USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Есть ли свет в конце просвещения: как власть регулирует образовательную деятельность

Министерство Просвещения России опубликовало проект постановления, которое устанавливает порядок ведения просветительской деятельности. Документ вызвал небывалую по резонансу критику со стороны экспертов в области образования и научного сообщества. В нюансах постановления разобрались Игорь Прусаков и Александра Корнева.

Накануне президент Владимир Путин подписал так называемый закон «о просвещении». С начала лета заниматься просветительской деятельностью в России будет разрешено только по согласованию с властями. И опубликованный проект Министерства устанавливает правила, по которым её можно осуществлять.

Если следовать логике законодателей, просвещением можно называть любые лекции, художественные выставки и даже, например, онлайн мастер-классы по гаданию на картах Таро. Все эти виды деятельности государство намерено контролировать, чтобы не допустить «негативного иностранного вмешательства».

Суть вопроса

Проект запрещает проводить просветительскую деятельность иностранным агентам или юрлицам с налоговой задолженностью. Преподаватель должен быть не только совершеннолетним и без судимостей по целому списку статей уголовного кодекса (как учителя), но и обладать двумя годами стажа просветительской деятельности или занятия общественно значимыми инициативами. Также обязательно заключение договора с государственной организацией культуры, науки или образования.

По мнению управляющего партнёра юридической фирмы «Grata St.Petersburg», руководителя образовательного центра практической юриспруденции при СПбГЭУ Владимира Комарова, под термин ведения «просветительской деятельности» попадут не только частные образовательные площадки, репетиторы, авторы видеороликов в Сети, ведущие подкастов и лекций, но и официальные образовательные учреждения: «Любой ВУЗ, помимо основных программ высшего профессионального образования, может записывать и опубликовывать на онлайн-платформах образовательные тематические лекции в видео-формате. Такая деятельность будет считаться просветительской. А это мастер-классы, онлайн-тренинги, вебинары, лекции по искусству и любые мероприятия у которых нет образовательной программы, и которые имеют своей целью распространение знаний».

Планируется, что для международного сотрудничества образовательным организациям будет необходимо получать специальное заключение. Владимир Комаров считает, что это будут делать Минобрнауки или Минпросвещения: «Проведение совместных научных исследований, международных образовательных, научно-исследовательских и научно-технических проектов: конгрессов, симпозиумов, конференций, семинаров. Осуществление инновационной деятельности, участие в сетевой форме в реализации образовательных программ и даже обмен учебно-научной литературой, вся подобная деятельность потребует такого заключения».

Неудивительно, что учёные и популяризаторы науки выступили против нововведений. В частности, отозвать изменения в закон «об образовании» ещё на стадии проекта, единогласно призывал президиум Российской Академии Наук, объясняя свою позицию ненужным увеличением бюрократической нагрузки и чрезмерным зарегулированием. Вице-президент РАН, физик Алексей Хохлов в интервью konkir.ru призвал отличать просветительскую деятельность от пропаганды: «Мне кажется, что люди, которые предлагали формулировки в этот закон, оторваны от реальности и не понимают отличия просветительства от пропаганды. Во-первых, я не вижу, что в наших школах и университетах ведётся антироссийская деятельность. Во-вторых, просветительство это не пропаганда, а доведение до населения сведений об окружающем мире, последних достижениях науки и о том, как наука меняет мир. Это популяризация».

По мнению Алексея Хохлова, с новым законодательством организовать просветительские мероприятия станет труднее, их станет меньше, что в будущем негативно скажется на всём российском образовании: «Требование получать разрешение министерства на различные международные договоры абсолютно непонятно. Договоров много и они очень разные: от приёма иностранных преподавателей до научно-технического сотрудничества. Это дополнительная ненужная бюрократическая волокита. Причём, как правило, в этих договорах нет никакого конкретного содержания, а только формальные вещи. Предполагается, что даже для чтения одной единственной лекции, учёный должен представить ряд справок: об отсутствии судимости, из психдиспансера, наркологического, туберкулёзного, кожновенеролонического диспансера. Обычно учёные идут рассказывать детям и молодым людям о науке из альтруистических соображений, тратят своё время и никаких денег за это не получают. И, конечно, из-за одной лекции никто не будет собирать эти справки, учащиеся просто останутся без дополнительных знаний».

Занятие наукой подразумевает общение с коллегами-учёными вне зависимости от страны их проживания. Чрезмерный контроль научного процесса может стать для учёных ещё одним пунктом за отъезд из России в страну, где наукой заниматься удобней.

