USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Это будет не ГУЛАГ. ФСИН предлагает использовать заключённых вместо гастарбайтеров

27 мая 2021

В России обсуждают использование труда заключённых на объектах, где не хватает трудовых мигрантов. Критики называют эту идею попыткой возрождения ГУЛАГА, но ФСИН, Следственный Комитет и Минюст поддерживают такое предложение. Подробности в материале Игоря Прусакова.

Организовать специальные исправительные центры для осужденных с правом на принудительные работы предложил директор ФСИН Александр Калашников. Чиновник считает, что использовать труд осуждённых можно на крупных объектах, где наблюдается дефицит трудовых мигрантов. Глава ФСИН пояснил, что из почти полумиллиона российских заключенных около двухсот тысяч имеют право принудительно работать. Осужденным якобы позволят «…трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, при желании с семьей, получать достойную зарплату».

Калашников сделал заявление 20 мая, и оно немедленно вызвало волну общественного обсуждения. Предложение подхватил Следственный комитет России. Официальный представитель ведомства Светлана Петренко заявила, что одно из назначений наказания — исправление осужденного и принудительные работы отвечают смыслу гуманизации уголовно-исполнительной политики. По мнению чиновницы из СК: «физический труд станет большим шагом для дальнейшей социальной адаптации осуждённых».

Министр юстиции РФ Константин Чуйченко тоже одобрил идею коллег из ФСИН. Создание исправительных центров, считает Чуйченко, позволит осуждённым реализовать право на замену наказания и вместо лишения свободы работать.

Ещё одним сторонником использования принудительного труда заключённых стала уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова: «Поддерживаю инициативу ФСИН по организации работы по увеличению количества рабочих мест для граждан, которым наказание в виде лишения свободы заменено принудительными работами».

Противниками возможного нововведения стала Международная полицейская ассоциация и Федерация мигрантов России. Там посчитали, что доводы о замене мигрантов заключёнными безосновательны, ведь к работам возможно привлечь не больше двухсот тысяч заключенных, а трудовых мигрантов экономике необходимо миллионы. К тому же в ассоциации сомневаются, что бизнес пожелает сотрудничать с проблемным контингентом из тюрем. «Мне кажется целесообразным подумать о трудоустройстве таких заключенных на предприятия в государственной и муниципальной сферах», - сказал глава российской секции ассоциации Юрий Жданов в интервью РИА Новости.

Раскритиковал предложение ФСИН и глава Федерации мигрантов России Вадим Коженов. По его мнению, реалистичнее попросить инопланетян «сделать всю ту работу, которую планирует руководитель ФСИН». Трудовые мигранты квалифицированы, считает глава ФМР, а заключенных учить некому. Тут же встаёт вопрос мотивации. «Одни люди хотят работать и хотят за это денег, другие — не хотят, и деньги им не нужны»,— заявил Коженов, - «И особенно интересно, как будут работать заключённые в такси или курьерами».

Между тем, по словам начальника пресс-бюро ФСИН Кристины Паньшиной, бизнес всё больше интересуется использованием труда заключённых. Причём выгода осуждённых, по словам чиновницы, тоже очевидна. Она привела пример, когда на принудительных работах зарабатывали свыше 220 тысяч рублей.

Почти во всех российских регионах уже работают более сотни исправительных центров, где средняя зарплата осуждённых на принудительные работы составляет около 20 тысяч рублей в месяц, причём в некоторых субъектах она превышает средние значения по региону: «Имеются примеры получения осужденными заработной платы в размере 224 тысяч рублей (Белгородская область), 102 тысяч (Новгородская область), 94 тысяч (Приморский край), 80 тысяч рублей (Волгоградская область)».

Приведённые федеральной службой цифры кажутся фантастическими. И если эксперимент с использованием труда заключенных настолько успешен и будет повсеместно внедрён, не вызовет ли это волны преступлений? Ведь в таком случае, россияне буквально побегут в тюрьму за высокими заработками, имея при этом «соцпакет» из бесплатного жилья, одежды и питания.

Напомним, на фоне ограничительных мер из-за пандемии, в России наблюдается нехватка рабочих в целых отраслях экономики. Дефицит трудовых мигрантов оценивается в 1,5-2 миллиона человек. Идею привлечения заключенных к работам на крупных объектах обсуждают в стране уже несколько лет. Сторонники идеи, к примеру, автор колонки в «РИА Новости» Виктория Никифорова, утверждает, что трудовые лагеря давали советским гражданам «еду три раза в день, тёплое жилье и какую-никакую медпомощь» и даже становились «социальным лифтом». «Главным средством успешной социализации после отбытия наказания становилась как раз рабочая специальность. Это была настоящая «путёвка в жизнь». Она позволяла бывшему криминальному элементу влиться в ряды законопослушных граждан», - пишет госпожа Никифорова.

Критики напоминают о бесчеловечной системе карательных лагерей в СССР в 1930-1950-х годах, когда труд заключенных активно использовался на масштабных стройках. Сотни тысяч заключённых, в том числе несправедливо осуждённых советской властью, погибли в неволе.

Игорь Прусаков

Популярные