USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Отмыть нельзя закрасить. Почему российские власти уничтожают стрит-арт?

12 июля 2021

Уличное искусство развивается по собственным законам и вне любых регуляционных рамок. Часто художники выражают в своих рисунках на городской инфраструктуре маргинальный протест, свободолюбие и собственные точки зрения на общественные процессы. Коммунальщики не приветствуют стрит-арт. Несмотря на то, что города проводят выставки и фестивали граффити культуры, несогласованные со службами рисунки продолжают закрашивать. Есть ли способ уличным художникам и городским властям договориться? Ответ в материале Игоря Прусакова.

С помощью стрит-арта можно разнообразить городские пейзажи, внести неповторимость и оживление в одинаковые дворы спальных районов. Но если граффити не согласовано с властями, пусть даже и несёт художественную ценность, его обязательно закрасят. А попавшегося с поличным художника могут привлечь к административной ответственности.

На всей территории страны за граффити чаще всего наказывают по двум статьям. Это 7.17 КоАП РФ (незначительное повреждение чужого имущества) и статья 20.1 КоАП РФ (мелкое хулиганство). Первая предусматривает денежный штраф до 1000 рублей, а по второй могут даже арестовать на пятнадцать суток, хотя до этого доходит в исключительных случаях.

Многие считают, что если автор граффити предупреждает и договаривается с властями о рисунке, уничтожается сама суть уличного искусства. Оно должно оставаться нелегальным и протестным, именно это и считается его двигателем, привлекает новых последователей, притягивает и заставляет создавать новые работы, рассказывает художник под тэгом Висмут: «В среде уличных художников вандалов нет. Есть просто разные стили. И разные способы себя позиционировать. Например, есть райтеры и есть бомберы. Райтеры могут месяцами продумывать рисунок, работу делают долго, иногда за несколько подходов. Райтеру интересно создать красивое произведение искусства. А вот у бомберов главное словить адреналин. Они рисуют быстро и, бывает, что у всех на виду. Разрисовывают всё подряд: электрички, автобусы, фуры, остановки, мосты, асфальт, здания. Ещё есть те, кто занимается тэггингом, они повсюду оставляют надписи, чаще всего, со своим никнеймом. Помечают стены, на которых хотят что-то нарисовать или просто оставляют тэг ради тэга. Раньше соблюдение правил ещё как-то разделяло людей на категории: кто-то рисовал только баллоном, кто-то валиком, кто-то кисточкой, кто-то трафаретом, а сегодня уже никаких разграничений не осталось, все рисуют, как хотят и внутри субкультуры все считаются художниками. Вандалами уличных художников считает только государство».

В обществе стрит-арт до сих пор не воспринимают искусством в классическом понимании, хотя некоторые работы поражают и масштабом, и задумкой, и мастерством. Многим кажется, что граффити это нечто вроде подросткового желания похулиганить, один из видов девиантного поведения. Хотя работы знаменитых уличных художников, например Banksy, продаются на международных аукционах за огромные суммы.

Есть у российского стрит-арта и своя история появления, которая развивалась параллельно революции. Декрет «О демократизации искусств (заборная литература и площадная живопись)» творческого объединения ЛЕФ («Левый фронт искусств») появился в 1918 году. Под ним подписались художники Василий Каменский, Давид Бурлюк и поэт Владимир Маяковский.

Участники ЛЕФа заявили о появлении нового искусства, которое выйдет за пределы «дворцов, галерей, салонов, библиотек и театров» и распространится «на перекрёстках домовых стен, заборов, крыш, улиц наших городов, селений, на спинах автомобилей, экипажей, трамваев и на платьях всех граждан». Авторы манифеста планировали превратить улицы в «праздник искусства для всех».

Известно, что авангардист Казимир Малевич, участник группы УНОВИС («Утвердители нового искусства») в 1920-м году расписывал фасады Витебска супрематическим граффити, приурочив акцию к годовщине революции. Автором конструктивистского стрит-арта в виде рекламы товаров на Доме Моссельпрома стал художник Александр Родченко. Под лозунгом «Нигде кроме как в Моссельпроме!» (который придумал Маяковский) художник изобразил конфеты, папиросы, шоколад и пиво.

