USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Опыт ленд-лиза во время Второй Мировой войны вспоминают в Поморье

Совсем не много осталось ветеранов Второй мировой войны, прошедших морскою «Дорогой бомб». Так окрестили сами участники Северных конвоев этот маршрут ленд-лиза, проложенный в Архангельск 75 лет назад первым караваном из Исландии и Великобритании под кодовым названием «Дервиш».  

По случаю памятной даты в столице Поморья и соседнем Северодвинске - большое мероприятие. В числе самых почетных гостей - те немногие из участников полярных конвоев, кто остался в живых и нашел силы приехать. А рядом с ними -  послы и представители дипломатических миссий США, Великобритании, Канады, Исландии, Новой Зеландии, Австралии, Польши, Нидерландов, Франции. Во главе британской делегации принцесса Анна - дочь королевы Елизаветы II. Как накануне объявлено, она везет в дар Архангельску «Арктическую звезду» - государственную награду Великобритании, которая вручается за службу в полярных конвоях.

«Безмерны жертвы, которые понесли в войне советские люди. Об этом знает весь мир и испытывает глубокую признательность, - сказал в обращении к северянам посол Австралии в России Петер Теш. - Моя страна присоединяется к военным союзникам СССР - Великобритании, Канаде, Новой Зеландии и США - и чтит память ветеранов всех стран, которые участвовали в героическом подвиге полярных конвоев. Мы преклоняем головы перед теми, кто служил, и вспоминаем тех, кто погиб».

Первый юбилей «Дервиша» - 50 лет - наша страна широко отметила в 1991 году: тогда Архангельск принял более 300 ветеранов полярных караванов из СССР, Англии, США, Канады. В Баренцевом море были организованы общефлотские учения по проводке конвоя «Дервиш – 91» с участием советских кораблей и Британского королевского флота. Встречам наших моряков не помешал даже путч 19-21 августа - боевые традиции оказались сильнее политических кризисов.

За прошедшие четверть века строй ветеранов, прибывших на юбилей «Дервиша», стал меньше в 10 раз. Сегодня в нем 35 россиян, семеро британцев и двое американских моряков. Почти треть - в инвалидных колясках. Специально для них северодвинцы всю ночь сушили лужи на асфальте перед Вечным огнем - накануне в городе шел проливной дождь.

Первыми встретили гостей ребята из Морской кадетской школы. Мальчики в бескозырках пока еще не осознают, что становятся крайним звеном в цепочке памяти, которая свяжет уходящих от нас солдат Победы с теми, кто придет в этот мир завтра.Среди ветеранов - юнги Северного флота, которые во время войны были ровесниками сегодняшних кадетов. Многие из них начали служить на судах, сопровождавших конвои, в 13-14 лет. А в пятнадцать юнга считался взрослым и работал наравне с мужчинами. «Больше  было некому - отцы наши ушли на фронт, в Архангельске остались женщины да дети», - вспоминает архангелогородец Валерий Неклюдов. После школы юнг Северного морского пароходства Валерий попал на грузопассажирский пароход «Мудьюг», сопровождавший конвои. И стал одним из тысяч архангельских мальчишек, призванных во флот в 13-14 лет. Отцы воевали на фронте, дети - в Арктике. «Мудьюг» перевозил раненых, технику, продукты.

Треть экипажа - юнги. Пароход был наскоро вооружен американскими «Эрликонами» - 20-миллиметровыми зенитными пушками. Их установили на мостике, ящики со снарядами - под полубаком. «Во время налета бежишь к полубаку, затем со снарядом по палубе, а еще нужно подняться на мостик, - вспоминает Валерий Неклюдов. - Подносить боеприпасы была прямая обязанность юнги. Не страшнее, кстати, чем дежурить на чердаке нашего деревянного дома в Архангельске во время бомбежки - вокруг все гремит и полыхает, а ты ждешь, пока очередная зажигалка пробьет крышу. Клещами ее - и в ящик с песком».

