USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Политика определяет экономику

Журнал «Конкуренция и рынок» июнь 2016/№3 (76) | Сергей Очкивский, эксперт ОНФ

В конце мая под председательством Президента РФ прошло заседание президиума Экономического совета — консультативного органа, образованного для подготовки предложений по основным направлениям социально-экономической политики в стране. Пресс-секретарь главы государства Д. Песков охарактеризовал мероприятие как «мозговой штурм» для властей. Главная провозглашаемая цель этого штурма — переход к устойчивому экономическому росту.

Что же заставило власть посадить за один стол сторонников разного подхода? Уровень жизни подавляющей части населения стремительно падает. В то время как выборы-2016 состоятся уже в сентябре.

Направо пойдешь…

Все большему числу россиян становится очевидно то, что давно знают профессионалы и начинает доходить до власти — одними мантрами о необходимости улучшения институтов экономику страны из депрессии не вывести.

На заседании президиума были представлены три концепции. Представленная Б. Титовым — это основанная на докладе «Экономика роста» программа группы экспертов Столыпинского клуба. В Правительстве РФ с февраля велось ее обсуждение и доработка для совмещения с реалиями экономической политики. Две других концепции: Министерства экономического развития (МЭР) и группы экспертов под руководством А. Кудрина, который ныне стал заместителем в вышеуказанном Совете. Концепция клуба предпринимательства принципиально отличается от двух концепций либеральных чиновников.

Это и неудивительно, поскольку программы бывших и нынешних чиновников мало различимы и являются последовательными воплощениями в жизнь заветов Гайдара. «Пропаганда тех идей, которыми руководствовался Гайдар, должна быть запрещена, как пропаганда расовой ненависти. Это элитарная теория: пусть выживет тот, кто богаче, а тот, кто не встроится, — пусть умрет от голода», — полностью соглашусь со словами политолога Черняховского.

А вот как расценивает возвращение А. Кудрина во власть и его план спасения России председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО, д. э. н., член-корреспондент Академии экономических наук и предпринимательства В.Ю. Катасонов: «Я воспринимаю это как плевок в лицо народу. Его судить надо, а его ставят ответственным за формирование экономической политики. Кудрин — участник очень серьезной операции по подрыву безопасности нашего государства, по дестабилизации экономики. Мы до сих пор не можем оправиться от обвала рубля, который произошел в декабре 2014 г. Кудрина, конечно, уже не было на посту министра финансов, на посту председателя Национального банковского совета. Но в это время он уже возглавлял наблюдательный совет на нашей Московской бирже. Именно на бирже совершались операции. Поэтому я его рассматриваю как виновника подрыва нашей экономики».

Аналогично рассматривают рукотворный обвал рубля не только российские специалисты, не входящие в пул либерального блока, но об этом говорят и зарубежные экономисты, например Стив Форбс в статье «Почему Россия обваливает рубль?» (Forbes, США). А нам вещают о профессионализме действий Центробанка, «спасшего» экономику. Чтобы убедить простого обывателя, ее руководителя Э. Набиуллину признали даже «лучшим в мире главой центробанка». Это не просто подозрительно, это признание важности роли ЦБ России для зарубежных кукловодов. В 2010 г. тот же журнал, Euromoney, уже называл главу Минфина России Кудрина «лучшим министром финансов года».

ЦБ виновен в более тяжком грехе, чем непрофессионализм. Он разрушил доверие народа и бизнеса к национальной валюте. За это наградили ее руководителя? Для Запада Набиуллина и Кудрин действительно лучшие. А вот для России — наихудшие.

Деньги часто называют кровью экономики. Поэтому нынешняя финансовая политика ЦБ и Правительства РФ напоминает лечение больного, у которого диагностировали гипертонию, а он умирает от малокровия. Это и есть главный рукотворный тормоз развития страны. Убрать этот тормоз — главное в любой альтернативной экономической концепции. Именно поэтому Столыпинский клуб считает возможным выход на темпы экономического роста в 5–7 % в год за счет государственных инвестиций в приоритетные отрасли, использование средств Фонда национального благосостояния и ЦБ.

Помощник Президента РФ по экономике С. Глазьев на Совете присутствовал, но почему-то вопрос о том, обсуждалась ли на нем разработанная при его участии и поддержанная участниками Московского экономического форума программа, СМИ не освещают. А ведь именно на этом мероприятии экономисты альтернативного либеральному курса, еще в марте прошлого года заявили, что ложные ориентиры спровоцировали затяжное отставание России от мировых держав, страна идет ошибочным курсом и пока его смена даже не планируется. И главное — разработали конкретные предложения, на чем должна основываться новая разумная экономическая политика России в интересах всего общества.

До сих пор высказывания представителя ЦБ, Минфина и МЭР насчет экономического роста в России делали очевидной одну простую мысль: никто из них за экономический рост не отвечает. Не отвечает за него и Правительство РФ в целом. Может ли дальше так продолжаться? Обсуждение на равных, прямое столкновение и сравнение позиций, которые представляют Кудрин, Улюкаев и Титов, позволяют определиться с конкретными практическими шагами по стимулированию экономического роста в стране. Вторым логичным шагом было бы распределение задач по министерствам и ведомствам, а третьим — назначение целевых показателей и ответственных за их достижение.

У всех представленных концепций есть главный дефект — они оставляют в стороне ответ на вопрос: а что собственно получат от реализации этих подходов наши граждане, кроме давно обещаемого повышения пенсионного возраста?

