Дзержинский vs Невский. Чем опасно возвращение Железного Феликса на Лубянку

Железный Феликс не выдержал конкуренции со святым князем Александром Невским. Спор между ними разрешил мэр Москвы Сергей Собянин: Лубянская площадь останется в прежнем виде. Что это за фокус с выбором памятника? Почему именно Александр Невский в качестве альтернативы? И зачем отменили результаты голосования, лишив князя заслуженной победы?

Московская история с возвращением памятника революционеру, основателю ВЧК Феликсу Дзержинскому вышла за пределы столицы. Вернуть монумент на прежнее место в конце прошлого года потребовала общественная организация «Офицеры России». В дело вписалось несколько писателей-блогеров (Захар Прилепин, Дмитрий Пучков (Гоблин), Александр Проханов и др). Тогда Общественная палата Москвы демократично предложила москвичам самим решить, нужен ли памятник на Лубянке. Если да, то кому - чекисту или святому.

Голоса москвичей разделились примерно пополам 45 против 55% в пользу Александра Невского. Однако памятник князю на Лубянке не появится. После двух дней голосования стало ясно: количество участников опроса растет, а процентное соотношение остается прежним. Голосование превратилось в гражданское противостояние.

«Разные точки зрения на историю неизбежны. Но памятники, которые стоят на улицах и площадях, должны не раскалывать, а объединять общество. Поэтому я считаю правильным остановить этот процесс и пока оставить Лубянскую площадь в том виде, как она есть сейчас», - прокомментировал свое решение мэр Москвы Сергей Собянин.

«Общество спрашивают, но его мнение не оказывает
решающего воздействия на процесс принятия решений»

Михаил Рыхтик - доктор политических наук, профессор РАН, директор Института международных отношений и мировой истории (ИМОМИ) Университета Лобачевского: «Говоря о Лубянской истории, полагаю, что начался предвыборный цикл.  Сентябрь 2021 года еще принесет нам много ярких событий. Выбор символов как нельзя лучше характеризует современный раздел российского общества.  Я обратил внимание на отсутствие в финальном варианте голосования фонтана в качестве выбора. Видимо, организаторам он показался слишком «либеральным». Решение ничего не менять, так же лучшим образом характеризует современную общественно-политическую жизнь страны.  Общество спрашивают, но его мнение не оказывает решающего воздействия на процесс принятия решений. Кстати, в этот раз решение властей Москвы «закрыть тему» было грамотным. Как историк, я всегда осторожно отношусь к бульварным поискам исторической правды/истины.  Уверен, что исторические споры лучше оставить профессионально занимающимся историей людям».

Впрочем, тема «смены памятников» - не является новой, - продолжает эксперт. Более того, она актуальна не только для России. Самые последние события в США и Украине лишний раз подтверждают отсутствие исключительно российской специфики этого явления.

Михаил Рыхтик: «На мой взгляд, это прямое следствие урбанизации и роста числа людей, получивших образование. Обратите внимание, я не говорю о том, что люди получили хорошее образование! Всеобщее начальное/среднее/высшее  образование жителей городов оказывает серьезное влияние на поведение городской толпы. Так что истории с  памятниками будут продолжаться.  Даже в Нижнем Новгороде тема с памятником Ленину на одноименной площади регулярно появляется в региональной новостной повестке».

«Ситуация вокруг памятника на Лубянке более всего похожа на
тщательно спланированную психологическую операцию»

Лубянская история  разворачивалась на фоне событий с оппозиционером Алексеем Навальным — арестом, заменой условного срока на реальный, этапированием в колонию. В связи с этим стало популярным мнением, что голосование — не что иное, как  попытка отвлечь общественное внимание, столкнув совершенно противоположные исторические фигуры.  С одной стороны - большевик, представитель коммунистической идеологии, с другой - хранитель православной веры, святой, канонизированный РПЦ.

Игорь Иванов – историк, публицист, председатель Русского Обще-Воинского Союза: «Если выражаться профессиональным языком военных, то ситуация вокруг памятника на Лубянке более всего похожа на тщательно спланированную ПсО (психологическую операцию) в рамках информационной войны против России. А применять военную терминологию здесь уместно, т.к. мы имеем дело с очевидной провокацией, предполагающей далеко идущие последствия, в том числе на международном уровне. Кем и в чьих интересах организована эта провокация с памятником, догадаться не трудно. Если кто забыл, на границах РФ стоят наготове чужие танки, страна находится в состоянии гибридной войны, грозящей перерасти в полномасштабный военный конфликт. А в условиях, когда попытка "навальнистов" организовать внутреннюю смуту только что провалилась, лучшего подарка пропаганде противника, чем начать возню вокруг прославления в России Кровавого Феликса, придумать сложно. Очевидно, что "дзержинцы" попытались принять эстафету у "навальнистов" в деле создания очередной острой конфликтной ситуации в нашей стране, усиления взаимной нетерпимости и внутренней напряжённости в российском обществе».

Задачей Дзержинского, напомним, был поиск политических врагов Советского Союза и их уничтожение. А потому возвращение памятника главному палачу 20 века на фоне нынешней обстановки, после январских митингов, столкновений с силовиками и арестами выглядело бы аллегорично, как намек на политические репрессии.

