USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Навстречу столетию ФСБ России. Часть 2

Журнал "Конкуренция и Рынок" № 5 (78) 2016. Продолжение.

В трех предыдущих номерах журнала «Конкуренция и рынок» были опубликованы материалы любопытной дискуссии, посвященной приближающемуся столетию ФСБ России. В ней в качестве постоянных участников выступали: ректор Санкт-Петербургской Восточной Академии, д. ф. н., к. и. н., профессор Андрей Вассоевич, председатель правления Санкт-Петербургской общественной организации «Агентство безопасности», полковник ФСБ в отставке Владимир Егерев. Член Союза писателей России Евгений Лукин, возглавлявший в 1990-е гг. пресс-службу Петербургского управления ФСБ России; генерал-майор юстиции Михаил Милушкин, в недавнем прошлом заместитель начальника УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, начальник Следственной службы. К ним потом присоединился полковник ФСБ в отставке Ким Голубков. На этот раза обсуждению будет подвергнут период с 1921 по 1923 г., и поэтому состоявшаяся дискуссия вполне могла бы быть названа либо «От Кронштадтского восстания к НЭПу», либо «От ВЧК к ОГПУ».

М.Ю. Милушкин: Я думаю, что все мы должны поблагодарить К. Козакову за проведенное расследование. Книга Бунича, конечно же, не может быть отнесена к числу серьезных научных исследований. Она принадлежит к жанру политической публицистики. Но написана она хлестко и по этой причине имела большое влияние на общественное сознание в 1990-е гг. А, значит, мы (в рамках нашей дискуссии) просто будем обязаны вернуться к личности лжечекиста князя Андроникова и к ситуации в Кронштадте.

В.В. Егерев: Тут, наверное, уместно напомнить, что, когда события в Кронштадте переросли в открытое восстание против советской власти, председатель ПетроЧК Н.П. Комаров принял самое деятельное участие в подготовке его подавления. Но Зиновьеву, естественно, нужен был «козел отпущения», на ошибки в работе которого можно было бы списать случившееся на острове Котлин. Поэтому 14 апреля 1921 г., то есть спустя без малого месяц после начала подавления Кронштадтского мятежа, Комаров должен был уступить свое кресло на Гороховой, 2 Борису Александровичу Семенову. Но уже 15 апреля 1921 г. Комаров был откомандирован в распоряжение Петроградского комитета партии и назначен секретарем Петроградского губернского исполкома.

М.Ю. Милушкин: Вероятно, имеет смысл поподробнее рассказать о личности Бориса Александрович Семенова. Он родился в 1890 г. в Иркутской губернии в деревне. По профессии был горнорабочим приисков. С 16 лет плавал юнгой на коммерческих судах, окончил в Томске один курс техникума. До 1909 г. довелось Семенову поработать и на заводах Санкт-Петербурга. Там стал принимать участие в деятельности Петербургского комитета РСДРП(б). Но 1 августа 1909 г. Б.А. Семенов был арестован, провел около двух лет в тюрьме, а затем был выслан в Иркутскую губернию. В 1916 г. нелегально перебрался в Томск, где продолжал участвовать в работе местной большевистской организации. После Февральской революции перебрался в Петроград, был избран председателем профсоюза торгово-промышленных служащих, затем работал в Смольном.

В.В. Егерев: Михаил Юрьевич, здесь, наверное, особо следует подчеркнуть, Б.А. Семенов был активным участником всемирно известных событий 25 октября 1917 г., когда свергалось Временное правительство.

М.Ю. Милушкин: Совершенно верно.

Е.В. Лукин: Здесь я хочу сказать, что первая атака Кронштадта, предпринятая в ночь на 8 марта, не увенчалась успехом. А вот 17 марта после мощной артиллерийской подготовки части 7-й армии Тухачевского вновь двинулись по льду на штурм. К утру 18 марта город был взят.

А.Л. Вассоевич: Ну что ж, драматические обстоятельства подавления Кронштадтского восстания лишь подтверждают слова известной песни о том, что «Красная армия всех сильней». Кстати сказать, в своем первоначальном «троцкистском» варианте, в ней были еще и такие слова: «Мы раздуваем пожар мировой, церкви и тюрьмы сравняем с землей».

Е.В. Лукин: И здесь, вероятно, уместно напомнить о том, что сторонником мировой революции был не только председатель Реввоенсовета Лев Троцкий, но и председатель Исполкома Коминтерна Г.Е. Зиновьев.

В.В. Егерев: Евгений Валентинович, в прошлый раз мы говорили о том, что Кронштадтское восстание по сути дела спровоцировала жесточайшая политика Зиновьева и его группы. Пользуясь полюбившимся сейчас на Украине словечком, можно сказать, что это была политика «голодомора».

А.Л. Вассоевич: Но, с моей точки зрения, такая политика Зиновьева была направлена как на геноцид населения бывшей имперской столицы, так и на изъятие всей огромной массы ценностей, сохранявшихся в домах у состоятельных петербуржцев. Обезумевшие от голода люди за кусок хлеба были готовы платить золотом, а золото было необходимо для разжигания пламени мировой революции.