Без соответствующей санкции чиновников учёным нельзя будет ни то, что собраться компанией за круглым столом, но даже пообщаться один на один в онлайне. «А как быть, например, с научными фестивалями, куда приглашают с лекциями зарубежных преподавателей, даже нобелевских лауреатов? – Удивляется новым правилам вице-президент РАН Алексей Хохлов. – «Получается, у каждого нобелевского лауреата теперь необходимо спрашивать справку из психдиспансера и об отсутствии судимости?»

Кто прав?

Закон о просветительской деятельности готовила группа сенаторов и депутатов, среди которых не оказалось представителей комитета Госдумы по науке и образованию. Соавтор закона «о просвещении» депутат Госдумы Алексей Чепа в интервью konkir.ru объяснил, почему возникла необходимость в появлении новых правил: «Думаю, что в связи с политизацией студенчества, власть, наконец, обратила внимание на ситуацию в отечественном образовании. Всё чаще в СМИ всплывают истории, как в авторитетных образовательных организациях получают площадку для выражения своих идей, называющие себя учёными люди, при этом не стесняющиеся в своих выступлениях отрицать научную картину мира. В этой сфере необходимо навести порядок прямо сейчас. Просветительской деятельностью в организациях сферы образования, науки и культуры будут заниматься именно просветители, а не случайные люди. Полагаю, это позволит повысить уровень проводимых просветительских мероприятий».

Впрочем, не ясно, как именно лжеучёные и, отрицающие научную картину мира проходимцы, политизируют учащихся высших учебных заведений. Получается, люди идут в политику под влиянием антинаучной информации? А те, кто обладает точными и современными знаниями о природе Вселенной никогда в политике не окажутся?

Интернет-петиция против законопроекта на сайте change.org на момент публикации материала, собрала более 250 тысяч подписей, однако, депутат Госдумы Алексей Чепа считает, что проблема отсутствует: «Негативная реакция научного сообщества была связана с опасениями относительно трактовки отдельных положений проекта закона, рассмотренного в первом чтении. Академики опасались, что новый закон установит непреодолимые препятствия для международного научного сотрудничества, что немыслимо в глобальном мире. Как мы видим, все вызывавшие вопросы нормы были откорректированы, опубликованный на днях проект постановления Правительства показал, что никаких препятствий развитию науки чиниться не будет. Просвещению россиян ничего не угрожает».

Но учёные продолжают выражать беспокойство за будущее просвещение граждан России. Алексей Хохлов, вице-президент РАН подтвердил неизменную позицию научного сообщества: «Замечания, которые вносил президиум Академии наук и которые рекомендовали учесть академики, в закон внесены не были. Внесли только какие-то второстепенные поправки, которые не имеют отношения к нашим замечаниям. Президиум Академии наук единогласно принял решение с аргументированной критикой закона о просветительской деятельности. Ни на один вопрос ответа мы так и не получили».

Опасения в образовательной среде вызывает и размытость формулировок в проекте. Управляющий партнёр юридической компании ««Grata St.Petersburg»,» Владимир Комаров полагает, что такой подход обернётся не в пользу просветительских организаций: «На наш взгляд, создаётся фундамент для дальнейшего более жёсткого регулирования просветительской деятельности. Можно предположить, что проекты и мероприятия, нарушающие принципы вносимых поправок, могут ставиться на учёт, организаторы будут под особым контролем. Кроме того, следует ожидать введение существенных штрафных санкций за нарушение положений о просветительской деятельности».

Страх неизвестности

Портал konkir.ru поговорил с организаторами просветительских площадок, которых проект постановления коснётся в первую очередь. Большинство из них боятся публично высказываться на эту тему: либо опасаются санкций со стороны государства, либо пока и сами не представляют, как работать в новой ситуации.

В частности, в просветительском центре «Сокольники» отказались отвечать на вопросы konkir.ru, не объяснив причину отказа. А в лектории «Прямая речь» рассказали, что пока не готовы комментировать эту тему.

Часть организаторов воспринимает ситуацию резко негативно. Например, Анастасия Принцева, которая руководит сразу тремя культурно-образовательными проектами: лекторием «Слушай сюда», фестивалем Довлатова «День Д» и общественной организацией «День памяти жертв блокады», считает регулирование просветительской деятельности нарушением конституционных гражданских прав: «Новые правила абсурдны и с юридической точки зрения, и по своей логике. Этот закон противоречит 29-й статье Конституции РФ, которая гарантирует каждому человеку свободу мысли и слова. Когда вышел законопроект, он был совершенно аморфный, и невозможно было поверить, что он пройдет. Казалось, что вот не нравится власти какой-то оппозиционный деятель, теперь они смогут какими-то точечными ударами прекратить деятельность неугодного. Но невозможно охватить всю страну, запрещая людям делать, например, ролики на Ютюбе. Поэтому совершенно непонятно, по каким критериям будут определять давать или нет разрешение на ведения просветительской деятельности - субъективно, по уровню угрозы власти? Если они до такой степени себе руки развязывают, это уже не смешно, это грустно, я даже не знаю, с чем это сравнить, кроме 30-х годов советской власти. Таким образом, можно запретить вообще всё».

