USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Мой ученик — Президент России

Журнал "Конкуренция и Рынок" февраль № 1 (74) 2016

Трудно даже представить, какой была Вера Гуревич, когда она впервые пришла в 3-й класс, где учился В. Путин, но по ходу беседы становилось ясно: будущему Президенту РФ повезло с учителем немецкого языка, а еще больше — с классным руководителем.

КиР: Вера Дмитриевна, по воле случая Вы оказались в школе, где учился Володя Путин. Как получилось, что Вы познакомились с его родителями? Удивляет, как Вы сохранили знание стольких подробностей, которые обычно доверяют только близким родственникам?

В. Г.: После окончания ЛГПИ им. Герцена с 1958 г. я работала учителем в школе № 193. На протяжении 36 лет своей педагогической деятельности мне было интересно работать учителем. Свои лучшие годы я отдала детям, свои знания, силы и любовь. Всех своих учеников помню, но не буду лукавить — не ко всем одинаково относилась.

Где-то с середины III четверти я, с разрешения директора школы, организовала кружок для желающих изучать немецкий язык.  Ко мне в кружок пришли 15–17 учеников, в основном девочки, и несколько мальчиков, а среди них — Вова Путин. Это был мальчик маленького роста, бледнолицый, с глубоко посаженными серого цвета глазами, над глазами яркие черные брови, что очень разнилось со светлыми волосами.

Володя не стеснялся задавать вопросы, слушал ответы на них до конца, если чего-то не понимал, то опять спрашивал. Главное, он обладал острым умом, очень хорошей памятью. Уже на первых уроках по изучению языка проявил удивительные способности. Он запоминал сразу целые фразы. Удивительно способный к языку ученик оказался у меня в кружке.

У меня было заведено вести дневник наблюдений за всеми учениками в течение первых двух лет. Обязательно посещала всех на дому, беседовала с родителями и детьми в семейной обстановке, изучала быт своих учеников.

В сентябре 1964 г. я пошла домой к Путиным. Володя был одним из первых, кого я наметила для посещения. Нажимаю на кнопку квартиры № 12, дверь распахивается… и я вижу Володю, который крайне удивлен моему приходу. С криком «Мама, иди сюда скорее!» выскочил в коридор. В комнату вошла невысокого роста женщина, русоволосая, бросались в глаза ее маленькие руки и ноги, обутые в домашние тапочки из сукна. Она вежливо поздоровалась со мной. Я представилась и сказала, что Володя учится в моем классе. Мария Ивановна всплеснула руками и, жалостливо взглянув на меня, спросила: «Опять что-то в школе натворил?» Я постаралась успокоить ее и объяснила, что ничего плохого Володя не сделал. Просто я всех родителей учеников посещаю, для того чтобы познакомиться с условиями проживания ученика и подробно поговорить об успеваемости в школе, об отношении к выполнению домашних заданий, о поведении на уроках, о том, где, с кем и как проводят свободное время их дети. Мария Ивановна сказала, что об этом лучше поговорить с отцом, который скоро придет с работы.

И вот, в комнату вошел отец Володи, Владимир Спиридонович: мужчина на вид 45-50 лет, среднего роста, широкоплечий, крепкого телосложения, довольно грузный. Про таких обычно говорят «кряжистый мужик». Уж очень серьезным он мне показался. Его пожатие было сильным, рука мозолистая. При разговоре он смотрел собеседнику прямо в глаза.

Первыми его словами ко мне были: «С чем пожаловали к нам, уважаемая учительница? Что натворил мой разгильдяй?» Я объяснила, что в школе его сын ничего не натворил, но я весьма обеспокоена недобросовестным отношением его к учебе — мальчик слишком много времени проводит во дворе в совершенно ненужной компании дворовых ребят. Это общение ничего хорошего ему не дает и не даст. Обратила внимание отца на то, что Володя очень способный к гуманитарным предметам, особенно к изучению иностранного языка. Ему легко дается учеба, но он совсем не прикладывает труда и не проявляет интерес ни к одному из предметов, поэтому результаты пока удовлетворительные. Очень жаль, ведь Володя мог бы учиться на «хорошо» и «отлично». Кроме того, вызывает особое беспокойство его связь со старшими мальчиками.

