Почему к концу XX в. русские люди стали банкротами?

Журнал «Конкуренция и рынок» декабрь 2015 №6 (73) | Аркадий Граховский

В начале XX в. Россия стремительно прорывалась в узкий круг стран с высокими достижениями в области науки, промышленности, транспорте, выставочной и ярмарочной деятельности. А русское изобразительное искусство, литература, театр, балет и спорт восхищали поклонников во всех странах мира.

Великий патриот-государственник П.А. Столыпин говорил, что после 20 лет мира к 1930 г. Российская империя имеет все основания выдвинуться в ряд стран с самым высоким уровнем достатка и качества жизни. Почему все успехи начала XX в. пошли прахом и русский народ, как в сказке А.С. Пушкина, вновь оказался в 1991 г. у разбитого корыта?

 

Конкуренция национальных систем образования

Настроение, царившее в русском обществе после победы над наполеоновской Францией, запечатлено в идеологических произведениях А.С. Пушкина, ставшего к расцвету своего таланта не просто модным салонным поэтом, а мыслителем и публицистом. Пушкин вслед за М. Ломоносовым и А. Шишковым стал смотреть на литературу как на служение национальному идеалу русского народа. Безраздельно и беззаветно слился он с народной стихией. Пушкин преклоняется перед русским прошлым, гордится им, видит в нем огромные духовные богатства, глубокие нравственные начала, которые делают русских одним из величайших исторических народов мира. Ему присуща православная вера в добро, в его победу над злом.

Принявший царствование в момент масонского заговора Николай I, достойный ученик академика Андрея Шторха, видел путь процветания русского народа и Русской Цивилизации через всемерное развитие просвещения народа, которое неизбежно приведет к усилению мощи производительных сил нашего Отечества.

Император Николай I и А.С. Пушкин, равно как и Ф.И. Тютчев, с изумительной глубиной и точностью определили зло масонства, его ложь, предательство, бесчестность и жестокость, которые с откровенным цинизмом проповедовали творцы так называемой Великой французской революции.

К середине XIX в. в Российской империи начали складываться национальная система просвещения и вузовская наука. Это стало возможным благодаря деятельности выдающихся педагогов, ученых, благодетелей из купечества и наличию солидного числа патриотов среди государственных деятелей.

Начатая императором Александром III первая индустриализация России показала актуальность дискуссий в русском обществе о соотношении гимназического образования с обучением в реальных училищах. Если гимназии поставляли стране чиновников, то училища воспитывали кадры для науки, промышленности и коммерции. Русское думающее общество осознало, чем вызвано отставание страны в промышленной сфере. Еще не многочисленный, но очень талантливый и энергичный отряд купцов, ряд предпринимателей и ученых предприняли в высшей степени патриотичный шаг – создали Русское техническое общество, которое очень быстро стало интеллектуальным штабом промышленности России.

Члены Императорского русского технического общества под особым контролем держали программу совершенствования системы народного просвещения. Набирающая мощь Россия нуждалась в национальных кадрах, но не отказывала иностранным светилам в участии в развитии науки и промышленности. Обычно это заканчивалось обрусением иностранцев.

Если в начале XIX в. дворянские дети получали приличное образование дома, в военных училищах или иностранных университетах, то к концу века гимназии, реальные и коммерческие училища, институты и университеты поставляли хорошо подготовленных воспитанников для мира науки и промышленности. Однако не следует считать, что в русской начальной и средней школе середины XIX в. было только патриотическое начало и нравственное воспитание в духе православия.

Православное просвещение в России подвергалось постоянным нападкам космополитических сил. Достаточно проследить судьбу Михаила Леонтьевича Магницкого, и вы сразу ощутите, какая борьба шла за контроль над системой народного просвещения в России.

Уже тогда было видно, как обкрадывали русский народ. Как бы русские люди ни работали, они не могли достигнуть уровня дохода, который на Западе получают путем перекачки в свою пользу неоплаченных ресурсов и труда других стран. Был ощутим неравноправный обмен, который западные страны осуществляли с Россией. Цены на русские сырьевые товары, впрочем, как и на сырьевые товары стран, не принадлежавших к западной цивилизации, были сильно занижены, так как недоучитывали прибыль от производства конечного продукта. В результате значительная часть труда, производимого русским работником, бесплатно уходила за границу. Русский народ беднел не потому, что мало работал, а потому, что работал слишком много и сверх сил, и весь избыток его работы шел на пользу европейских стран.

Как только думающее русское общество стало осознавать причины бедности и, обучаясь в конкурентной борьбе с иностранцами, удерживать за собой внутренний рынок, в Россию массированно бросили идеи марксизма.