 

Последствия тупикового курса

Ныне изменилась даже аргументация необходимости такого повышения. «Это нужно не только и не столько с точки зрения балансирования пенсионной системы, сколько для продления периода продуктивной жизни будущих пенсионеров и снижения дефицита трудовых ресурсов на рынке», — говорится в материалах к докладу главы МЭР А. Улюкаева. По данным министерства, в результате демографических волн Россия в ближайшие годы будет терять по 200–300 тыс. экономически активного населения ежегодно. Перелом этой тенденции ожидается только в середине 2020-х гг.

Только кто из чиновников прорабатывал вопрос о трудоустройстве работников после 50 лет? Работодатели не проявляют интереса ни к молодежи без опыта работы, ни к предпенсионному поколению, тем более к тем, кому за 60. Возможно, эта ситуация, в связи с демографическим кризисом, будет меняться. Только зачем наводить тень на плетень — при нынешних мизерных пенсиях пенсионеры, кто в состоянии по здоровью, и так не сидят дома и ищут любую возможность заработка.

Минимальный размер оплаты труда в России, а значит, и увязанные с ним социальные параметры, в том числе и размер минимальной пенсии, значительно ниже прожиточного минимума. А этот минимум настолько мизерный, что попытка двух депутатов ограничиться им — в качестве эксперимента — закончилась провалом. Одному, при полуголодном существовании, хватило его на две недели, второму — на три. Исправить эту ситуацию обещают давно, ныне — к 2020 г.

Безработица, с которой по уверению властей все в порядке (по итогам года она ожидается в 5,8 %), вышла по опросам населения на 1-е место проблем. В 2011 г. в России проводился замер безработицы по методике известной социологической фирмы Gallup. Этот замер показал, что в нашей стране безработица выше показателей Росстата в 3-4 раза. Методика Gallup учитывает в качестве безработных даже тех, кто работает, но работает частично и хотел бы иметь более полную загрузку. Реальная безработица в России в 2011 г. оказалась выше 20 %. Среди женщин она была оценена в 22 %, среди мужчин — в 19 %. Заметим, что эта ситуация фиксировалась до санкций ЕС, на растущей экономике. Средний уровень безработицы, по данным же Росстата, составлял в последнее десятилетие всего около 7 %, опускаясь в некоторые годы даже до 5,5 %.

Финансовой статистике безработицы может верить только умалишенный. Не берусь судить о ее истинных размерах (недавно профильный вице-премьер заявил о том, что не знает, чем занимаются 23 млн граждан). Главное видно, что соответствующим должностным лицам из Правительства РФ удобно служить народу с завязанными глазами и заткнутыми ушами. А ведь такая ситуация взрывоопасна, стоит только проскочить самой незначительной искре, в виде самого непредсказуемого события или обстоятельства в социуме, которую и так усиленно высекает и раздувает наша «пятая колонна».

В выступлениях должностных лиц самого высокого ранга можно услышать обвинения народа в завышенных патерналистских ожиданиях. Наша реальная безработица показывает прямо противоположное. Исходя из приведенных цифр, около 23 млн граждан России вообще отказались верить в какую-либо государственную поддержку. Именно поддержку, а не унизительные подачки в виде пособия по безработице. Поэтому они и не регистрируются на бирже труда. Возникает и резонный вопрос, если почти 1/3 трудоспособного населения зарабатывает на жизнь не известной власти деятельностью, то каковы же масштабы ненаблюдаемой Правительством экономики?

Госстатистика, казалось бы, должна являться исходной информацией для принятия властью решений. Бывший высокопоставленный чиновник — директор НИИ статистики Госкомстата России В. Симчера ушел с должности со словами: «Надоело врать!» И заодно опубликовал сведенные в таблицу шокирующие данные о гигантских масштабах манипуляций в официальных данных по инфляции, росту экономики, оценках национального благосостояния и многих других показателях. Совестливый оказался человек.

 

Рост цен на товары первой необходимости в России происходит гораздо быстрее, чем в среднем по всем товарам и услугам. Поэтому инфляция для бедных (социальная инфляция) гораздо выше, чем для богатых. Разрыв в доходах 10 % самых богатых и 10 % самых бедных официально в 16 раз, фактически — в 28–36 раз. Это выше показателей не только Западной Европы и Японии, не только США, но и многих стран Латинской Америки. Предельно допустимым для национальной безопасности уровнем считается, по данным директора Института социально-политических исследований РАН Г. Осипова, рост в 10 раз. Делайте выводы!

Какой результат можно прогнозировать, сохраняя курс либералов, если даже по данным Росстата, в апреле 2016 г. реальные доходы россиян обвалились на 7,1 % в годовом сопоставлении, против 1,2 % в марте? В январе-апреле показатель упал на 4,7 %. Апрельский обвал является третьим по величине за 8 лет: более резкое снижение было зафиксировано лишь в декабре 2014 г. (7,6 %), августе 2009 г. (8,2 %) и декабре 2008 г. (10,8 %).

Численность граждан с денежными доходами ниже прожиточного минимума увеличилась в 2015 г. на 3,1 млн человек в годовом выражении (+ 19,6 %) и составила 19,2 млн человек. К концу 2015 г. количество таких россиян составляло 13,4 % от общей численности населения страны против 11,2 % к концу 2014 г.

Но еще более показательным является сравнение зарплат с другими странами. Девальвация рубля и экономический кризис привели к тому, что зарплаты россиян в долларовом выражении за два года сократились на 40 %.

В 2015 г. средняя зарплата в России была на уровне Белоруссии или Болгарии. Об этом пишут «Ведомости» со ссылкой на расчеты Института социальной политики Высшей школы экономики. В 2013 г. средняя российская зарплата в $ была в полтора раза выше, чем в Китае. В 2015 г. страны поменялись местами — оплата труда в КНР превышала в полтора раза зарплату в России.

