USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Запрещать не нужно воспитывать: можно ли предотвратить массшутинг?

8 октября 2021

Что толкает подростков на расправу со сверстниками? Виноват ли в этом Интернет или компьютерные игры? Уже несколько десятилетий специалисты ищут ответ на эти  вопросы, но трагедии в учебных  заведениях время от времени происходят. Очередной случай – стрельба в Пермском государственном университете 20 сентября. От действий 18-летнего студента Тимура Бекмансурова погибли шесть человек, больше 20 пострадали. До этого, 11 мая, 19-летний Ильназ Галявиев напал на школу в Казани. В той трагедии погибли 9 человек. Есть ли способ предотвратить подростковый шутинг и как определить потенциального стрелка, - в материале Полины Быковой.

Нападения на учебные заведения вошли в общеупотребительную лексику, как «колумбайн» - по названию школы в штате Колорадо, где 20 апреля 1999 года разыгралась самая знаменитая в массовой культуре трагедия.  Два подростка -  Дилан Клиболд и Эрик Харрис убили 13 человек и ранили ещё 23. Сами ребята после содеянного покончили жизнь самоубийством.

Тот случай не был первым для Америки. В 1966 году Чарльз Уитман устроил обстрел учащихся Техасского университета. В 1977 году, после публикации романа «Ярость» Стивена Кинга, по США прокатилась волна подражания персонажу книги. К счастью, не все инциденты заканчивались трагедией.

В России о таком явлении, как «Колумбайн» заговорили в 2014 году, когда десятиклассник Сергей Гордеев из московской школы № 263, вооруженный винтовкой и карабином, застрелил учителя географии и взял в заложники одноклассников. Большого количества жертв удалось избежать, стрелка обезвредили и отправили  в психиатрическую больницу. По его словам, он не хотел никого убивать, а лишь решил узнать «что там — после смерти?».
Чередой трагедий примерно с одним и тем же сценарием отмечены последние годы, начиная с 2018-го: Пермь, Сосновый Бор (Улан Удэ), Новосибирск, Благовещенск, Керчь, Казань и снова Пермь.

В тихом омуте

Родители стрелков, зачастую, характеризовали своих детей, как тихих ребят, не замеченных ранее в агрессивных действиях. Возможно, несколько замкнутых, но точно не злобных и без садистских наклонностей.  Примерно то же самое о своём сыне говорила мать пермского стрелка Тимура Бекмансурова: спокойный и заботливый, любит животных, особенно кошек. «Я считаю, что у меня был идеальный ребёнок, он во всём мне помогал, я уверена, что он никогда не пил спиртного и не курил. Никаких отклонений в психическом состоянии, агрессии с его стороны никогда не было», - рассказала женщина. Как же тогда получилось, что «идеальный ребенок» устроил настоящую бойню?

Во всем виноват Интернет и блогеры?

Сразу после событий в Перми глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин заявил о деструктивном влиянии Интернета на детей: «Подростки ориентируются на героев компьютерных игр, которые решают проблемы "просто" -  ликвидируя оппонента. Сейчас к этому добавилась масса различного негативного контента в сети Интернет. В погоне за прибылью и славой блогеры создают видеоматериалы издевательств над людьми, совершают сомнительные поступки, зачастую противоправные. Их посты просматривают миллионы подростков, которые могут последовать дурному примеру. И какие ценности могут сформироваться у подростков, которые смотрят все это?» 

Досталось и социальным сетям. Именно там подростки получают информацию о том, как совершить преступление, а в закрытые сообщества вступают «избранные», готовые противостоять «обычному» большинству людей. 
По мнению председателя СК, на федеральных каналах необходимо ограничить показ сцен насилия и жестокости, исключить различные ток- и реалити-шоу, «десоциализирующие молодежь». А вместо компьютерных игр активнее распространять социальную рекламу, пропагандировать здоровый образ жизни и занятия спортом.

О необходимости усиленного контроля над компьютерными играми заговорили ещё в мае, после трагедии в Казани.  По мнению политиков, такие увлечения и приводят подростков к агрессии. Подробнее об этом можно прочитать в нашем материале.