Что несет марксизм России, описал в своем романе «Никуда» Н. Лесков, и откровенно сообщил в результате своего анализа Д. Менделеев.

«Но если зрелые умы в России заразу марксизма сумели разглядеть, то можно попробовать одурманить идеей классовой борьбы неокрепшие умы гимназистов и студентов», – подумали представители пятой колонны.

Достаточно прочитать «Катехизис революционера» Сергея Нечаева и ощутить, как в 1870-е гг. оболванивали русскую молодежь. Ее учили не творчеству и созиданию, а разрушению и лицемерию. «С целью беспощадного разрушения революционер может и даже часто должен жить в обществе, притворяясь совсем не тем, что он есть. Революционеры должны проникать всюду, во все высшие и средние (сословия), в купеческую лавку, в церковь, в барский дом, в мир бюрократический, военный, в литературу, в Третье отделение и даже в Зимний дворец. Все это поганое общество должно быть раздроблено на несколько категорий... Спасительной для народа может быть только такая революция, которая уничтожит в корне всякую государственность и истребит все государственные традиции, порядки и классы в России.

Наше дело – страстное, полное, повсеместное и беспощадное разрушение.

Поэтому, сближаясь с народом, мы прежде всего должны соединиться с теми элементами народной жизни, которые со времени основания московской государственной силы не переставали протестовать не на словах, а на деле против всего, что прямо или косвенно связано с государством: против дворянства, против чиновничества, против попов, против гилдейского мира и против кулака-мироеда. Соединимся с лихим, разбойничьим миром, этим истинным и единственным революционером в России.

Сплотить этот мир в одну непобедимую всесокрушающую силу – вот вся наша организация, конспирация, задача».

 

Растление молодежи

Специалистам по идеологическим войнам хорошо известен тезис: «Скажите, чем увлекаются ваши подростки, и я скажу, что будет с вашей промышленностью через пять лет».

Колонизацию стран можно проводить и без стрельбы пушек и барабанного боя – главное прорваться к управлению финансовыми потоками. Этим искусством хорошо владеют все торговые нации.

Администрации многих стран становятся пешками в руках профессиональных игроков-финансистов, следующих своим планам. Откуда эти профессионалы черпают свои знания и навыки? Есть умные и гениальные советчики, воспитанные с самого раннего детства для управления делами всего мира. Эта отобранная талантливая молодежь приучается черпать нужные для управления сведения из политических планов, из опыта истории, из наблюдения за каждым текущим моментом.

Замечали ли вы, что основная масса как бы образованных людей руководствуется не практикой беспристрастных исторических наблюдений, а теоретической рутиной, без всякого критического отношения к результатам. Простофили предпочитают веселиться и жить надеждами на новые увеселения или воспоминаниями о пережитом.

С помощью СМИ в народе возбуждается слепое доверие к различным теориям. Почему не обманывать людей, если они сами рады следовать ложным теориям XIX в.: дарвинизму, марксизму. Растлевающее значение этих направлений для простодушных умов более чем очевидно.

В XIX в. была отработана практика использования СМИ для превращения государств в арены, на которых разыгрываются смуты.

Что дает наибольший шанс стабильной победы в идеологической войне? Проникновение агентов влияния в национальную систему просвещения государства. Тогда одурачивание, одурманивание и развращение молодежи посредством воспитания в заведомо ложных принципах и теориях можно поставить на поток. Для политизации детей специалисты по идеологическим войнам рекомендуют создавать различного толка детские общественные организации, через которые можно будет прививать разрушающую нравственность или, наоборот, некритичную покорность.

Все промышленно развитые страны к концу XIX в. имели в достатке высокопрофессиональных специалистов по идеологическим войнам. Однако если подвести экономический итог XIX в., то можно обнаружить, что в двух странах – Великобритании и США – таких специалистов оказалось значительно больше, чем в других, и это предопределило передел мировых рынков в XX в.

В идеологической войне важнейшими силами являются литература и журналистика, так как они оказывают громадное влияние на умы...

Из векового опыта известно, что люди живут и руководствуются идеями, которые формируются  только при помощи воспитания, даваемого с одинаковым успехом всем возрастам, конечно, только различными приемами.

Для порабощения воли человека надо лишить его не только возможности критически мыслить, но и даже любых проблесков независимой мысли. Подготовленные учителя с успехом могут вдалбливать в неокрепшие умы детей нужные идеологам предметы и идеи.

Продолжение материала читайте в журнале «Конкуренция и рынок» декабрь 2015 №6 (73)