Негативная тенденция сохраняется. Рост инфляции опережает рост зарплат и пенсий. По прогнозам МЭР, снижение реальных располагаемых денежных доходов по итогам этого года составит 2.8 %, а со следующего года начнет расти темпом 1 % в год. Такие темпы роста будут сохраняться в течение трех лет, так что к уровню 2015 г. реальные доходы россиян вернутся лишь в 2019 г.

Оптимизм некоторых экспертов связан с тем, что удешевление трудовых ресурсов вместе с накопленным банками и частью компаний инвестиционным потенциалом — благоприятно для перехода к экономическому росту. А что делать, если этот рост начнется позже, чем станет насущной и массовой проблема физического выживания для граждан из-за критического падения материальных возможностей и статуса? В 1990-е гг. невозможность решить такую проблему в России убила миллионы людей (по экспертным оценкам 8–10 млн).

 

Курс на поражение

Данные Росстата подтверждают, что экономический курс Правительства РФ, сформированный на постулатах рыночного фундаментализма, продолжает ухудшать ситуацию и входит в противоречие с заявлениями в духе первого вице-премьера И. Шувалова: «...худшие сценарии не реализовались. Постоянное апеллирование к кризису уже не уместно. Надо переходить к повестке развития». Как можно утверждать на фоне убийственных цифр, что худшие сценарии не реализовались, что острая фаза кризиса уже пройдена?

Даже официальная, чрезвычайно подверженная манипуляциям росстатовская статистика говорит обратное. А вот самовнушение о мнимом благополучии для власти может оказаться успешным лишь при грамотной пропаганде. Только экономика страны от этого будет не лучше, а только значительно хуже. Неизбежен объективный вывод: ситуация в экономике сильно ухудшилась и это никак не вписывается в гипотетическую «повестку развития».

Нынешняя ситуация в экономике и меры Правительства РФ по выходу страны из кризиса являются заложниками реальной политики, идеологами которой выступают либералы-монетаристы, второе десятилетие монополизирующие финансово-экономический блок Правительства РФ и ЦБ.

Что Правительство РФ считает главным звеном проблем для вывода экономики из нынешнего кризиса? «Курс на снижение присутствия государства в экономике является очевидным и лучшим антикризисным средством, предоставление большей свободы бизнесу, но не без нюансов», — считает его председатель Д.А. Медведев. Никто не спорит, что развитие предпринимательства — одна из тех ключевых мер, которые должны помочь преодолеть кризис и придать российской экономике новый импульс развития. Но снижение присутствия государства в экономике в условиях объявленной России войны равнозначно ставке на партизанское движение с отказом от регулярной армии. Кстати, партизанское движение и в войну 1812 г.. и в войну 1941 г. — организовывалось государством. Именно потому и было столь эффективным в борьбе с неприятелем.

Своего рода «ветхим заветом» монополии на монетаристскую экономическую модель стала подготовленная четыре года назад объемная «Стратегия-2020». В последние годы обозначился интерес Президента РФ к альтернативным точкам зрения на экономическую политику и приоритеты развития России, что подтверждает и проведенное выше мероприятие. Отметим только, что пока это только интерес, без явных признаков смены экономического курса, хотя раскол в верхних эшелонах власти по этому поводу явно виден.

Спор о причинах экономического торможения и адекватности прогнозирования низких темпов роста на среднесрочную перспективу исключительно профессионально экономический. Принципы же, которыми руководствуются либералы, такие как Э. Набиуллина, А. Улюкаев, А. Кудрин, Г. Греф и др., просто не соответствуют объективной оценке текущего состояния нашего и мирового народного хозяйства, а также факторов, которые могут ускорить их рост. Либеральные принципы уже давно опровергнуты экономической наукой и, главное, реалиями современной мировой экономической практики.

Именно поэтому, а не в результате внешних воздействий, Россия уже четырежды за последние 25 лет оказывается в кризисах: перестройка, 1998 г., 2007 г. (на год раньше начала мирового кризиса), 2014 г.

Социологические замеры показывают отношение граждан к такой внутренней политике Правительства РФ. Большинство россиян уже не верит в то, что высокопоставленные чиновники говорят правду, в том числе Президенту РФ, описывая положение дел в экономике, в здравоохранении, при борьбе с преступностью и в других важнейших сферах управления.

«Левада-Центр», ссылаясь на данные опроса 2015 г., опубликовал, что 41 % респондентов уверены, что чиновники всегда или практически всегда скрывают правду, треть (34 %) полагают, что они иногда честны, иногда лгут. Только 23 % верят в правдивость статистических данных, 32 % — нет, 41 % — частично. 42 % респондентов убеждены, что даже Президенту РФ информацию о ситуации в стране преподносят не целиком и в искаженном виде, а 14 % считают, что от Президента РФ вообще скрывается вся правда.

По данным ВЦИОМ социальное самочувствие россиян в декабре 2015 г. снизилось до уровня декабря 2009 г., в котором был максимальный экономический спад. «Отсутствие перспективы, «света в конце тоннеля» больше всего угнетает людей», — прокомментировал результаты исследования генеральный директор ВЦИОМ В. Федоров.

«Левада-центр» зафиксировал снижение уровня доверия к Владимиру Путину за год на 10 %: с 83 % в марте 2015 г. до 73 % в марте 2016 г. «Отходит эйфория, которая пришла на эмоциях, связанных с Крымом. Она ушла, надежды, которые она породила — тоже. Общество погружается в депрессию. Вполне закономерная ситуация», — сказал вице-президент фонда «Центр политических технологий» А. Макаркин.

