Сети приписывают свойство фальсифицировать действительность, трудно ждать, что россияне неожиданно поверят, что один из фрагментов этой системы свободен от лжи. Обывательская логика окажется перед дилеммой, решение которой подорвёт доверие ко всей системе выборов.

«Большинству избирателей ДЭГ непонятна, а непонятное люди не поддержат и не будут ему доверять», – считает политолог Андрей Белковский и соглашается с технической неготовностью России к проведению ДЭГ, - «По опыту работы и проживания более чем в трети субъектов РФ, полагаю, что, за исключением столиц, Россия технически к такой новинке не готова. Для голосования с помощью ДЭГ, в каждом населённом пункте должен быть организован доступ избирателей к Интернету. Даже по официальным данным поставщиков этой услуги, полного покрытия сетью территории РФ нет. И я сейчас даже не говорю про труднодоступные территории, которых в России множество. В трети населённых пунктов Себежского района Псковской области, такого доступа нет. В половине деревень Лотошинского района Московской области также нет устойчивого доступа к Сети. На большей части упразднённого субъекта РФ Эвенкийского АО нет не только доступа в сеть, но и простой аналоговой связи».

Электронные выборы в Санкт-Петербурге

На прошедшем голосовании по конституционным поправкам Санкт-Петербург подавал заявку на проведение ДЭГ. ЦИК отказал, сославшись на недостаточное покрытие города Интернетом и целый ряд других технических проблем. Председатель ЦИК Элла Памфилова лично заявила, что Петербургу пока рано вводить дистанционный формат, её цитата из газеты «Коммерсантъ»: «Есть проблемы с системой «мобильный избиратель». Петербургу нужно хорошо поработать, так как я не вижу кардинальных изменений, глубинных. Все пороки системы остаются».

Издание konkir.ru попробовало узнать в городском избиркоме, когда петербуржцы смогут голосовать через сеть и задал этот вопрос представителю ГИК Санкт-Петербурга Александру Попкову. Оказалось, для проведения голосования в электронном виде, сначала необходимо менять городское законодательство: «Есть некоторые нестыковки, которые планируется в будущем устранить. А когда это будет сделано, вопрос к нашим законодателям».

Но если город уже направлял заявку на проведение электронного голосования, значит, несовершенство нормативных актов планируют устранять, когда это будет неизбежно. Город точно обеспечен сетью не хуже Курской или Ярославской областей, где ДЭГ уже проводилось, а проблемы с «мобильным избирателем» поправимы.

Истинная причина отказа, по мнению политтехнолога Дениса Огая, скрывается в том, что у центризбиркома есть вопросы по работе всей городской избирательной системы: «Не будем забывать, что претензии ЦИК к петербургскому избиркому носят системный характер. В отличие от Москвы, Санкт-Петербург не отстоял право на использование формата ДЭГ на выборах в Госдуму 2021 года, город отозвал свою заявку на его проведение. Почему так случилось — версий несколько. Официальную позицию озвучила глава Центризбиркома РФ Элла Памфилова. С одной стороны, технические возможности Санкт-Петербурга на данный момент действительно несопоставимы с Москвой, где для электронного голосования создана собственная площадка и проведена серьёзная системная работа по подготовке к ДЭГ. С другой стороны, нельзя исключать влияние человеческого фактора».

Андрей Белковский усматривает этот человеческий фактор в фигуре самой главы ЦИК. По мнению политолога, если система в Санкт-Петербурге даст сбой, это может стоить Элле Памфиловой карьеры: «Из-за многолетних непрерывных скандальных грубых фальсификаций на выборах всех уровней в СПб, доверие к избирательной системе в Питере сейчас даже не нулевое, оно скорее нуль по шкале лорда Кельвина. Повторение сценария со скандальным разоблачением фальсификаций в системе ДЭГ или избрание в Госдуму от земляков президента даже 30% кандидатов оппозиции, может стоить для Памфиловой кресла председателя ЦИК. Для неё очень невыгодно использовать новинку и проводить ДЭГ в городе, где традиционно множество фальсификаций. Не проиграть своё кресло в таком цугцванге Памфилова может, только не делая никаких новых ходов».

Конечно, прогресс неумолим и однажды не только петербуржцы, но и абсолютное большинство россиян получат возможность голосовать удобно, современно, дистанционно и не опасаясь фальсификаций.

Однако, бюрократы во все времена, скорее противники, чем сторонники технических инноваций. Проявлять излишнюю инициативу в современных политических реалиях страны, чиновникам невыгодно, а иногда даже вредно. Поэтому вопрос: «Когда петербуржцы смогут голосовать в электронном виде?», остаётся открытым на неопределённое время.

Игорь Прусаков, Александра Корнева

Популярные