Некоторые площадки соглашаются общаться с журналистами только на условиях анонимности. Заместитель главного редактора газеты «Совершенно секретно» Ирина Доронина поговорила с крупнейшими из них: «Мы обзвонили руководителей наиболее известных лекториев, но каких-то внятных комментариев не получили. По сути, им нечего сказать. Впереди неопределенность, а в нашей стране она де-факто хуже, чем полный запрет. Общаться соглашаются только на условии анонимности, что в принципе для экспертов такого круга несвойственно – обычно они очень охотно разговаривают с журналистами. Многие рады, что поправки вступают с силу летом: потенциальные клиенты разъезжаются, есть надежда, что появятся какие-то внятные корректировки. Люди думают, как обходить закон, например, называя лекцию с влиятельным человеком абстрактно: «встречей с писателем». Вопрос по международному сотрудничеству вообще подвисает, согласование подобных встреч будет проблематично для обеих сторон. При этом сами лекторы поправок, в принципе, не боятся. И это понятно – у них риски разве что репутационные (и даже если они, вдруг, попадут под действие новых формулировок, то в глазах аудитории, скорее всего, не упадут, а наоборот, поднимутся). Что же касается нового проекта постановления, которое регламентирует просветительскую деятельность, то его и просветители, и владельцы площадок-лекториев уже назвали «мракобесным», что подтверждается количеством дизлайков на regulation.gov: на утро 29 апреля их уже 12444 против 50».

Беспросветное просвещение

Правительство предлагает считать просветительской деятельностью огромный спектр тем от «знаний о гражданских правах, свободах и обязанностях человека» до «здорового образа жизни». От «психологии, выборе жизненного пути, профессии, отвечающей индивидуальным способностям, склонностям и интересам человека» до «популяризации достижений современной науки и техники, лучших образцов отечественной и мировой культуры». При желании, под эти формулировки можно определить инструкторов по йоге, бьюти-блогеров, ведущих кулинарных курсов, тренеров личностного роста, даже частных психологов и тех, кто делает обзоры игр и фильмов на Youtube.

Каждый день в российских городах проходят тысячи лекций самого разного содержания: от курсов по мотивации до научно-популярных конференций. Каким образом власти собираются контролировать на практике всех, кто участвует в этом процессе, пока непонятно. ТРИЗ-педагог Ася Сладкомёдова готовится оказаться вне закона, но собирается и дальше проводить свои мастер-классы: «Когда закон вступит в силу, буду действовать по ситуации, в зависимости от шагов, принимаемых властями. Я занимаюсь развитием творческого и критического мышления у детей и не прикреплена ни к одной организации, которая имеет лицензию на предоставление образовательных услуг. Не понимаю, как будет осуществляться контроль над моей деятельностью после первого июня. Я вместе с другими такими же специалистами окажусь вне закона, и будет идти отлов незаконных репетиторов и преподавателей, вроде меня? Что ж, будем уходить в подполье, в Интернет, в скайп и зум. Появятся приватные группы в фейсбуке и вконтакте, а в маленьких закрытых клубах будет идти жёсткий контроль по выявлению «засланных казачков» среди новеньких. Но люди всё равно будут идти, и получать образование, которое они хотят».

Многие из тех, кого теперь посчитают за просветителей, привыкли зарабатывать своей деятельностью в роли блогеров, ведущих и тренеров. Сомнительно, что они откажутся от своего дохода, не получив государственного одобрения. Можно ожидать, что с началом лета огромная часть просветительской индустрии уйдёт в тень и станет, по аналогии с рынком, нелегальным чёрным просвещением.

Дети, подростки, молодые люди очень чувствительны к запретам и реверсивно на них реагируют. Нынешний подход государства приведёт к тому, что заниматься чёрным просвещением и получать нелегальные знания станет модным и популярным. В этом случае, власти получат ещё более мощные протестные настроения в молодёжной среде, которую собираются контролировать и политизации которой не хотят допустить.

Напомним, в настоящее время проект постановления, которое определит порядок ведения просветительской деятельности, проходит согласование внутри государственных структур. konkir.ru полагает, что, вероятнее всего, документ будет одобрен и подписан, несмотря на мощную волну общественной критики. Следующим логичным шагом властей будет разработка системы наказаний за нарушение прописанных норм.

 

Игорь Прусаков, Александра Корнева

Популярные