Из всего сказанного вытекает, что сохранение нынешнего курса для нынешней власти означает опасность ее потери. Ведь в черную для экономики России полосу, планируемую на 3 последующих года, попадают не только выборы в законодательную власть как на федеральном, так и на региональных уровнях, но и главные выборы страны — выборы Президента РФ.

При таком раскладе поражает то, что старые либеральные концепции вообще рассматриваются, вместо того чтобы в дискуссии участвовали только новые подходы. Ведь В. Путин на этом заседании заявил: «Сам по себе экономический рост не возобновится».

 

Правило экономического роста

Сам, конечно, не возобновится. Но для этого необходимо сделать всего лишь один шаг. Экономическая история России с 1997 г. подтверждает, что рост денежной массы приводит к росту ВВП и практически не приводит к росту инфляции. «Золотым правилом» экономического роста для экономических властей, прежде всего Центрального банка, должно стать поддержание достаточного темпа прироста реальной денежной массы. Другими словами, темп прироста номинальной денежной массы должен быть выше уровня инфляции, именно в этом случае возможен (и даже «неизбежен») рост ВВП.

И это не досужие домыслы безграмотного автора. Можно привести и яркие примеры того, как даже шоковая терапия вела не к спаду, а к росту ВВП. В начале 1989 г. (раньше, чем в Польше) во Вьетнаме произошла полная либерализации цен и курса вьетнамского донга (шоковая терапия), но при росте цен на 75 % денежную массу нарастили на 213 % (то есть более чем втрое, опережая темп инфляции). «Золотое правило» было выполнено с «запасом». В результате падения ВВП при проведении шоковой терапии во Вьетнаме не было, наоборот, ВВП вырос на 7,4 %.

Правило поддержания роста денежной массы также прямо записано в самых первых строках раздела «Цели денежно-кредитной политики» Акта о Федеральном резерве: «Правление ФРС и Федеральный комитет по операциям на открытом рынке должны поддерживать долгосрочный рост денежных и кредитных агрегатов…» Именно это является главной обязанностью ФРС. Почему пример Федерального резерва, без преувеличения самого влиятельного и продвинутого центрального банка в мире, не берется на вооружение Банком России?

Вполне логичен вопрос: в каких пределах наращивание реальной денежной массы приводит к росту ВВП? Возможны ли в России темпы роста ВВП 8 %, 10 % или даже 15 %? Формулируя по-другому: какие потолки роста ВВП за счет наращивания реальной денежной массы существуют?

Этот вопрос имеет убедительный, проверенный на практике ответ: до 10 % роста ВВП никаких проблем не возникает. Подтверждение тому — высокие темпы роста ВВП в России в 2000, 2006, 2007 гг. В 2000 г. Россия по темпам роста ВВП превзошла даже Китай. Реальная денежная масса выросла тогда на 61 %, и это остается рекордным показателем до сих пор. Таким образом, рекордное в российской экономике увеличение количества денег не раскрутило инфляцию (она снизилась в 2000 г. с 37 % до 20 %) и вызвало рекордный подъем ВВП.

В ответ на подобные, но более развернутые и обоснованные предложения экспертов еще в 2015 г., было опубликовано интервью первого зампреда ЦБ Д. Тулина «Комсомольской правде» с показательным заголовком «Если просто засыпать экономику деньгами, развития не будет». Пока люди, ответственные за денежно-кредитную политику в России, будут придерживаться таких взглядов, экономика не сможет расти никогда.

Президент, как показывает развитие событий, крайне встревожен сваливанием экономики в депрессию. Однако конкретной программы мер по ускорению роста не способны предложить ни Правительство, ни привлекаемые министрами экспертное сообщество. Если с мозгами - плохо и у советчиков, и у Правительства – не тех экспертов привлекают, так, может, есть резон их всех и поменять?

 

Рубикон пройден

Мощный подъем патриотических настроений, в ответ на возвращение Крыма в состав России, многим казался лишь временной эмоцией, которая неизбежно схлынет под давлением санкций и связанным с ними ухудшением жизни граждан. Прошедшие два года позволяют сделать другой вывод. Крымские события привели к тектоническим сдвигам в жизни страны.

Возвращение Крыма усилило запрос общества на эффективность и патриотичность власти. Выявило несоответствие элит нынешним историческим реалиям. Сегодня поддержка вхождения полуострова в состав России близка к абсолютной — 95 %. Это в условиях, когда именно санкциями, введенными против России за «аннексию», властью объясняются все экономические тяготы, хотя это, как было показано, не соответствует действительности.

«Крымский консенсус» определяет неизбежность будущего политического курса и является критерием определения политических маргиналов. В экономике это порождает очевидный конфликт между прежним курсом, базирующимся на сакральности финансовой сферы, и новой концепцией роста, с упором на реальном секторе. Это еще предстоит осознать «либеральному» блоку Правительства.

Произошел дополнительный раскол и в элите, дополнительно к исторически привычному на западников и патриотов. Разрыв пошел уже и в ее части, ориентированной на западные ценности и блага. Запущен процесс поиска национальной идеи, причем он идет «снизу». А ведь долгое время необходимость этого артикулировалось только «сверху» и то, под давлением реалий жизни.

В. Федоров, гендиректор ВЦИОМ: «Воссоединение с Крымом означало принципиальный отказ играть по правилам, которые пишутся в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе. Крым создал двойной конфликт: внешний – с Западом, и внутренний конфликт в элите, которая оказалась поставлена перед выбором. Общество-то давно свой выбор сделало. Просто этому явлению не было дано имя, не было знамени, не было высочайшей санкции. А элита оказалась перед необходимостью или поменять ключевые факторы своего поведения, или готовить заговор, либо просто отъезжать из страны».