«Демонстративно вернуть этот символ (монумент Дзержинского)
на прежнее место, было бы для русофобских сил,
действительно, большим подарком
»

Кто сражается за интересы страны – власть или оппозиция? История знает разные примеры, в том числе, когда и во власти, и в оппозиции действовали и антигосударственные, и прогосударственные силы. Похоже, в России сейчас именно такая картина. Чем опасен для страны спор вокруг памятников и сама возможность вернуть на Лубянку монумент Железного Феликса рассказывает историк, публицист, председатель РОВС Игорь Иванов:

КиР: Игорь Борисович, спор вокруг памятника на Лубянке - это информационный вброс для отвлечения внимания или были реальные намерения вернуть Дзержинского?
Ни то, ни другое. Как уже было сказано, более всего это похоже на тщательно спланированную психологическую операцию.  Что касается версии об "отвлечении внимания". Для отвлечения, если бы это потребовалось, можно было придумать что-нибудь попроще. А так слишком дорогой ценой далось бы "отвлечение": здесь и значительные репутационные потери на международном уровне, и очередной серьёзный виток раскола в обществе, и новые информационные козыри в руки прозападной либеральной оппозиции. Не думаю, что даже при наличии кадрового голода, на Кремль работают сейчас настолько профессионально непригодные люди.

КиР: Почему Дзержинский - понятно. Почему именно Св. Александр Невский в качестве альтернативы.
Скорее всего, потому что наши патриоты пропустили первый удар. А потом, чтобы исправить ситуацию, решили честно посоревноваться со сторонниками Дзержинского, дали себя спровоцировать на участие в опросе. Не поняли, что соревноваться вообще нельзя. Вопрос ведь не в том, кто сколько голосов наберёт, кто выиграет, а кто проиграет. Для режиссёров-постановщиков операции не это было важно. Им нужна была картинка, демонстрирующая, что в Российской Федерации в принципе допускается возможность прославления руководителя Красного террора! А то, что патриоты выдвинули Св. Александра Невского, не удивительно: он, действительно, очень популярный и любимый в народе святой и национальный герой. Помните, был такой всероссийский проект "Имя России"? Напомню, Святой Благоверный Великий Князь Александр Невский занял в нём первое место. Кстати, второе занял Столыпин. Не припоминаю только, чтобы в этом проекте имя Дзержинского промелькнуло хотя бы в первой сотне действительно популярных и уважаемых в народе исторических деятелей.

К чему это столкновение между Св. Князем и представителем Советского Союза, революционером?
Дело, повторюсь, не в Александре Невском. Его имя появилось в этой истории на последующих этапах. А вот для чего понадобилась столь одиозная фигура революционера, символизирующая в глазах всего мира красный террор, понимать важно.
Почитайте западную аналитику, вполне достаточно той, что находится в открытом доступе. Посмотрите, по каким лекалам современные идеологи глобализма и русофобии рекомендуют вести информационную войну против России. Если вкратце, то основной упор русофобской пропаганды делается сейчас на то, чтобы представить Россию в глазах мирового общественного мнения в качестве эдакого жёстко авторитарного, почти сталинистского заповедника, вплоть до некоторых внешних атрибутов сталинизма; доказать, что после 1991 года в ней мало что изменилось, что она, как во времена СССР, продолжает оставаться "Империей Зла". Ведь одно дело бороться против России потому, что она - Россия и является геополитическим конкурентом. И совсем другое дело - бороться против России, потому, что она наследница Сталиных и Дзержинских, грозящая новым ГУЛАГом всему миру.

Почитайте, например, недавний доклад "Russia after Putin: how to rebuild the state", опубликованный вашингтонским "Атлантическим советом". Там ведь пресловутый памятник Дзержинскому прямо упоминается в качестве символа системы. И демонстративно вернуть этот символ на прежнее место (или сделать вид, что он может быть туда возвращён), было бы для русофобских сил, действительно, большим подарком.

Это всё равно, как если бы в Берлине сейчас объявили референдум об установке памятника Гиммлеру. Представляете эффект? Да, скорее всего, сторонники Гиммлера референдум проиграли бы. Но все бы поняли: раз возможность установки памятника рейхсфюреру СС в принципе не исключается, значит в ФРГ вновь считают Гиммлера фигурой достойной почитания, деятельность его карательного ведомства - совершенно нормальной, т.е. Германия готова вернуться в кровавое лоно национал-социализма.

Стоит только легализовать вопрос о возвращении памятника Дзержинскому, и Западу даже не нужно тратить лишние усилия на демонизацию России: русские сами себя подобными акциями демонизируют, вызывая ненависть и презрение к России у народов всего мира. А попутно ещё и сами раскалывают российское общество, вместо того, чтобы консолидировать его.

КиР: Почему решили ничего не менять, оставив Лубянскую площадь в том виде, какая она есть?
Потому, что в сложившейся ситуации это было единственное правильное решение. Итоги голосования здесь не при чём. По факту - пропустили мощную антироссийскую провокацию. В том числе те, кому не положено пропускать. Начиная от Общественной палаты города Москвы и по восходящей. Для чего тогда вообще нужны все эти палаты, если их члены не понимают элементарных вещей и вместо того, чтобы отстаивать национальные интересы своей страны и общества - способствуют деструктивной, антигосударственной деятельности? Когда сообразили, откуда ветер дует и каковы могут быть последствия, провокацию пресекли. И вынесли совершенно справедливый вердикт: "Памятники должны объединять общество, а не раскалывать его".

КиР: Вернули бы памятник Дзержинскому в случае его победы в голосовании?

Сторонники Дзержинского этого голосования никогда бы не выиграли. Даже если бы все левые в РФ и вся британская 77-я бригада, специализирующаяся на ПсО в социальных сетях, без устали голосовали бы за Кровавого Феликса. Думаю, это прекрасно понимали и сами организаторы провокации. А вообще вся эта история с памятником Дзержинскому стала хорошим уроком, в том числе и для властей. Главное, чтобы выводы из полученного урока были по-настоящему сделаны.

***
Решение ничего не менять, впрочем,  не означает закрытие темы. Не исключено, что история с памятниками получит продолжение, но кандидатов на роль доминанты на Лубянке станет больше.

Саша Колесникова