USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Почему Ленобласть на госконтрактах сэкономила наоборот

В Ленинградской области отчитались об экономии, полученной в ходе размещения госзаказа. «Общественный контроль» проанализировал крупнейшие заказы региона и не увидел в них конкуренции. Зато обнаружил «экономию» наоборот.

«Область сэкономила на госзакупках», - пресс-релиз с таким заголовком был разослан пресс-службой правительства Ленобласти на прошлой неделе. «Экономия при проведении конкурсных процедур администрации Ленинградской области за 7 месяцев 2016 года составила 117 млн рублей», - сообщается в пресс-релизе. Правда, при этом не указаны ни общий объем областного госзаказа за указанный период, ни уровень конкуренции, который измеряется средним количеством претендентов на один госзаказ, ни другие данные, которые позволили бы оценить весь масштаб экономии.

Вместо этого говорится о том, что «по поручению губернатора Ленинградской области обеспечен более детальный анализ начальной (максимальной) цены контракта», а «достигнутые результаты стали возможны за счет реализации на территории области «Программы эффективного рубля», инициированной главой региона».

ИА «Общественный контроль» запросил в пресс-службе областного правительства дополнительные данные о региональном госзаказе, но, не получив их в течение нескольких дней, провел собственный анализ.

Чтобы понять, действительно ли в Ленинградской области экономили средства на госзаказе, проанализировали 10 самых дорогих закупок, совершенных регионом за отчетный период, то есть за 7 месяцев этого года. Такая методика позволяет увидеть, как расходуются наиболее крупные суммы бюджетных денег.

Как выяснилось, 9 из 10 самых дорогих госзакупок Ленобласти касались ремонта и содержания автомобильных дорог. Отрадно, что эта сфера в центре внимания чиновников. Но эффективность расходования средств несколько сомнительна.

Два самых дорогих конкурса - на капремонт участков дорог Гостицы - Пустомержа и Менюши – Заручье - Каменец - были признаны несостоявшимися, хотя на них подавали заявки по 2 претендента. Но их заявки были признаны не соответствующими требованиям конкурсов. Позже эти конкурсы были объявлены повторно и все же состоялись, причем вновь при участии двух претендентов на каждый, но это произошло уже за пределами отчетного периода, поэтому для чистоты эксперимента оставим повторные процедуры за скобками.

Строго говоря, не состоялись и остальные 8 самых дорогих конкурсов. На каждый из них было подано всего по одной заявке. Согласно закону № 44, в таких случаях конкурс признается несостоявшимся, однако контракт все равно заключается - с единственным претендентом. То есть закупка все же производится. Именно так произошло в 7 случаях. И лишь на странице конкурса «Оказание услуг по обеспечению деятельности выездных бригад скорой медицинской помощи при оказании скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи и медицинской эвакуации» с начальной ценой 334 645 434 рубля значится, что сведения о контракте отсутствуют, из чего можно сделать вывод, что он не был заключен.

Во всех остальных случаях заказчик с чистой совестью подписал контракты с единственными претендентами и даже добился в шести закупках экономии. Правда, ее размер трудно назвать впечатляющим: снижение начальной цены составило от 0,5% до 1,1%.

Но все испортил оставшийся госконтракт «Выполнение работ по ремонту автомобильных дорог общего пользования регионального значения в Сланцевском районе Ленинградской области». При начальной сумме 319 049 855,44 рубля цена контракта составила 343 211 639,29 рубля, то есть на 7,1% больше.

В итоге, из 10 крупнейших госзакупок Ленобласти, объявленных с января по июль 2016 года, 3 не состоялись. Оставшиеся 7 совокупно стоили 2582 млн рублей. Контракты в итоге были заключены почти на 2 587,9 млн. рублей. Такая своеобразная «экономия» с обратным знаком составила 5,8 млн рублей.

«Ситуация с госзаказом всегда была управляемой, даже когда этот пресловутый 44-ФЗ ругали на все лады», - комментирует глава ассоциации «Дормост» Кирилл Иванов. - Заказчик всегда в состоянии получить того подрядчика, которого хочет, - объясняет он, но тут же оговаривается, что не видит в этом что-то плохое. - Мы в этом легком флере, что «и слониха, и волчица» должны иметь доступ к чему-то, забываем об ответственности, - говорит Кирилл Иванов. - А ответственность заключается в том, что надо сделать, выполнить госзаказ. А чтобы выполнить, надо быть готовым технически, кадрово, материально и т.д. Это не за один год приобретается все».

«Конкурсные процедуры - это инструмент, чтобы отсечь того, в ком, по мнению заказчика, нет уверенности, что он справится», - делает вывод глава ассоциации.

«Всегда удобнее работать с одним поставщиком госзаказов - старым, испытанным и понятным, чем искать новых», - соглашается председатель правления Ассоциации промышленников и предпринимателей Сергей Федоров. Но он также напоминает про коррупционную составляющую госзаказа: «Если ты устраиваешь конкуренцию, то, конечно, ты получаешь выше качество, но, понижая цену, ты снижаешь количество возможного отката».

Экономия 117 млн рублей на фоне десятков млрд рублей общего объема областных закупок кажется специалисту смехотворной. Впрочем, Сергей Федоров поддерживает само стремление чиновников к улучшению качества госзаказа. «Ленинградская область не самая плохая в этом вопросе, - говорит он. - Они делают серьезные шаги, пытаются наладить государственное функционирование и в том числе распределение госзаказа. Но мы годами создавали эту коррумпированную систему, и в один момент ее будет сложно изменить».

Популярные