М. Ремизов, президент Института национальной стратегии: «Крымская эмоция – сегодня уже не эмоция.., но что-то более долговременное. Это часть национального чувства. Что означает это решение? Во-первых, заявку на суверенитет по отношению к сложившемуся миропорядку. Во-вторых, заявку на преемственность по отношению к собственной истории. И то, и другое… представляет собой разрыв с постсоветской моделью. Потому что изначально РФ строилась в расчете на интеграцию в «новый мировой порядок».. После Крыма эта концепция уже не выглядит убедительной, потому что само это присоединение было обосновано национальным единством, которое существовало поверх официальных государственных границ... Присоединение Крыма стало одновременно актом вызова России по отношению к новому мировому порядку, который сложился по итогам «холодной войны», и актом ревизии собственной постсоветской концепции государственности. То есть своего рода «двойным Рубиконом»».

Ф. Гиренок, философ, профессор Московского университета: «…Нужно понимать, что когда имеешь дело с русскими, имеешь дело с имперским сознанием со всеми его плюсами и изъянами... Счета, которые предъявляют власти, их много. Они не покрываются заслугой Крыма. Народ у нас умный. Он поддерживает власть. Значит, так считает нужным. Может, он прав, что надо поддержать в каких-то пунктах. Но так долго не продержится. У нас очень много проблем. У нас идет колоссальное экономическое и социальное расслоение. Нужно понимать, что народ это все видит, он видит особый слой, так называемых чиновников, эту всю мерзость, которая возникла. Нужно серьезно этим заниматься».

Сергей Черняховский, профессор факультета политологии МГУ, доктор политических наук: «…Те, кто за национальный суверенитет, за Крым, остаются гражданами страны. Вторые, имея паспорта граждан, заявляют себя как подданные другой государственной политической системы. Конечно.., по Конституции государство не имеет права лишить кого-либо гражданства, но вот такой позицией они сами лишают гражданства. Они в неявной форме заявляют о том, что отказываются от гражданства. Нам надо найти юридические формы и признать их самоопределение».

В отличие от простых граждан, подтвердивших свою готовность затянуть пояса, элита к Крымскому сценарию была явно не готова. Она и за два прошедших года не может до конца понять неизбежность грядущих перемен. Вызовы, с которыми сталкивается Россия после Крыма – цивилизационного масштаба. На них невозможно дать достойный ответ, не меняясь структурно внутренне, не вырабатывая новой организационной, политической, мотивационной, моральной, экономической модели. А этого часть элит и не желает. То есть Рубикон перешли, запустили цепь необратимых процессов, а дальше идти боятся.

Природа не терпит пустоты, если власть не поторопится с реальной модернизацией страны, с кадровой революцией, когда из власти будут выведены все субъекты с колониальным мышлением, то неизбежно возобладает другой процесс, о котором уже говорят зарубежные эксперты. Они опасаются, что санкции могут вернуть Россию к социализму.

До 2013 г. интерес к истории СССР предсказуемо падал во всем мире, в том числе и США. В последние годы, с началом системного кризиса западной цивилизации, даже в Соединенных Штатах пытаются сравнивать социализм и капитализм на основании исторического опыта.

Вот с какими результатами и настроениями в обществе Россия подошла к очередным выборам, которые неизбежно станут развилкой на пути ее развития. Поможет ли в правильном выборе, который требует решительности и новых взглядов, декларируемая властью приверженность к консервативной политике?

 

Выбор перед выборами

Брошенные в урны бюллетени – это всего лишь проявление определенных пропагандистских сил. Как бы нам ни хотелось, чтобы это было изъявлением воли общества. Поведение большинства все равно укладывается в малоприятную формулировку – живем по преданиям, рассуждаем по авторитету. Для более точного соответствия современному ритму жизни, слово «преданиям» следует заменить «понятиям». А над созданием образов, что такое «хорошо» и что считать «плохим», неустанно занимается пропагандистская машина. Она и раскручивает говорящие головы, которые призваны стать авторитетами, то есть проводниками навязываемых обществу образов, стереотипов и мифов.

Прогнозировать результаты предстоящих выборов, ранее, в условиях стабильного улучшения жизни, можно было достаточно достоверно. Петербург, например, считается регионом, голосование которого на выборах становится на следующих голосом всей России. На предыдущих выборах Единая Россия получила здесь 37 % голосов. Опросы на выходе избирателей практически совпали с официальными данными, что говорит о минимальных подтасовках. Справедливая Россия и КПРФ, в совокупности набрали голосов чуть больше, чем ЕР.

Но это голосование было в условиях, когда последствия начавшегося в 2007 г. кризиса были уже преодолены, и страна была на подъеме, а не в рецессии и падении реального уровня жизни большинства граждан. Может ли в таких условиях сработать давно отлаженная технология удержания власти?

Для любого непредвзятого аналитика главной тенденцией постсоветской политической жизни выявляется противодействие действующей власти объединению оппозиционного электората под единым знаменем. Существовала, до настоящего времени, только одна реальная политическая сила, которая была способна выполнить подобную задачу. Это – КПРФ.

