USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Дом академика Павлова погиб, вместо реставрации – пепелище

10 мая 2017

Сгорел представлявший историческую и культурную ценность Дом академика Павлова в Ленобласти - одно из строений научного городка выдающегося врача-физиолога. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит: утрачен. Вместе с тем, этот пожар - свидетельство более страшной беды: наука загнана в несовместимые с жизнью условия, и давно пора встать на защиту самих ученых.

На рассвете, 26 апреля, пламя охватило находившийся в аварийном состоянии и давно законсервированный Дом Павлова (наследие известного архитектора, художника и скульптора Беспалова) - один из объектов, входящих в список культурного наследия ЮНЕСКО и в комплекс культурного наследия федерального значения «Научный городок врача-физиолога И.П. Павлова», который расположен на территории 90 га. Рядом с пепелищем - лаборатория и дома, в которых живут сотрудники института.

Очевидцы в соцсетях сообщили: «… около четырех утра горел со всех сторон, проснулись и испугались, прибыли пожарные машины». По информации МЧС, сигнал о пожаре поступил в 4.10, а ликвидирован он был в 5.11 по московскому времени. Был сильный ветер, что усложнило работу. С огнем на площади около 150 квадратных метров боролись 8 спасателей. Причина возгорания окончательно не установлена. Но, как говорят в институте, пожар не мог произойти из-за проводки: дом был законсервирован, двери надежно закрыты, окна заколочены. Если только бездомные или псевдо БОМЖи... Планировалась реконструкция, на которую не было денег: по ценам 2014 года, когда стоимость работ подсчитали, вышло 150 млн руб. В итоге в наличии был лишь проект за 8 млн - после пожара уже ненужный.

К дымящемуся еще пепелищу меня доставил диспетчер оперативной службы МЧС Санкт-Петербурга, общественный инспектор по контролю за созданием доступной среды для маломобильных групп населения Павел Запорожец. «Работаю в Петербурге, а живу буквально через дорогу от научного городка. Парк хорош для прогулок, а земля в нем - “золотая”. Ясно, что Дом Павлова не сам загорелся, его подожгли. Каким образом - разбираются компетентные люди. Есть немало примеров тому, как на “вкусных” территориях все горит, а потом, как грибы, растут многоэтажки», - поделился он.

По словам Запорожца, местное население давно сопротивляется развернувшемуся вокруг научного городка строительству, которое все больше «поджимает» даже Колтушские высоты. «Логика здесь простая: рядом “вкусный”, большой кусок земли; о знаменитом ученом, о его мировых открытиях и, тем более, о тех животных, которые спасают человечество от болезней, желающие поживиться приматы даже не вспоминают, - считает он. - Строим, строим, строим: муравейники-высотки с квартирами-клетушками, которые рушатся за пятилетку. Минимум инфраструктуры. С транспортным потоком Колтушское шоссе в “час пик” уже не справляется. Ситуация напряженная. Строить жилье, осваивать землю надо, но как-то по-человечески и без пожаров».

На ЧП бурно отреагировали разные люди. Автор блога «Летопись русской усадьбы» Вадим Разумов констатирует факт: «К сожалению, этому памятному для российской истории и науки месту нанесен непоправимый урон. Здание охватил пожар, который фактически его уничтожил… Причина возгорания устанавливается следствием, однако местные жители и краеведы предполагают, что достопримечательность уничтожил намеренный поджог - территория рядом с домом Павлова начала активно застраиваться, вопреки протестам жителей Колтушей…»

Участники группы «Спасем Колтуши!» тоже активно высказывают свое мнение. «Даже в таком плачевном состоянии Дом Павлова был на своем месте, в отличие от тех, кто обязан был его сохранять», - уверена Алла Киселева. А Валентина Маркова пишет: «Для меня это память, я всю сознательную жизнь любовалась этим парком, помню расцвет научной деятельности Института Павлова. Я не представляла, что наступят такие времена. К сожалению, кто-то считает не так, как мы. Они не думают, что мы оставим детям и внукам. Их волнует, сколько денег упадет в собственный кошелек». «Удар под дых, - считает Валентина Разумихина. - А ведь когда росли наши дети, этот дом был в прекрасном состоянии». Людмила Миронова добавляет: «Ведь именно здесь изучали условные рефлексы! Ну почему у нынешних homo sapiens, ответственных за развитие науки, присутствует только один условный рефлекс - хватательный?!»