Владимир Спиридонович был целиком согласен с моими высказываниями, и мы решили буквально с завтрашнего дня взять поведение и учебу Володи под жесткий контроль. Он, отец, будет ежедневно следить за успеваемостью сына по дневнику, проверять выполнение домашних заданий вечерами. А я возьму под контроль поведение ученика на уроках и переменах. Теперь, хочется того Володе или нет, но я буду частым гостем у них в доме. Само собой разумеется, что 12-летнему мальчишке вовсе не хотелось быть под таким двойным контролем, да еще каждую неделю видеть у себя в доме учительницу и держать в ее присутствии отчет перед строгим отцом.

И я, и Владимир Спиридонович хотели, чтобы Володя сам понял, что ему приносит или принесет вред, что пойдет на пользу. Так в моей судьбе появилась семья Путиных.

КиР: Вера Дмитриевна, Вы написали книгу о своем ученике. Что было самым сложным в работе над ней?

В. Г.: Почему в книге сначала идут родители, затем друзья и только потом учителя? Да потому что основы воспитания и внимания к ребенку закладываются в семье. Кто этим руководит? Разумеется, родители. Друзья, ясное дело, оказывают то или иное влияние при общении между собой. И конечно, кто-то из друзей Володи оставил след в его душе и его характере. Это абсолютно естественно. И конечно, свою роль играют учителя. Пользуясь всеми условиями в семье, знакомством с родителями, наблюдая за друзьями, они должны успеть сделать выводы и ответить на вопросы: «Чем и как я могу развить личность ученика? Как помочь и вывести человека на правильный путь жизни?»

Мой педагогический опыт подсказывал, о чем следует писать эту книгу. В. Путин рано обратил мое внимание на себя и стал моим любимым учеником. Когда Владимир Владимирович стал Президентом России, появился большой интерес к его личности, а его мало кто знал как личность, человека и сотрудника.

Самое страшное, о нем говорили: «Ой-ой! КГБ-шник пришел к власти?! Он будет руководить страной?!» А что, сотрудники КГБ — это бесчестные люди? Да кто, как не они, в первую очередь защищали нас от вражеских проявлений, заботились о благе своего народа и страны?

Меня настораживал вопрос «желтой», да и не только «желтой прессы» «Кто Вы, мистер Путин?». Как только не называли Владимира Владимировича: и «серая лошадка», и «черный ящик». И вообще, что это за неизвестный предмет? В. Путин не предмет! Он — живой человек!

И как показала история 2000 г., Путин — это личность, и личность весьма незаурядная. Мы не можем не согласиться, что даже западные деятели признают его как личность с очень широким масштабом.

 

КиР: И многие проигрывают нашему Президенту.

В. Г.: Конечно. Многие руководители других стран проигрывают Владимиру Владимировичу и не стесняются это признавать. А что остается? Перед фактом снимите шляпу!

После избрания Президентом РФ Володя (а Владимир Владимирович до сих пор остается для меня таким) прибыл ко мне домой. Я ему высказала свое отношение к тому, как он воспринимается в качестве Президента России, что о нем говорят, и что меня очень обижает отношение «писателей», которые не знают, о ком пишут и как надо писать.

Уже потом во многих статьях стали представлять его народу как политического деятеля. А что он за человек? Какой у В. Путина характер? Его отношения в семье? Какой он отец? Какой сын? Ведь этого никто не знал. А народу всегда это интересно.

На нашей встрече я не знала, как обращаться к своему ученику и, признаюсь, растерялась. Потом собралась и спросила Владимира Владимировича, как теперь к нему обращаться: господин Президент? Товарищ Президент? Или мой любимый ученик? Тогда Владимир Владимирович сказал, что до конца жизни я могу обращаться к нему как к своему ученику: «Для Вас я останусь просто Володей Путиным».

Моя книга это не какой-то солидный том, но она правдиво передает события тех лет, когда в моей жизни появился ученик Володя Путин. Я осознанно его выбрала для себя.

Как-то после окончания 7 класса мы с учениками отправились на работы в совхоз «Радсад» Николаевской области. Я решила взять с собой свою старшую дочь Мариночку 8 лет. Пока я занималась отправкой ребят на автобусе в аэропорт, Володя держал Мариночку за руку. Ребята из других классов спрашивали его: «Кто это?» Он коротко бросал: «Моя сестра».

В книге я хотела рассказать о семье Володи и о том, как он рос как личность.