В предшествующий Путину отрезок времени, власть решала проблему путем откровенного политического шулерства. Именно в это время протестный проводящемуся элитой политическому курсу электорат дробили на мелкие группы. Для этого создавали партии-обманки типа: ЛДПР, КРО (Конгресс русских общин), Честь и Родина, Народно-Республиканская партия России, Родина, Партия пенсионеров…

Тем не менее, на этом этапе, они выполнили свою роль, «попа Гапона», только частично. Партии власти того времени: «Демократический выбор России», «Наш дом – Россия», – с треском, последовательно, проиграли коммунистам две кампании в Государственную думу. Только заблаговременно принятая не легитимным путем новая Конституция позволила Ельцину сотоварищи не допустить реставрации советской власти. Поскольку реальная власть, этой Конституцией, концентрируется у Президента.

Но на выборах Президента России 1996 г., власть удалось сохранить только путем прямой фальсификации. Выигрыш Зюганова, в последние несколько лет, признают все ведущие политики. Накануне предыдущих парламентских выборов, многие политики, в прямом эфире, ставили в вину коммунистам, что они не отстаивали свою победу. Хотя совершенно понятно, что опротестовать лжепобеду Ельцина можно было только путем развязывания гражданской войны. Это подтверждают те, кто был в это время рядом с ним. На этот случай готовился силовой вариант сохранения власти.

В новом тысячелетии политические реалии изменились. В первую очередь изменения коснулись нынешней партии власти. Впрочем, «Единую Россию» точнее называть партией при Путине. Поскольку именно он присоединил к ее электорату (20-30 %, традиционно, во всех политических системах, голосующих за действующую власть), дополнительные голоса, позволившие этой партии получить политический карт-бланш, как в Думе, так и в региональных парламентах.

Изменился и подход в опоре на электорат. Были учтены предыдущие ошибки. ЕР, на момент ее образования называли «Медведь на Лужку», поскольку она создавалась консолидацией федеральной и региональной бюрократии (Лужков, Шаймиев, Яковлев). Это позволяло нынешней партии при власти иметь 10-15 % административного ресурса. На вооружение была взята смесь социалистических и либеральных лозунгов. Этим лишили коммунистов подпитки электоратом, а либеральные партии вообще превратили в политических маргиналов, лишив провластного электората и не сумевших объединиться, чтобы консолидировать на федеральном уровне свои 10-12 %. Это им удается только в редких регионах, как Яблоко, получившее эти 10 % в Петербурге на выборах 2011 г. в ЗАКС, опередив даже ЛДПР.

Попытки Правого Дела консолидироваться в единую политическую силу проваливаются из цикла (избирательного) в цикл, какую бы фигуру они не пытались выставить для этой цели (Титов, Прохоров). Успешный бизнесмен далеко не всегда сможет в короткий, оставшийся до выборов срок, стать серьезным политиком. К тому же, урвать в 1990- е большие деньги – это не предпринимательский талант объединять людей и ресурсы для достижения цели, скорее, отсутствие минимальных морально-нравственных качеств.

Новое лицо в политике, когда уже не первый избирательный цикл царит застой, всегда в начале вызывает всплеск интереса. Но затем жизнь показывает, что господин, в роль которого так успел вжиться нувориш, в политике вреден. Для этого нужны товарищи, которые объединены не только целью войти во власть.

Можно, конечно, обвинить в развале проектов злокозненные силы Кремля. Этот фактор, наверняка, был основным зачинщиком подковерной политической интриги. Для любого мыслящего человека понятно, кого обновленная партия должна была выдвинуть кандидатом в президенты. Естественно, что и разрушить такую возможность не упустили из виду более опытные в политике. Но главная причина кроется в кадровом составе самой партии и в том, что политики либерального толка, слишком самонадеянно заявляют о том, что социализм проиграл «окончательно и бесповоротно». Внутри России «полевение» идет повсеместно и причины этого приведены выше.

Какие перспективы могут иметь, при таком общественном настрое, политики, лозунг которых сам народ сформулировал следующим образом: «Чтобы мы жили еще лучше, вы должны работать еще больше!» И эта формулировка всплыла из народных глубин не на пустом месте, а как последствия осмысливания вносимых ими и принимаемых законов.

 

Партия наш рулевой

Для чего собираются и тиражируются соответствующие картинки ТВ мероприятия, вроде XV съезда Единой России? А для того, чтобы создать иллюзию общественного обсуждения в принятии судьбоносных для страны решений. Хотя по помпезности проведения и освещения СМИ, это мероприятие вполне копирует съезды КПСС. Только влияние на реальную политику не сравнимы.

Зато сравнение вполне адекватно в том, что монополия одной партии в законодательной деятельности приводит к тому, что принятые законы прямо противоположны ожидаемым от них результатам. Жилищный кодекс породил полный беспредел управляющих компаний в ЖКХ. После принятия Лесного кодекса лесные пожары стали еще более катастрофическими. Лозунгом всех реформ, а следовательно, и сутью принимаемых законов является: «Каждый сам является кузнецом своего счастья». В более циничной форме его можно выразить так: «Спасение утопающего, дело рук самого утопающего!».

Съезд ЕР не решил и даже не пытался обсуждать ни одной структурной или институциональной проблемы страны. Да и могла ли решить фундаментальные вопросы «быть или не быть», в условиях ведущейся уже открыто войны против России, партия, которую можно обоснованно назвать партией бюрократии?

Партией власти ее называют не обоснованно, несмотря на то, что в нее входят и члены Правительства, и губернаторы, и прочие чиновники. На формирование реальной политики вся партийная массовка не имеет никакого влияния.

«Новая» модель экономического развития отечественной экономики, исходя из заявлений Председателя (лидера ЕР) и членов Правительства, зиждется на старых «священных коровах» либеральной экономической модели: дальнейшей приватизации госсобственности, опору только на рынок и частные инвестиции, жесткое сокращение денежной массы и максимальный уход государства из экономики.