Не запрещать, а воспитывать

После каждого случая массшутинга, начиная с 2014 года, российские законодатели поднимают разговор о всевозможных запретах, ограничениях, усилении мер безопасности. Запретить, удалить, заблокировать - вообще стало излюбленным способом борьбы власти с неугодным контентом.  Однако все эти меры оказываются «косметическими» - прикрывающими проблему, но не устраняющими первопричину, и точно не предотвращающими новые трагедии. В случае с подростками запретительные меры, зачастую, имеют обратный эффект - запретное становится ещё более притягательным. 

Специалисты считают насилие на телевидении и в интернете вторичными факторами. Просто посмотрев ролик в социальных сетях, или поиграв в стрелялку, человек не пойдет убивать. Для такого шага должны быть предпосылки.
«Не буквально интернет виноват. Виновата возможность быстро быть увиденным сразу многими, возможность вызвать эмоцию, интерес к себе, удивление. То, что на сленге называется "хайпануть", - считает социолог, писатель Анастасия Данилина. - Ведь не было интернета в 90-е, а молодёжные группировки и жестокость были. Были и в другое время. Это крик одиночества, преображённый в озлобленность и желание испытать степень своей силы воздействия на внешний мир. Работая с подростками и уже взрослыми людьми, у которых был опыт сложного взросления, я часто сталкиваюсь с тем, что любовь или интересная площадка для самореализации выводили в мирное русло людей с ранними судимостями, вредными привычками и тягой к проявлению жестокости и агрессии».

Геннадий Михайлов, педагог, консультант по воспитанию детей, доктор психологических наук, основатель спортивного клуба «Белый лев», главной проблемой называет отсутствие государственной программы правильного воспитания подрастающего поколения: «В образовательный процесс должен входить и воспитательный. При коммунистах он входил, но толку не было, тогда всех растили коммунистами, а они не хотели расти такими. Потом воспитание отменили, оставили только образование – большое несчастье для людей, на самом деле. Потому что школы не могут заниматься воспитательным процессом, родители тоже. Программа должна иметь общий охват, она должна сформировать личность, правильно ориентированную. От младенчества и далее, потому что взрослым тоже нужны ориентиры».

На помощь призовут искусственный интеллект

После нападения на Пермский государственный университет стало известно, что российские власти решили выделить почти 1,6 миллиарда рублей на создание системы по выявлению социально опасных учащихся, склонных к деструктивному поведению. Делать это планируют на основе анализа их письменных работ.

По данным РБК, разработкой займется Центр изучения и сетевого мониторинга молодежной среды (АНО «ЦИСМ»). Организацию учредили в 2018 году по поручению Владимира Путина с целью «выработки системы по защите молодого поколения, детей и подростков от воздействия негативной информации». Предполагается, что программа сможет анализировать письменные работы школьников и студентов, искать в них слова, которые укажут на возможные склонности к насилию.  Пока до конца непонятно, как будет работать система, и какие алгоритмы будут в нее заложены, да и вряд ли только на основании школьных сочинений можно судить о суицидальных наклонностях у подростка.

Что должно насторожить родителей?

Американский психолог Питер Лангман больше 20 лет занимается темой массовых убийств в школах и вузах. По его словам, практически всегда школьные стрелки – это парни. Взяв в руки ружье, они так утверждают свою мужественность, силу и власть.

В своей книге «Почему дети убивают: внутри сознания массового убийцы» Лангман подробно рассказывает, на что нужно обращать внимание взрослым, и как потенциальный стрелок может себя выдать. Писатель приходит к выводу, что насторожить должны такие действия подростка, как странный пост в соцсетях (многие пишут о своих намерениях онлайн), интерес к огнестрельному и холодному оружию, стихи, посвященные планам убить кого-то, восхищение поступками таких же стрелков, доклад для урока химии, как сделать бомбу в домашних условиях и, конечно же,  прямые угрозы, которые часто не воспринимаются всерьез.