На Западе историю стрит-арта связывают рисунком и надписью «Здесь был Килрой» (Kilroy was here). Объект обрёл популярность в 1940-50-х в англоязычном мире. Точное место появления и авторство надписи не установлено до сих пор, но чаще всего называют инспектора Джеймса Килроя из Бостона, который проверял грузовые корабли на верфях и оставлял на них свой тэг. Именно с появлением тэгов начался западный стрит-арт. Надписи появлялись на заборах, автомобилях, стенах зданий, а банды использовали их, помечая подконтрольные районы.

Если запретить нельзя: отрегулировать.

Сегодня граффити в России выглядит уже не так маргинально, как десять или пятнадцать лет назад. Из министерств, ведомств и администраций слышатся разговоры о желании сотрудничать с художниками и развивать уличное искусство, но если человек решит работать по правилам, ему навяжут условия в виде допустимых мест для рисования и определённого списка тем, а затем отправят по кабинетам договариваться с чиновниками.

Олег Лукьянов, российский художник урбанист из команды urbanfresco считает, что согласовать рисунок с властями практически невозможно, а в современном информационном пространстве сотрудничать смысла и вовсе нет: «В наше время факт существования произведения остается запечатлённым и растиражированным независимо от дальнейшего развития событий. Договариваться пробовали и опыт отрицательный. В настоящий момент для согласования уличного искусства необходимо создать политическую партию, которая будет представлять интересы творцов в общественных институтах. Именно этим я сейчас и занимаюсь. Отсутствием работающего юридического механизма власти лишь подсказывают, что лоббировать интересы художников необходимо изнутри» - рассказывает Лукьянов и называет самый проблемный город для стрит-арта, - «Аутсайдером по существованию уличного искусства был и остается Петербург. Точные статистические данные по количеству закрашенных работ собрать сложно, есть неоднозначные моменты. Работы, созданные по методу urbanfresco в большинстве случаев можно отмыть. Все уличные изображения делятся не только на существующие и закрашенные. Можно выделить как минимум четыре категории: существующие, закрашенные, отмытые, ещё не отмытые. А бывают еще повторно закрашенные и не по одному разу».

Олег Лукьянов знает о чём говорит, именно авторству urbanfresco принадлежит знаменитый уличный портрет Иосифа Бродского напротив его же музея. Рисунок закрасили по жалобе завхоза школы №189, на чьей территории оказался арт-объект, уже на следующий день после появления.

Общаться с властями в каждом регионе художникам приходится по разным правилам. В Москве уже несколько лет действуют правила, по которым можно договориться о нанесении рисунка. Порядок, опубликованный на сайте столичной мэрии, ограничивает тематику граффити «изображениями, популяризирующими выдающихся личностей, исторические события, науку, спорт и искусство».

В разрешённых граффити не должно быть призывов к насилию и жестокости, порнографии, бранных слов, оскорблений «в отношении пола, расы, национальности, профессии», изображений табака, взрывчатки и наркотиков. Запрещены сюжеты, «подрывающие доверие несовершеннолетних к родителям и воспитателям» и показывающие детей в «опасных ситуациях». Получается, у граффити Александра Родченко с лозунгом Маяковского шансов пройти согласование в Москве в наше время не было бы уже на этапе выбора темы.

Художник должен предоставить службам ЖКХ техническое заключение о состоянии фасада, договориться с собственниками дома, объяснить, как будет следить за техническим состоянием работы, до месяца ждать межведомственное согласование проекта и только после этого наносить рисунок, причём, в строго оговоренные сроки.

Такой подход напоминает формальный отказ, считает организатор граффити-фестивалей и директор «НОВАТЕК АРТ», Иван Пантелеев: «Большой объём документов, которые надо подготовить и собрать, не прозрачность критериев и механизма принятия решений межведомственной комиссией, всё это только усложнило согласование граффити и с момента появления регламента новых легальных мьюралов в Москве почти не появилось. Художнику не под силу пройти этот путь самостоятельно. Это могли бы делать кураторы или организаторы граффити-проектов, но активность в этом направлении почти замерла. А для тех, кто работает не легально, это постановление ничего не поменяло, они продолжают творить нелегально».

