USD 76,57 ₽
EUR 82,29 ₽

Конкурентность российского образования в мире.

13 марта 2023

Почему российские вузы не занимают высокие строчки престижных международных рейтингов? Дело лишь в предвзятости составителей топов, в системе оценки или обучение в России действительно проигрывает в конкуренции ведущим вузам мира? О том, что в структуре российского высшего образования назрели перемены заявил недавно в своём послании к Федеральному Собранию президент РФ Владимир Путин. Поможет ли объявленная им реформа сделать отечественное образование лучше? Разбираемся в материале на портале – konkir.ru

Самые известные из международных рейтингов вузов– THE (Times Higher Education), QS World University Rankings и Academic Ranking of World Universities (ARWU). С помощью рейтингов студенты и преподаватели получают возможность оценить сильные стороны вузов. Становятся понятны перспективы трудоустройства после обучения, особенности жизни на кампусе, накопленный университетом опыт, разнообразие аудиторных занятий и внеклассных мероприятий. Изучив списки, студенты могут не только выбрать в целом сильное учебное заведение, но и конкретную научную школу.

Рейтинг QS World University составляется почти 20 лет на основе опроса тысяч академических экспертов, которые оценивают исследовательские качества образовательных учреждений и другие факторы, среди которых академическая репутация, соотношение преподавателей и студентов, цитирование исследователей заведения в научных публикациях, количество иностранных студентов и международных преподавателей. Из российских вузов в первую сотню QS World University 2023 года на 75 месте вошёл только МГУ им. Ломоносова.

Рейтинг британского журнала THE – Times Higher Education World University Rankings основан в 2010 году и использует для сравнения 13 показателей эффективности, среди которых качество преподавания, исследования, индекс цитируемости, международные перспективы выпускников и их уровень дохода. В глобальный рейтинг THE-2023 вошли почти 2 тысячи университетов из более чем 100 стран мира. Россию в списке представляют 77 вузов, но все они за пределами первой сотни. Самая высокая позиция у МГУ им. Ломоносова – 163-я.

Academic Ranking of World Universities или Шанхайский рейтинг (создаётся компанией Shanghai Ranking Consultancy) основан в 2003 году, оценивает более 2000 вузов и публикует список тысячи лучших. Учитывают количество выпускников, получивших Нобелевские премии и медали Филдса, цитируемость исследователей, количество статей в ведущих научных журналах Nature и Science, успеваемость учеников и другие факторы. На данный момент доступен выпуск шанхайского рейтинга 2022 года, в котором Россию представляют десять университетов, среди которых – МГУ им. Ломоносова – группа 101-150, СПбГУ – группа 301 – 400 и МФТИ – группа 501 – 600.

«Важное значение [в мировых рейтингах – ред.] имеют наукометрические показатели вуза, и в этом отечественные вузы значительно отстают от мировых лидеров, потому как наукометрия измеряется не по российским базам научного цитирования, а по зарубежным, в которые наша система вузов была крайне слабо вовлечена еще исторически, с советского времени, - объясняет декан факультета «Цифровая экономика и массовые коммуникации» МТУСИ Сергей Гатауллин. - За последнее десятилетие ситуация начала выравниваться, но события последнего времени могут значительно замедлить продолжение интеграции отечественного научного сообщества в мировое, ввиду недружественной политики западных стран, блокирующей и научно-технологическое развитие нашего государства. При этом российское высшее образование остается стабильно востребованным на пространстве СНГ и БРИКС+. В этом учебном году многие вузы отмечали прирост контингента иностранных обучающихся примерно на четверть».

Что же мешает российскому образованию в лице отечественных вузов занимать лидирующие позиции в международных рейтингах?

«К недостаткам российского образования, над которыми сейчас активно ведётся работа, можно отнести его высокую традиционность и не всегда высокую практикоориентировпнность, - говорит кандидат культурологии, доцент Финансового университета при Правительстве РФ Нина Козловцева, - В связи с этим сейчас активно идёт работа по привлечению потенциальных работодателей к разработке образовательных программ, а также привлечение к преподаванию преподавателей-практиков. Также идёт работа по цифровизации образования, используются различные формы обучения (очная, гибридная, онлайн), применяются новые техники и технологии обучения, разрабатываются тренажёры и симуляторы, внедряются VR-технологии. Также трудностью является то, что обучение в российских вузах для иностранцев по большинству программ ведётся только на русском языке. Поэтому наиболее популярны, конечно, англоязычные программы. Перспективным может стать разработка образовательных программ не только на английском, но и на иных языках стран-партнёров в сфере образования: китайском, фарси, арабском».

Недостаточную практикоориентированность российского образования, как и отсутствие нацеленности на международный рынок труда, признаёт и декан факультета «Цифровая экономика и массовые коммуникации» МТУСИ Сергей Гатауллин: «Безусловно, у российского образовательного процесса есть недостатки, над устранением которых в настоящее время активно работают вузы, регуляторы и представители рынка труда. Прежде всего, это недостаточные практикоориентированность образования и научно-технологическое партнёрство с индустрией, отставание приобретаемых обучающимися компетенций и навыков от актуальных запросов рынка труда. Работодатели не заинтересованы в специалистах, которых надо серьёзно доучивать, а хотят принимать на работу готовых сотрудников с опытом решения реальных кейсов от бизнеса».