В.В. Егерев: Но такая троцкистско-зиновьевская политика явно не находила поддержки у подавляющего большинства руководителей ПетроЧК. Более того, они стремились ей противодействовать.

М.Ю. Милушкин: В подтверждение Ваших слов, Владимир Васильевич, я хочу сослаться на документы губернской контрольной комиссии РКП(б).
22 ноября 1921 г. на заседании комиссии Зиновьев заявил следующее: «Мне стало известно, что ПЧК вмешивается не в свои дела, организуя слежку за членами Петроградского комитета партии Лашевичем, Бакаевым, Евдокимовым и Гессеном. Я только сообщаю имеющиеся факты. Я считаю себя нейтральным в данном вопросе.
— Никакой слежки ПЧК ни за кем не ведет, — отвечал тогда председатель Петрочека Б.А. Семенов. — Я принадлежу к той группе товарищей, которые высказывают претензии товарищу Зиновьеву. На одном частном заседании П(етроградского) К(омитета партии), которое приняло страстный характер, товарищ Зиновьев заявил, что если губернский конфликт определенно даст вето, то дело будет так, как он, товарищ Зиновьев, хочет. Мол, придет время, вас сожмут в бараний рог, вы, мол, труха». ЗИНОВЬЕВ

Е.В. Лукин: Однако, Михаил Юрьевич, в тот исторический момент Зиновьев, как ни печально, оказался всецело прав. В его жестких руках питерские чекисты опять оказались «трухой», которую можно было сжать в «бараний рог». Через несколько недель после помянутого Вами случая Дзержинский вынужден был сместить Семенова, признавая при этом, что он «хороший парень».

В.В. Егерев: Да, все было именно так, как Вы, Евгений Валентинович, и говорите. Но вместе с тем драматические события Кронштадтского восстания объективно привели к крушению политики «военного коммунизма», которая в зиновьевском исполнении означала тут у нас в Питере просто «голодомор».
М.Ю. Милушкин: Согласен, Владимир Васильевич, полностью и поэтому хочу подчеркнуть, что подавленный частями 7-й армии Тухачевского Кронштадтский мятеж имел все же то положительное значение, что подтолкнул В.И. Ленина к провозглашению новой экономической политики и, прежде всего, к замене продразверстки продналогом.
Новая экономическая политика Ленина принесла свои результаты и привела к стабилизации положения в Советской России.

Постепенное затухание гражданской войны способствовало отказу от режима «чрезвычайщины», и вместе с тем задачи укрепления возникшего в ходе революции молодого государства требовали создания принципиально новой спецслужбы, которая была бы способна конкурировать со спецслужбами ведущих европейских государств. Забегая немного вперед и отчасти анонсируя нашу следующую встречу, я хотел бы напомнить о том, что 6 февраля 1922 г. ВЦИК, исполняя постановление IХ Всероссийского съезда Советов, издал декрет, по которому ВЧК и ее местные органы упразднялись. На смену ВЧК приходило Государственное политическое управление — ГПУ.

 

Участники дискуссии:

Вассоевич Андрей Леонидович – окончил СХШ при Институте им. И.Е. Репина Академии художеств СССР, Восточный факультет ЛГУ им. А.А. Жданова. К. и. н. (1985), д. ф. н. (1995), профессор по кафедре всеобщей истории РГПУ им. А.И. Герцена, профессор кафедры политической психологии СПбГУ, профессор СПбПДА (1999 – 2015). Руководитель Санкт-Петербургского регионального информационно-аналитического центра РИСИ (1999 – 2015). Ректор Санкт-Петербургской Восточной Академии. Председатель «Петербургского исторического клуба» ТРК «Петербург». Член Союза художников России.

 

 



Егерев Владимир Васильевич – в вооруженных силах с 1953 по 1960 гг. В органах государственной безопасности с 1968 по 1990 гг., полковник. В следственном отделе с 1968 по 1985 гг., с 1985 по 1988 гг. – служба в Афганистане, с 1988 по 1990 гг. – старший следователь по особо важным делам. Награжден орденом Красной Звезды, медалями «60 лет Вооруженных Сил СССР», «Ветеран боевых действий», «За безупречную службу» 1-й, 2-й, 3-й степеней, «Ветеран Вооруженных Сил СССР», орденом «Афганская Слава».

 

 

 

Лукин Евгений Валентинович – писатель, историк, переводчик. Родился в 1956 г. Окончил исторический факультет университета. Работал учителем, журналистом. Проходил военную службу.  Участвовал в боевых действиях на Кавказе. Член Союза писателей России. Лауреат ряда литературных премий.

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Милушкин Михаил Юрьевич – в 1978 г. с отличием окончил юридический факультет ЛГУ им. А.А. Жданова, в 1978-1981 гг. работал следователем прокуратуры Выборгского района г. Ленинграда. В 1983 г. зачислен на службу в УКГБ СССР по Ленинградской области. В 1995 г. назначен на должность начальника Следственной службы УФСБ РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. С 1997 г. – заместитель начальника Управления – начальник Следственной службы. В 2011 г. уволен в запас по достижении предельного возраста в воинском звании генерала-майора юстиции. Награжден Орденом Почета, медалями, нагрудным знаком «Почетный сотрудник контрразведки».

Популярные