Нынешний системный мировой кризис показывает, что необходимо срочно избавляться от прочно сложившихся мифов, поскольку любой бедлам начинается с наших голов. Если мы этого не сделаем, то у нас не будет ни какой реальной модернизации. Весь пыл очередной раз уйдет в свисток. Но политику Правительства, во многом, до сих пор определяют люди, принявшие знамя гайдаровских реформ.

Эти «эксперты» продолжают заполнять информационное пространство негативными прогнозами будущего России. МЭР, например, направляет в Правительство скорректированную версию долгосрочного прогноза развития страны до 2030 г., склоняясь к тому, что наиболее вероятным будет худший, консервативный, вариант прогноза.

Имея такой уровень производственного капитала, как ныне, после непреклонного следования гайдаровским рецептам, нельзя рассчитывать на принципиальный рост производительности труда, рост добавленной стоимости, а значит и отсутствие роста благосостояния общества, а скорее рассчитывать на падение уровня жизни. Если не поставить главной целью экономической политики быстрое накопление не денежного, а производственного капитала, то страна не только не будет богатеть, она будет стремительно деградировать. А в процессе этой деградации будет происходить все более сильная дифференциация населения по доходу. Страна, не обладающая широким набором самых разных производств, просто гарантирует себе попадание в ловушку бедности. Что, собственно, мы ныне и наблюдаем в полной мере.

Деньги из реального сектора экономики, наоборот, под любыми предлогами изымаются. Ярким свидетельством этого являются опять начавшиеся в прошлом году вложения Банка России в государственные ценные бумаги США. На это, несколько месяцев подряд, уходили суммы, равные половине месячных доходов федерального бюджета. При неизменных требованиях экономического блока Правительства о необходимости его урезания.

Недавно США опубликовали данные о держателях своих ценным бумаг. Оказалось, что объем российских вложений в гособлигации США на 1 апреля 2016 г. составил $ 86 млрд. То есть бюджетные средства, которых, как нам втюхиваю, катастрофически не хватает, мы храним в США, а для того, чтобы заткнуть эту дыру, при этом собираемся выпускать бонды (то есть занимать за рубежом и выплачивать еще и проценты). Интересно будет время, а на совете об этом говорили? Было бы интересно выслушать экономическое обоснование столь замысловатой операции. Хотя это, скорее, область Следственного комитета – а не заинтересован ли кто-то конкретный в личном обогащении за столь антиобщественные и антигосударственные действия?

Что нужно сделать электорату, то есть нам с вами, чтобы не быть в очередной раз облапошенными на последующие несколько лет. Не будем верить на слово ни одной из политических сторон. Попробуем разобраться сами, исходя из совершенно прагматичного мерила –что способно стать для нас, рядовых обывателей, более выгодным. В конце концов, видя, что «…вы там, наверху…» только и занимаетесь своими собственными интересами, наивно представлять граждан озабоченными какими-то иными нравственными ценностями. «Как аукнется, так и откликнется».

 

Монополии не должно быть, нигде

Заезженный за несколько десятилетий лозунг рассматривают как монополию в экономике. Но его реализация не работает и не только потому, что монополии не должно быть в экономической дискуссии. Основной тормоз в развитии страны, в том числе и в экономике – монополия исполнительной власти!

Это утверждение легко аргументируется. Какая власть вносит львиную долю проектов законов и имеет финансирование на их разработку? Кто формирует судебный корпус кадрами? Кто разрабатывает концепции, стратегии и проекты для управления секторами экономики? Честные ответы на эти вопросы не дают усомниться в доминировании исполнительной власти над формально независимыми ветвями законодательной и судебной.

Перед каждыми выборами политики предъявляют нам свои программы. Только условия для их реализации отсутствуют, даже если законодатели ухитрятся, в противостоянии с исполнительной властью реализовать свои предложения в законах. В Бюджетном кодексе, предусмотрено распределение доходов между регионами и центром 50/50 %. В соответствии с Трудовым кодексом, не имеет работодатель выплачивать зарплату меньше прожиточного минимума, устанавливаемого, кстати, Правительством. И что? А плевать хотел Минфин на эти законы, денег, мол, не хватает. А ведь при любом планово дефицитном бюджете он всегда выполняется с профицитом. Это происходит, даже если не учитывать усилия Минфина и Центробанка, чтобы сформировать исходно заложенное сальдо.

Государство - главный в стране работодатель. Естественно, что в качестве отговорки для повышения зарплат, пенсий и пособий (кроме, естественно, представителям самой власти и руководству госкомпаний) используется убойный, для населения, аргумент: этого нельзя делать, не повышая одновременно производительность труда. А он, как известно…

Тем, кто обманывается официальной пропагандой ситуации с производительностью труда в России, приведу следующие цифры. Наш соотечественник в промышленности, на единицу стоимости произведенного ВВП, получает в 3-4 раза меньшую зарплату, чем в Европе и в 4-5 раз меньше, чем в США. Можно сказать, что во столько же раз выше степень эксплуатации отечественного труда. Таким образом, мы мало получаем не потому, что работаем хуже. А потому, что наш труд плохо организован работодателями, в том числе и государством. Очень низок технический уровень российских производительных сил и применяемых технологий.

Общественные блага, как известно, создаются только в реальном секторе экономики, во всех остальных происходит только перераспределение стоимости этих благ. Поэтому высокие выплаты вне его, говорят о том, кто паразитирует на этом поле.