Все эти признаки являются тревожными сигналами для взрослых. Но чтобы их заметить родители должны общаться со своими детьми, а не ограничиваться только проверкой домашнего задания. Интересоваться их увлечениями, помогать в решении подростковых проблем. Не быть равнодушными, чтобы не просмотреть трагедию.  «На данный момент в обществе очень много агрессии. И уровень её повышается, - говорит и врач-психотерапевт Светлана Григорьева. - При хорошем состоянии общества есть достаточно возможностей направлять агрессию в правильное русло: в спортивные, массовые, культурные мероприятия. Индивидуальные занятия спортом, фитнес неплохо снимают агрессию, но последние два года уровень жизни населения сильно упал, для многих всё это стало недоступным. Из рекомендаций можно посоветовать обращать больше внимания на своих близких, быть внимательными к детям. Очень важно знать, чем живет ваш ребенок, что у него внутри. Разговаривать с ним, с его друзьями. Ситуация, при которой ребенок берёт оружие и идёт убивать – это крайняя ситуация».

Переходный возраст – это сложный этап, как для детей, так и для их родителей. Именно в это время в сознании подростка происходит своеобразный переворот, когда мнение, поступки, образ жизни родителей, других взрослых из его окружения подвергаются критике, раздражают, кажутся глупыми и далёкими от идеала. Ребёнок отдаляется и замыкается, начинает интенсивнее защищать своё личное пространство.

Как вести себя с подростком, чтобы не стать ему врагом и сохранить теплые отношения рассказывает социолог, писатель Анастасия Данилина:  «Настораживать должно полное отдаление, когда любая связь с миром близкого окружения разрушена. Человек - существо социальное. Если ребенок не общается с очевидным, наблюдаемым и контролируемым кругом, значит,  он делает это с другими, и не всегда этот круг за добро и любовь, - здесь важнее наличие чувства сопричастности, наличие общего признака, а таковым может оказаться всё что угодно: от рисования аниме до анализа способов самоубийства. Старайтесь сохранить искренность и открытость отношений. Меньше критикуйте подростка. Проявляйте искреннюю заинтересованность в его жизни, но с эмоцией удивления, а не раздражения».

Универсальной формулы для выявления потенциального стрелка не существует. Можно и дальше запрещать компьютерные игры, демонизировать Интернет и вырезать жестокие сцены из сериалов, вместо того, чтобы обратить внимание на пробелы в современном образовании. Детей следует не натаскивать на сдачу ЕГЭ, а научить мыслить, справляться с проблемами, делиться своими тревогами, не стесняться обращаться за помощью к взрослым и специалистам.  Получается, что обществу проще списать случившееся на ментальные расстройства и Интернет, но упорно игнорировать действительно важные проблемы. Подростковый возраст – самый чувствительный и уязвимый. Отчаяние, отсутствие понимания, поддержки внутри семьи и в классе приводят к эмоциональному взрыву. И если на это не обращать внимания подобных трагедий избежать не получится.

Продолжая тему о воспитании подростков, педагог, доктор психологических наук Геннадий Михайлов считает, что здоровая личность может расти и гармонично развиваться только в здоровом государстве. А для этого сначала нужно вырастить тех людей, которые сделают РФ сильным и здоровым государством: «Государственное мышление – это не как украсть у государства, а как сделать государство более сильным, более богатым. Не просто богатым, не как коммунисты делали – государство пусть будет сильным, а человек - винтик, никто, поэтому одеваться, жить и питаться он может кое-как. Государство должно быть сильным за счёт сильной личности, за счёт хорошо живущего человека. Мы должны жить в тепле, красоте, достатке. Нужно воспитывать детей, а родители иногда не понимают. Учителя не всегда понимают. Учителей самих этому не научили».  

Тем временем, Администрация Санкт-Петербурга отчиталась о достижениях в сфере воспитания молодого поколения. В 2021 году условия для «воспитания гармонично развитой личности» выполнены на 101 %. К 2030 году этот показатель должен увеличиться до 130 %.

Полина Быкова

Популярные