USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Открытое письмо власти

Сергей Очкивский, эксперт ОНФ

Прошу считать написанное в этом материале моим официальным обращением ко всем представителям власти: от главы государства – Президента РФ, до руководителей территориальных структур правоохранительных и контролирующих органов. К Президенту РФ обращаюсь еще и как к лидеру Общероссийского народного фронта, поскольку именно после участия в мероприятии в Петербурге летом этого года, которое было посвящено борьбе с коррупцией в сфере государственных закупок, мной и были предприняты усилия по содействию в решении этой острейшей для государства проблемы.

 

Страх

У меня на руках ответы на заявления, отправленные в УФАС по Тульской области, Тульскую прокуратуру и в одну крупную госкорпорацию. Суть заявлений – объективное рассмотрение нарушений Закона 223-ФЗ, которые нанесли ущерб репутации России и привели к растрате нескольких десятков миллионов рублей. Все из-за того, что нормального конкурса не было, а контракт заключили с «единственным» поставщиком. Ситуация в госзакупках банальная – «единственного» поставщика заказчик сделал искусственно.

Предсказуема была реакция собственников предприятия, поручивших мне подготовить заявления, – страх поссориться с госкорпорацией. Кто же в России решится дерзить монополисту? Поэтому не могу в открытой печати указать истинные названия промышленных предприятий из-за возможных репрессий и отлучения от будущих контрактов. Кто в России может поручиться, что госкорпорация не будет заниматься дрессировкой поставщика в назидание другим? Никто!

Не удивили ответы Тульского УФАС России и Тульской прокуратуры. Эти два государева ока в экономике пошли на прямое нарушение национального конкурентного права и думали, что примитивнейшими отписками закроют экономический конфликт. К сожалению, так добросовестную конкурентную среду не создают.

Для малограмотных бюрократов сообщаю. Жалоба – это письменное обращение в государственный или международный орган, организацию с требованием о восстановлении собственного нарушенного права или принятии мер по отношению к лицу, виновному в нарушении прав обратившегося в соответствующий орган. Заявление – это письменное или устное обращение, направленное в государственный орган, организацию с целью реализации своего законного права или информирования должностного лица. В данном случае мое обращение – реализация ст. 32 и ст. 33 Конституции РФ.

Всевидящее, когда захочет, око государства, Тульская прокуратура по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах, предпочла в своем ответе эти очи так же, как и предыдущие адресаты моих заявлений, зажмурить. Кстати, она единственная, кто нарушил сроки дачи ответа. И это, судя по его содержанию, вовсе не было связано с тщательностью проверки изложенных в моем заявлении фактов. Судите сами!

Прокуратура не видит нарушений закона ни в отсутствии конкурса при закупке (ссылаясь на приснопамятное военно-техническое сотрудничество), ни явно выраженного документально завышения цены, ни в отсутствии размещения информации в соответствии с законом. Самое главное – она в упор не хочет замечать, как и другие адресаты, что у государства и налогоплательщиков наглым образом вытащили из кармана как минимум 25 млн руб. А если проверку провести надлежащим образом, то наверняка выяснятся хищения гораздо большего масштаба!

Единственное, что они вынуждены признать, что сроки поставки по заключенному без конкурса договору уже сорваны. Отметим, что под термином «военно-техническое сотрудничество» прячется поставка вооружений на экспорт. А ведь срыв международных договоров – это еще более отягчающий фактор вины невыявленных должностных лиц. А прокуратура почему-то указывает на возможность штрафных санкций за просрочку со стороны заказчика к поставщику, забывая при этом о таких же штрафных санкциях к заказчику, который будет виновен к срыву уже собственных поставок и уже не в рублях, а в валюте.  

Резюмируем вышесказанное. Государственные структуры, которые поставлены на службу защиты интересов общества и государства, не выполняют свои функции и пытаются отписками устранить общественный контроль за собственным бездействием. Этим они нарушают мои конституционные права как гражданина РФ. Так может, нужно подвергнуть кардинальному сокращению не ряды МВД, тем более в условиях объявленной России террористической войны, а ФАС и прокуратуры?

Как и каждый человек, имеющий длительный опыт собственной предпринимательской деятельности и работы в общественных организациях бизнеса, знаю, чего ждать от переписки с бюрократическими организациями. Из него следует, что для того, чтобы принудить правоохранительные и контролирующие органы к выполнению своих функций по закону, требуется немало времени и усилий, которые в некоторых случаях так и остаются пустой тратой собственных ресурсов.

Самым распространенным приемом бюрократов является принцип: «Вы – про Фому, а мы вам – про Ерему».

Экономическая ситуация в России подталкивает национальных предпринимателей избавляться от страха перед бюрократией и солидарными усилиями менять ее в благоприятную сторону.

В России и так после 70 лет забвения молодежь не знает выдающихся предпринимателей Российской империи. А если молодым раскрыть все ужасы, творимые российской бюрократией, то может ли у них возникнуть желание посвятить себя предпринимательству?

 

Конфликт интересов налицо

Эта проблема намного шире правового термина, который определяет его как ситуацию, при которой личная заинтересованность человека может повлиять на процесс принятия решения и таким образом принести ущерб интересам общества либо компании в зависимости от места его работы. На самом деле существующая проблема намного шире, глубже и острее по своим последствиям.