Иными словами, защитники Колтушей негодуют. Они опубликовали обращение, в котором сказано: «Около 10 лет дом стоял заколоченным, и Институт Физиологии РАН постоянно просил средств на его восстановление, просил и продолжает просить помощи на восстановление и ремонт всех исторических зданий-памятников, на приведение в порядок некогда прекрасного и ухоженного парка - у всех, у кого только возможно: у Министерства культуры, у Министерства Иностранных дел, у главы российского правительства, у депутатов... Знаменитейший на весь мир институт стоит с протянутой рукой и ни от кого этой помощи не получает! А ведь этот научный городок - наше Сколково! Туда вбухиваются миллиарды, а сюда - ничего».

К слову, активисты рассказывают, что на встрече с главой администрации Всеволожского района Андреем Низовским 26 апреля говорили не только о пожаре. Обсудили несколько других болезненных тем: плачевное состояние усадьбы Медемов в Щеглово с разрушенным памятником регионального значения - Домом управляющего, необходимость защиты лесов Ржевского полигона и рекреационных зон в микрорайоне Румболово, а также как сделать так, чтобы зеленые зоны общественного пользования никто и никогда не смог бы отдать под застройку. Конкретных ответов не получили, но договорились о диалоге.

Напротив пепелища с торчащей посредине печной трубой - бюст Чарльза Дарвина: автор учения об эволюции смотрит пристально, как бы щурясь от дыма. А чуть дальше - на аллее бюстов, ближе всех к пепелищу - основатель новоевропейского рационализма Рене Декарт, и глядит он куда-то в сторону.

Пожарным удалось остановить огонь, и антропоидник - единственная лаборатория в России для исследования интеллекта и особенностей поведения человекообразных обезьян - не пострадал. Старожилы научного городка припоминают, что в конце 40-х годов прошлого века антропоидник горел, но его восстановили. Во время нынешнего пожара уцелела единственная обитательница лаборатории - макака Кроша.

Руководители Института физиологии имени И.П. Павлова РАН многократно обращались на федеральный уровень (в Российскую Академию наук и Федеральное агентство научных организаций), говоря: если сооружения научного городка относятся к охраняемым государством объектам, то сохраните их в должном состоянии и решите вопросы, которые не в силах решать научная общественность. Но за последние годы так ничего и не изменилось.

Поражает и качество дорог в Павлово-Колтушском сельском поселении, особенно главной - той, что находится между пожарной частью и центральной аллеей научного городка. Она разбита, как после бомбежки.

Несколько лет назад защитники этих мест «отбили» проект претендующего на часть земель фонда РЖС, согласно которому в непосредственной близости от научного городка должно было вырасти восемь четырехэтажных домов и торгово-развлекательный центр. Три года назад удалось доказать, что, если это произойдет, ландшафт Колтушских высот будет полностью разрушен. Здесь расположена целая сеть озер ледникового периода, связанных друг с другом, между этими озерами - болота, которые их подпитывают. Эксперты предупреждали: не станет болот - большая экологическая катастрофа угрожает парку, он будет затоплен.

Глава Санкт-петербургского отделения Международного Совета по сохранению памятников (ИКОМОС) Сергей Горбатенко тогда заявил: «Холмы и чаши низин - важнейший элемент единого культурно-природного комплекса “Городок Павлово”, у этих мест должен быть статус охраняемой зоны».

Ущерб, наносимый российской науке, гарантированная экологическая катастрофа - все это сегодняшний итог того, что охрана научному городку, как и уникальным Колтушским высотам, не гарантирована.

Популярные