Дети-конвойщики стояли и на разгрузке. День выдавался сытным, если мешок с американской мукой рвался на весу. Замешанные юнгами лепешки быстро подсыхали на горячих трубах, ведущих к паровым лебедкам «Мудьюга». Это был «настоящий» хлеб, в отличие от опилок с мукой, которые выдавали в Архангельске по карточкам. Вместо масла - слой олифы (пока боцман не поймал). А между тем один пароход типа «Либерти» вез на борту тысячи мешков зерна и коробок с мясными консервами.

Как рассказал доктор исторических наук Михаил Супрун, Северным конвоям удалось доставить в Архангельск и Мурманск 17,5 млн тонн грузов: вооружение, технику, транспорт, продовольствие. Одних только продуктов хватило бы на 3 года для 10 млн человек. При всем том во время войны дневная норма хлеба в Архангельске опускалась до 75 граммов в одни руки - ниже, чем в дни ленинградской блокады. И этому было свое объяснение: «Все для фронта, все для Победы».

Вместе с боевыми друзьями отмечает юбилей конвоев и юнга Юрий Будиев. Он рассказал журналистам, что отношения с иностранными моряками у северян складывались дружеские: жители военного Архангельска хорошо понимали истинную цену муки и тушенки, доставленных в город «Дорогой бомб». 

Генри Джозеф приехал в Архангельск из Лондона. Для того, чтобы возложить цветы к Вечному огню, он собирает все свои силы и встает с инвалидной коляски - несколько шагов даются с трудом. «Я сопровождал в Архангельск и Мурманск три конвоя, работал инженером на FlowerclassCorvette, - рассказал английский ветеран. - Самым тяжелым был PQ16 в 1942-м - мы сопровождали в вашу страну 35 судов с грузами из Америки, Великобритании и Канады. Нас бомбили пять дней подряд, не переставая, несколько судов были потоплены. Но стратегически важный груз мы доставили! А в Архангельск я приехал в первый раз - мечтал об этом очень давно, и вот, через семьдесят с лишним лет, мечта исполнилась».

Фото на память: рядом с Генри Джозефом - Иван Никонов из Москвы. Во время конвоев он служил техником в авиационном полку Бориса Сафонова. Летчики-североморцы охраняли суда союзников от немецких налетов. Иван Петрович подготовил к бою 70 самолетов, в том числе полученных по ленд-лизу - Kittyhawk, Hurricane. «Ни одной вынужденной посадки у моих истребителей не было! - вспоминает Иван Петрович. -  Но из полка Сафонова в этом году я остался один - все мои боевые товарищи, с которыми раньше приезжал в Архангельск, ушли».

Неужели угаснут традиции боевого братства, боевого «Дервиша», когда уйдут последние ветераны? Ответ может быть только один - останутся. У северян появилась идея организовать в Архангельске и Северодвинске свой «Бессмертный полк»: портреты моряков из полярных конвоев могли бы, к примеру, нести 700 мальчишек и девчонок, которые учатся сегодня в детском морском центре Северодвинска, а вместе с ними - архангельские кадеты.

Кстати, Северодвинск не случайно встретил ветеранов первым - во время войны порт Молотовска работал 24 часа в сутки, сюда приходили суда с глубокой осадкой, здесь же принимали наливные грузы: 15 танкеров с нефтепродуктами за четыре года, 150 тысяч тонн драгоценного топлива для фронта. Северодвинцы вспоминают: когда в сорокаградусные морозы груз примерзал к палубе, его «отливали» кипятком...

Многие историки считают, что на Севере в определенной мере решался исход Второй мировой войны. А опыт ленд-лиза - это опыт консолидации стран, инструмент, который можно и сегодня использовать для борьбы с мировым злом - голодом, болезнями, последствиями катастроф. «Твердо верю, что Россия является не землей обетованной, а страной, избранной Богом для того, чтобы привести мир обратно к здравомыслию и нормальному состоянию», - писал в своих военных мемуарах ветеран конвоев из Австралии Лори Дауни.

Популярные