КиР: Каждый, кто прочитал Вашу книгу, сталкивается с обилием фактического материала, изложенного в ней. Как положено было в советское время, Вы, наверное, имели тетрадочки, в которых отражали успехи Володи Путина?

В. Г.: Да, действительно, у нас, учителей-шестидесятников, была тенденция брать под свое покровительство кого-то из учеников. Наш директор школы рекомендовала каждому учителю, неважно классный руководитель он или нет, «выбрать себе ученика, если вы считаете, что ваше общение, ваша помощь даст стимул росту ученика. И он из посредственного станет хорошим, а может быть, и отличным учеником. Вы сможете совместно заложить основу для дальнейшего избрания профессии и отношение к своему труду».

Взяв 5 «А» класс, я почувствовала, что почему-то Володя Путин не раскрывается в классе ни перед учителями, ни перед товарищами. И я поняла, что именно из него может получиться нечто интересное. Чувствовала, Володя обладает талантами, которые были скрыты очень глубоко. В этом я убедилась, когда взяла личное шефство над ним. И уж если взялась работать над воспитанием ученика, надо работать, а не писать отчеты.

 

КиР: Вера Дмитриевна, все отмечают хорошее произношение Владимира Владимировича, особенно после его знаменитой речи в Берлине у Бундестага. Мы все ее слышали. И когда у него спросили, откуда у него такое хорошее произношение, он сказал: «У меня были хорошие учителя».

В. Г.: Спасибо, Володя.

Когда потом ко мне в гости пришли ученики, а это уже солидные люди, они отметили: «Вера Дмитриевна, а произношение у Путина — Ваше».

 

КиР: Вера Дмитриевна, Вы, конечно, наблюдаете выступления своего ученика и, наверное, собрали коллекцию его фотографий.

Выступление В.В. Путина на ассамблее ООН мне и, наверное, Вам доставило эстетическое удовольствие. Вы отмечали у Вашего ученика в детстве ораторские способности?

В. Г.: К сожалению, отмечаю, что, когда он учился в школе и даже когда он стал секретарем комсомольской организации класса, Володя крайне не любил выступать. Однажды, когда у нас намечалось прибытие почетных гостей — ударников коммунистического труда, я говорила ему, что надо рассказать им о нашей классной жизни и поинтересоваться, как они получили такое высокое звание, на что Володя ответил: «Пусть тот, кому надо, и выступает». Как Вам это нравится? Но потом я отыгралась на нем: когда он стал Президентом РФ, и ему приходилось чуть ли не каждый день сидеть перед телевизионными камерами, журналистами, встречаться с представителями различных слоев общества, я напомнила ему: «Как тебе теперь это? Теперь ты каждый день и не по одному разу встречаешься с различными категориями людей, отвечаешь на вопросы и беседуешь. Это все тебе за то, что ты когда-то сказал в детстве. А теперь тебе это надо? Вижу, что надо!»

КиР: Тот, кто не прочитал Вашу книгу, просто не сможет правильно понять характер Владимира Владимировича и четко донести до него свою мысль.

В. Г.: Когда Владимир Владимирович первый раз стал Президентом России и приехал ко мне в гости, он спросил: «А что, я действительно так страшно хожу?» Я ему сказала: «Не то, что страшно, — противно!» «Как это так — противно?» «Очень просто — переваливаешься, как… пингвин!» Походка у него сильно изменилась вследствие интенсивных спортивных тренировок.

Я предложила ему присмотреться, как ходят представители иностранных государств: они подтянуты и двигаются изящно. Я рекомендовала ему каждое утро ходить перед зеркалом и отрабатывать свою походку. Смотрите, как сейчас ходит Президент России. Как положено! Ходить надо достойно, и у моего ученика это получается.

 

Еще долго В.Д. Гуревич улыбалась нам своей удивительно доброй улыбкой и смотрела на нас своими искрящимися глазами. Не верилось, что ей больше 80 лет. Как хорошо, когда ученику на его жизненном пути встречается УЧИТЕЛЬ. Хочется пожелать всем, чтобы скорее и большим тиражом вышло в свет второе издание книги мудрой петербургской учительницы, которая очень любит своих учеников, и особенно своего подшефного.

Беседовали Сергей Розанов, Андрей Вассоевич

Полностью материал читайте в журнале "Конкуренция и Рынок" февраль № 1 (74) 2016

Популярные