Власть на всех уровнях и с помощью представителей основных политических сил декларирует важность развития рыночной экономики для благополучия страны. Политики рознятся лишь в пропорциях сочетания государственного и частного, плана и рынка. Исходя из этого фигура предпринимателя в России должна быть одной из наиболее востребованных в обществе. Действительно, это направление профессиональной деятельности входило в десятку самых престижных профессий еще 10 лет назад.

Последние несколько лет уже не соцопросы, а сама жизнь показывает, что деятельность предпринимателя теряет престиж у самого бизнеса. Наблюдается массовое закрытие малых предприятий, а также прекращение деятельности индивидуальных частных предпринимателей.

Социологи уже много лет назад установили, что подростки четко угадывают профессиональные тренды – специальности, которые в будущем станут самыми престижными в обществе. Точнее – во многом, став взрослыми, они сами формируют спрос на них. В 1920-е это были учителя и техники, в 1970-е – врачи и водители, в 1990-е – бизнесмены и силовики, в 2000-е – силовики и профессии постиндустриального мира (экономист, юрист, дизайнер, ветеринар, психолог, музыкант и т. д.). Мечты подростков в профессиональной сфере становятся реальностью через 14–16 лет, когда возраст респондентов переваливает за 30 лет, и эти люди начинают влиять в стране на политику, экономику и социальные отношения. Ныне, как и в 1970-е гг., в лидеры снова вышла профессия врача, а потом новые предпочтения – спортсмен, силовик. Почти никто не видит себя не только в сельском хозяйстве, инжиниринге и на производстве, но и в предпринимательстве. Но это же коренным образом противоречит картине будущей российской экономики, не только декларируемой властью, но уже реально складывающейся на наших глазах! Так в чем же дело?

Ведь в такой «нерыночной», как нас уверяют СМИ Белоруссии, соцопросы показывают другую картину. Отвечая на вопрос социологов, хотели бы Вы открыть собственное дело, заняться бизнесом, 21,1 % опрошенных подтвердили эти стремления. 27,1 % респондентов отметили свое желание, однако пока у них нет возможности его реализовать. Таким образом, почти половина опрошенных связывает с предпринимательством собственные профессиональные предпочтения. Немаловажно, что частным бизнесом в Белоруссии уже занимаются 6,7 % участников опроса, а еще 2,3 % придется его вести, поскольку дело перейдет им по наследству (хочешь не хочешь…).

Соцопрос также выявил, что такие заявления подтверждаются жизненной практикой. Свои первые деньги 5,4 % респондентов заработали в возрасте до 14 лет, 16,3 % – в возрасте с 14 до 18 лет, 24,4 % – в возрасте с 18 до 21 года, 45,1 % – в возрасте с 21 года и старше. Главными мотивами занятия частным бизнесом белорусы называют желание заработать хорошие деньги (отметили 23,8 % респондентов) и возможность быть независимым (22,4 %).

Почему в «социалистической» Белоруссии предпринимательство более востребовано, чем в России? Ведь в России дело не в том, что бизнес не любят. По данным ВЦИОМ, только 12 % респондентов не одобряют предпринимательскую деятельность. Тем не менее социологи констатируют, что россияне в большинстве своем видят себя наемными работниками. Лишь от 3 до 7 % граждан (по разным опросам) предпочитают работать на себя. Эксперты объясняют это тем, что люди боятся ответственности!

А вот уже состоявшиеся бизнесмены с ними не согласны. Граждане вовсе не наивны и видят, что предприниматель у нас должен не только уметь рисковать, но и всегда быть готовым к тому, что дело прикроют, а его самого посадят в тюрьму.

Вице-президент «Деловой России» Николай Остарков подтверждает это утверждение: «Предприниматель у нас вынужден постоянно не только нести финансовые риски, но и ходить по грани законодательства, нести какие-то этические издержки. Поэтому человек, который идет в бизнес, должен сразу же понять, что он зачастую будет вне легальной системы. Над любым предпринимателем висит угроза «посадки», и это главный отталкивающий людей от бизнеса фактор. В итоге мы не можем привлечь в бизнес людей, к примеру, с научным складом ума – они больше ориентированы на долгосрочные проекты, которые никто не может гарантировать. К сожалению, нынешняя система очень жестко настроена против того, чтобы в нее приходили люди с нормальными этическими установками».

Такую ситуацию в экономике создает как раз та бюрократия, которая в упор не хочет видеть коррупцию в своей среде, как показал опыт вышеизложенной переписки. Зато «стричь шерсть» с предпринимателей по любому поводу и без него – это главный бизнес самой бюрократии. Частые заявления должностных лиц – чиновник не должен заниматься бизнесом, – выглядит недвусмысленно, если перевести на русский язык. Но бизнес по-чиновничьи имеет для страны печальный результат.

Оставшись без предпринимательства, в связи с отсутствием желающих им заниматься, Россия может оказаться не только без экономики, но и без будущего, как уже и было в ее истории. Самое интересное, что бюрократия не понимает, что она первой будет выкинута «на помойку», и ее основательно перетрясут, как это уже было в 1917 г. Похоже, что уроки истории она не усвоила.

Продолжение следует.

Популярные