Очевидно, что перемены в позитивную сторону в отрасли требуются. Несколько недель назад, выступая перед Федеральным Собранием, о них говорил Владимир Путин. По мнению президента РФ, необходимо вернуться к традиционной для России базовой подготовке специалистов с высшим образованием: «Назрели существенные изменения. Необходим синтез всего, что было лучшего в советской системе и в последние годы. Предлагаю вернуться к базовой системе подготовки специалистов. Срок обучения от 4 до 6 лет. В рамках одного вуза могут быть предложены разные программы. Если нужна узкая специализация, то молодой человек сможет продолжить обучение в магистратуре или ординатуре. Отдельно будет обучение в аспирантуре. Те студенты, которые учатся сейчас, смогут продолжить обучение по действующим программам. Пересмотра дипломов бакалавров и магистров не будет. Переход на новую систему должен быть плавным».

Но будут ли у страны приобретения от обозначенного перехода к некой «суверенной» модели высшего образования? Российские чиновники критикуют Болонскую систему, называя её «устаревшей» и «не оправдавшей ожиданий», но явных преимуществ из-за которых необходимо отклоняться от международного стандарта пока не обозначили.

Политики заявляют о приоритете в качестве партнёров для России стран Азии. На практике же основная часть совместных образовательных и научных проектов (в которых задействованы десятки тысяч студентов и преподавателей) у России более двадцати лет складывалась со странами Европы и США.

Почти половина всех россиян, обучающихся за рубежом, делают это в пяти странах: Германии, Чехии, США, Великобритании и Франции (данные ЮНЕСКО). Как видим, среди этих государств нет ни одного «дружественного» России. Отход от Болонского стандарта добавит сложностей выпускникам отечественных вузов, чьи дипломы перестанут признавать за рубежом. Для них усложнится доступ к рынку образования и труда в развитых странах.

На протяжении первых двух десятилетий нового тысячелетия выпускники зарубежных университетов, вернувшись после обучения на родину, имели гарантированную возможность претендовать на ведущие позиции в науке, образовании, бизнесе и социальной сфере. Россияне с европейским или американским образованием привносили в рабочие процессы не только новые технологии и современную управленческую культуру, но и ценные зарубежные контакты.

Болонская система образования позволяла россиянам как обучаться за границей, так и работать в другой стране, рассказывает профессор РАЕ Алексей Иглин: «К слову, у выпускников российских университетов, обучавшихся по очной форме, до известных изменений геополитической обстановки существовала возможность получить Европейское приложение к диплому (Diploma Supplement). Это документ международного образца, разработанный Европейской комиссией, Советом Европы и ЮНЕСКО с целью взаимного признания странами национальных документов о высшем образовании в соответствии с принципами Болонской декларации «Зона европейского высшего образования». Diploma Supplement является для выпускников аналогом транскрипта. Иными словами, полученный в РФ диплом об образовании признавался как равноценный диплому, полученному в любой стране-участнице Болонской системы. Были ли тому массовые прецеденты, лоббировало ли эту цель соответствующее ведомство сферы образования РФ? К сожалению, нет».

В России обучаются почти 300 тысяч иностранных студентов, более 70% которых приехали из стран бывшего СССР. На протяжении тридцати лет эти государства развивали и намерены развивать в будущем трёхуровневую систему высшего образования с бакалавриатом, магистратурой и аспирантурой, характерную для Болонской системы.

Это преследует одну очевидную цель: открыть для своих граждан возможность получения образования в ведущих университетах мира. Эти страны выбирают систему образования исходя из стратегических соображений, а российский выбор обусловлен сложившейся политической конъюнктурой.

В итоге страна рискует потерять значительную часть иностранных студентов даже из «дружественных» стран. Многие молодые люди вряд ли сделают выбор в пользу российских университетов при неясной перспективе признания их дипломов на рынках труда развитых стран.

«Чтобы стать лучше и занять высшие места в международных рейтингах вузов ни в коем случае нельзя «отрываться» от глобализма, зарубежного партнерства, участия в международных механизмах сферы науки и образования, - предупреждает профессор РАЕ Алексей Иглин. - Незыблемым остается постулат о международном признании документов об образовании, универсальности знаний, полученных в университетах. Если «вариться» в собственном «котле», реформируя ради реформирования, не выходить за рамки национальных проектов и стандартов, поступательного движения в такой сфере, которая называется «современное образование», не предвидится».

Портал «Конкуренция и рынок» рассказывал, что ежегодно Россию покидают десятки тысяч подготовленных отечественной системой образования учёных.

Это значит, что несмотря на низкие показатели в международных рейтингах, имевшаяся в стране структура обучения способна производить достаточное количество высоко ценящихся на мировом рынке специалистов.

Анонсированная реформа российского высшего образования не имеет чётких причин для её проведения, кроме политических. Необходимые перемены обозначены размыто и  не учитывают подстройку под потребности рынка труда, экономики и общества. С таким подходом Россию ожидает снижение качества человеческого капитала, потери могут измеряться сотнями тысяч высококлассных специалистов ежегодно.

 

Игорь Прусаков

Фото: unsplash.com

Популярные