Бизнес и государство не готовы сегодня организовать работу таким образом, чтобы все работали с высокой отдачей, получая за это высокую заработную плату. Решаема ли эта тяжелая задача?

Приведу мнение В. Ивантера, директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академика: «Кроме абстрактного желания должны быть жесткие стимулы. Для наемного работника уже действует: ты получаешь много, а не годишься (для работодателя - авт.) — пошел вон на биржу труда. Но и для предпринимателя должна быть введена совершенно понятная законодательная норма, фиксирующая социально приемлемый уровень зарплаты, которую он должен платить. Не можешь платить — значит, ты неэффективный (для общества – Авт.). Раз неэффективный — пошел вон с рынка.

 Вот этот жесткий отбор эффективных предпринимателей мы, к сожалению, до сих пор не осуществили… в случае введения подобных норм по заработной плате в нашей экономике сразу появится рыночный спрос на трудосберегающие технологии (сам собой пойдет процесс, декларируемой властью модернизации – Авт.). Генри Форд… утверждал, что высокая заработная плата — это главное условие высокой производительности труда. И это утверждение он воплотил в жизнь — конвейерная система Форда нормально работала только потому, что у рабочих была высокая зарплата».

Вооружившись, в преддверии выборов, доктриной материалистического эгоизма провозглашаем: «Все, что благоприятствует наполнению своего кошелька – истина. Все остальное – ложь». Такой подход позволяет отделить в предложениях политиков зерна от плевел.

Выделяем в Конституции то, что для нас действительно является главным. Это провозглашение России социальным государством. В соответствии с этим мы благосклонно разрешаем власти делать все, что направлено не на развитии экономики, а на улучшение нашей жизни. Это и есть, в наших глазах, высшее проявление демократических принципов. Соответствующим образом трактуем и положения Конституции.

Его 2-я и 3-я статьи провозглашают человека, его права и свободы высшей ценностью, народ - единственным источником власти, осуществляемой непосредственно, а также через органы государственной власти, а выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

Когда проводился последний референдум в нынешней России? Почему-то аж в
1993 г., при принятии Конституции. Поэтому требуем от политических партий проведение референдума с принятием конкретных количественно определенных минимальных зарплат по квалификации в реальном секторе, соответственно им пенсий, пособий и субсидий.

После проведения подобного референдума, законодательное закрепление его результатов, как целей и задач концепции социально-экономического развития. А уж потом, пусть законодатели принимают систему соответствующих законодательных актов, как правовой инструмент управления.

Правительство разрабатывает стратегии и программы развития экономики, для реализации целей и задач повышения уровня жизни населения. Если нынешний состав Правительства не сможет реализовать требования народа к власти, то оно отправляется в отставку Президентом. Если он этого не делает. То мы отказываем ему в своем доверии на следующих выборах.

Судебная же власть призывает к ответу тех должностных лиц, которые не исполняют требования единственного источника власти в Российской Федерации – его многонационального народа. А для того, чтобы судебная власть зависела только от единственного источника власти. Председатели Конституционного и Верховного судов должны избираться представителями народа в Федеральном собрании, председатели региональных федеральных судов – законодательными органами регионов. Председатели районных судов – прямым голосованием граждан.

Реализация таких простых и полностью соответствующих Основному закону предложений в грядущей избирательной компании, сделает процесс улучшения жизни простых граждан перманентным.

 

Праймериз

В последние несколько недель этот термин не сходит с экранов телевизоров. Первый замглавы Администрации Президента Вячеслав Володин на всероссийском совещании с председателями региональных избирательных комиссий, посвященной подготовке к сентябрьским выборам в Госдуму заявил: «Обеспечение легитимности выборов - задача всей системы избирательных комиссий страны, а смысл предварительного голосования в том, чтобы «открыть двери» в политику для новых лидеров.

Говоря о прошедшем 22 мая внутрипартийном предварительном голосовании (праймериз) Единой России, он отметил принципиальную важность того, что такая процедура позволяет сместить центр принятия решений из кабинетов в сторону диалога с обществом.

Праймериз ЕР в Госдуму обещали стать событием чуть ли не более громким и значимым, чем сами федеральные выборы. Единороссы анонсировали конкуренцию и невиданную открытость: заявлялось, что цель голосования — отобрать самых сильных кандидатов, причем баллотироваться могли и участники других партий.

По факту действительно можно говорить о некой смене депутатской верхушки – 49 действующих депутатов Госдумы потерпели фиаско. Только узнавая их фамилии: Александр Хинштейн, Михаил Юревич, Михаил Слипенчук, Елена Николаева, Алексей Пушков и др., - начинаешь сомневаться, что вместо них будет «влита новая кровь». Скорее это напоминает подковерные игры региональных элит против федеральных.

Зато праймериз дают единороссам другое преимущество. Благодаря всенародному голосованию (а в Госдуму кандидатов отбирают именно так) партия власти на законных основаниях продлевает сроки своей агитации. Кандидаты раскручиваются до начала официальной кампании, которая к тому же приходится на мертвый сезон — разгар отпусков и дачных работ.

Вспоминается и случайно услышанный разговор в вагоне питерского метро. Напротив разместилась группа молодых людей - парни и девчонки лет двадцати. Они, абсолютно никого и ничего не стесняясь, обсуждали то, как успешно они заработали деньги, дословно «подняли бабки» на праймерисовских выборах.

Народ стал прислушиваться... Суть дело, со слов тех, кто сидел напротив. Каждый, кто приходил на избирательный участок, получал 500 рублей. Деньги, конечно не великие, но опять же, из разговора понятно, что эти деньги можно было получить на любом избирательном участке…

 

 

 

Популярные