USD 73.98₽
EUR 80.54₽

На каком языке пишут законы в России?

Журнал "Конкуренция и рынок" март 2017 №1 (80) | Аркадий Граховский

На государственном русском языке должны писаться все законы и нормативные акты – тогда есть вероятность, что они будут правильно не только поняты, но и исполнены. Ученые из СПбГУ установили: язык, на котором написаны законы, порой понимают не более 5 % россиян. На каком же языке говорят юристы?

Покушение на Русскую Цивилизацию

При формировании политического, культурного и этнического самосознания язык играет центральную роль. Там, где намерены укреплять сплоченность народа, всегда апеллируют к языку. Общественные силы должны защищать свой национальный язык, если не хотят, чтобы он попал в число слабеющих языков, будущее которых ограничивается частной сферой и фольклором.

Выдающийся советский просветитель А.В. Луначарский, согласившись проводить политику перевода русского языка и многих языков народов, населявших Российскую империю, на латинский алфавит, преследовал одну цель – лишить людей исторического мышления и задать новые идеологические ориентиры: цивилизация и демократия идут только с Запада.

Латинизация языка в медицине, экономике и юриспруденции в России достигла столь значительного масштаба, что впору говорить о некой глобальной эстетике, глобальной системе ценностей. Использование латинского алфавита и англицизмов приводит к появлению элиты, ориентирующейся на ее глобальное культурное отчуждение от толщи народа.

Вот как в 2013 г. профессор кафедры политической психологии СПбГУ, д. и. н. Анатолий Зимичев прокомментировал столкновение языков: «…Русский язык «перемалывает» любое иностранное заимствование. Например, возьмем «менеджеришко», «риэлтенок», «секондушка» (товар из секонд-хенда), «улучшайзинг», «зафрендить» или «пропиарить». Наши суффиксы, приставки, окончания позволяют это сделать. А независимый порядок слов расширяет возможности построения фразы.

Культура держится на языке, живет за счет различных видов языков (устного, графического, музыкального, художественного, визуального). Запись русских слов латиницей и обилие англицизмов – это покушение на Русскую Цивилизацию, попытка ликвидировать ее».
Уже отмечено: обилие английских слов в неанглийском контексте свидетельствует о современности говорящих и символизирует власть.

Латинизацию российской письменности, о которой мечтал А.В. Луначарский, остановил И.В. Сталин; были запрещены любые дискуссии на тему русского алфавита, и начата кампания по переводу всех языков народов СССР на кириллицу (1936 г.).
Однако несмотря на закон «О государственном языке Российской Федерации», по мнению экспертов из СПбГУ, государственный русский язык не имеет действующего эталона – утвержденного толкового словаря, а это ведет к появлению двусмысленных формулировок в текстах нормативных актов и многочисленным проблемам в обществе.

У судей нет единого толкового словаря

В 2015 г. в СПбГУ был создан НИИ проблем государственного языка, проводящий исследования силами специалистов по лингвистике, юриспруденции, социологии, психологии, менеджменту и другим научным направлениям. Возглавил НИИ доцент СПбГУ, к. ю. н. Сергей Белов.
Междисциплинарный подход к анализу нормативных актов позволил установить, что их многословные тяжелые формулировки вовсе не гарантируют точность и однозначность их толкования, а подчас, наоборот, порождают двусмысленность и неопределенность.

Ученые из НИИ проблем государственного языка пришли к выводу, напрашивающемуся самим собой: «если сложность конструкции юридического языка это не гарантия от двусмысленности, может быть, пора задуматься о том, нужна ли такая сложность в принципе? В простых коротких формулировках проще увидеть проблему возможного двоякого толкования».

Эксперты доцент Сергей Белов и профессор, ректор СПбГУ, д. ю. н. Николай Кропачев так обозначили некоторые проблемы государственного русского языка в РФ: «…Общение с государственными органами, официальные взаимоотношения с учреждениями и организациями, реклама, СМИ, публичный показ художественных произведений, географические наименования – это именно те области, где каждый из нас имеет право все понимать. И во всех этих сферах должны соблюдаться общие для всех нормы – нормы современного русского литературного языка.



– И реклама, и закон должны быть понятны.
– С помощью психологов мы установили, что, если в предложении содержится более семи знаков препинания, его понимание затруднено.
– Анализ судебной практики показал, что в российских судах за последние семь-восемь лет более 100 положений нормативных актов были признаны недействующими из-за того, что содержали слова или словосочетания, которые делали их неопределенными, двусмысленными.
– Информацию о том, что слово является разговорным, просторечным, грубым или бранным, можно почерпнуть только в толковом словаре, где ставятся соответствующие пометы. А толкового-то словаря, обязательного для всех, как раз Минобрнауки и не утвердило. Действующего эталона нет.
– Последний раз правила орфографии и пунктуации были утверждены в 1956 г. За 60 лет нормы менялись, а в официальных документах это отражения не нашло.

В университете начались исследования языка разных официальных документов, законов и судебных решений и образцов договоров, которые гражданам предлагают заполнить и подписать в медицинских центрах и школах, и даже официальных уведомлений и объявлений.

– Язык, на котором написаны законы, порой понимают не более 5 % россиян. Наши психологи установили: чтобы хоть как-то разобраться в сути документа, читатель должен иметь как минимум степень кандидата наук и быть готовым воспринимать сложный научный текст.
– Министерские требования к проведению экспертизы школьных учебников ограничиваются оценкой предметного содержания, а про необходимость оценки правильности языка учебников забывают.

Исследования ученых СПбГУ показывают, что в обществе теперь уже становится проблемой не только взаимопонимание разных профессиональных групп – медиков и юристов, программистов и юристов, экономистов и юристов. В последнее время становится очевидно, что уже юристы разных специализаций или те, кто учился в разных университетах, начинают плохо понимать друг друга. Общее коммуникативное пространство рассыпается, возникают барьеры в общении.

Подавляющая часть общества, в том числе большинство юристов, не знает о существовании официально утвержденного перечня словарей, определяющего нормы современного русского языка при его использовании как государственного. В отношении частных лиц государство, скорее, должно стимулировать меры саморегулирования и участия гражданского общества в обеспечении соблюдения требований к языку.

Однако это никак не препятствует государству строго контролировать соблюдение правовых требований к языку официальных документов, исходящих от органов публичной власти, прежде всего – нормативных правовых актов. В РФ пока все происходит, скорее, наоборот: антимонопольная служба и Роскомнадзор осуществляют строгий административный контроль за соблюдением требований к языку рекламы и СМИ (хотя и не всегда эффективно), а язык официальных документов, исходящих от государственных органов, остается вне сферы эффективного систематического контроля.

Образование в РФ должно обеспечивать владение русским языком именно как государственным языком, давая тем самым возможность полноценной и эффективной коммуникации в официальных сферах общения и обеспечивая возможность реализации принадлежащих гражданину прав».

Жаргоны присущи различным социальным и профессиональным группам от уголовников до программистов. Однако от представителей власти в РФ общество может потребовать, чтобы они изъяснялись и издавали нормативные акты на государственном русском языке.

Обсуждение темы ясности языка, возможно, найдет отражение на предстоящем в мае Петербургском Международном Юридическом Форуме. Журнал «Конкуренция и рынок» проинформирует своих читателей, как ясность языка влияет на конкурентоспособность российского законодательства и практику вынесения решений судьями.

Популярные