В Московской области дела с граффити обстоят лучше, во всяком случае, в главном управлении социальных коммуникаций региона konkir.ru заверили, что всегда рады творцам: «Чаще всего художники обращаются в местную администрацию для оформления заранее выбранного объекта. Если обращаются именно к нам - в Главное управление социальных коммуникаций Московской области, мы всегда радостно воспринимаем подобного рода инициативы. Мы вместе рассматриваем идею, думаем над тем, каким образом её лучше реализовать, стараемся помочь и с креативом, и со всеми официальными процедурами, и с воплощением. Граффити превратилось в передовое современное искусство, место которому — на улице, в городских ландшафтах. Высокохудожественный уличный стрит-арт наполняет пространства и территории новыми смыслами, делает их более привлекательными и запоминающимися для жителей и туристов, и вполне может сыграть ключевую роль в выборе места для жизни, для работы, для прогулок — стать точкой притяжения».

Подмосковные власти считают, что граффити способно привлечь деньги в бюджет и даже повлиять на выбор места проживания людей. Главное управление социальных коммуникаций ежегодно проводит областной конкурс граффити-культуры.

Однако именно Мособлдума инициировала ужесточение наказания за нанесение несогласованных граффити и разработала новый закон, который будет наказывать нелегальных уличных художников обязательными сорокачасовыми работами. Сейчас закон дорабатывают в ведомствах.

Что касается Петербурга, в городе действительно одни из самых жёстких условий для стрит-арта. В Комитете по Градостроительству и Архитектуре Петербурга тоже существуют правила, выполнив которые художник теоретически сможет нарисовать граффити легально. Тоже нужно разрешение служб и наличие документов, а ещё более размытые, чем в Москве, формулировки и общие интонации письменного ответа КГА на запрос konkir.ru, делают очевидным, что питерские коммунальщики уличным художникам не рады: «Самовольное и хаотичное размещение граффити оказывает негативное влияние на архитектурный облик Санкт-Петербурга, снижает эстетические качества городской среды, является актом вандализма в отношении архитектурных объектов», - рассказали в комитете, - «Краски, используемые для нанесения граффити, изготавливаются на основе компонентов, не отвечающих требованиям паропроницаемости несущих и ограждающих конструкций. При этом низкая пигментная наполненность и высокое содержание плёнкообразующего или полимеризирующего компонента способствуют накапливанию паров воды в отделочных слоях под граффити, что приводит к общей деструкции при сезонных перепадах температуры и среднесуточных перепадах влажности».

За легализацию и распространение граффити в Петербурге выступает депутат Законодательного собрания Петербурга Денис Четырбок, он уже несколько лет ведёт работу над соответствующим городским законом. Ответ чиновника на запрос konkir.ru даёт надежду, что легально заниматься уличным искусством в северной столице в будущем станет проще: «Социологические опросы, неоднократно проводимые в различных соцсетях и на телеканалах свидетельствуют о поддержке уличного искусства абсолютным большинством жителей Санкт-Петербурга, а действия коммунальных служб по закрашиванию граффити оцениваются ими крайне негативно. Сложившаяся ситуация требует грамотного и неотложного решения со стороны городских властей. В связи с этим в городском законодательном собрании был разработан и внесён на рассмотрение проект закона «О внесении изменений в закон Санкт-Петербурга «О благоустройстве», направленный на правовое регулирование порядка размещения элементов уличного искусства (стрит-арт, граффити, мурали). Указанный проект закона поддержан в первом чтении. В настоящее время ведётся работа над поправками и подготовка документа ко второму чтению».

Согласно действующим законам, коммунальные службы уничтожают несогласованные граффити сразу после обнаружения. В противном случае им самим будет грозить наказание. И, как показала история с граффити Бродского, не все горожане в восторге от уличного искусства.

Большинству чиновников нет дела до граффити. Хотя во всём мире стрит-арт доказал возможность легко и недорого превращать серые районы в уникальные пространства, делать их туристическими достопримечательностями, власти всё ещё видят в уличной живописи угрозу и протест.

Отсюда стремление уничтожать работы и зарегулировать процесс, хотя любой творческий человек знает, что без свободы выражения невозможно создать достойное произведение искусства. Ни один нормальный художник не будет ждать согласований и посещать кабинеты с просьбами разрешить порисовать.

Всего одна, разлетевшаяся по Интернету фотография свежего рисунка, приносит автору популярность, независимо от того, как долго рисунок просуществует в реальности. А вот муниципалитет, который добровольно уничтожает на своей территории потенциальную достопримечательность, теряет больше, чем мог бы приобрести.

Игорь Прусаков

Популярные