USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Интеллектуальный капитал распыляется

Журнал "Конкуренция и рынок" № 5 (78) 2016 I Федор Кудеяр, статья «Инновации – это нерусский стиль? Неправда!»

Неосмотрительно да и непатриотично заявлять, что в России не могут появляться инновационные продукты и услуги. Не лежит на русских такое проклятие. Но остаются фактом отсутствие достойной коммерциализации результатов НИОКР; незначительный уровень расходов госкорпораций на науку, образование и внедрение изобретений; слабая популяризация создания технопарков при технических вузах и главных университетов субъектов РФ; малозаметная деятельность изобретателей и, наверное, самое главное – отсутствие постоянного профессионального обсуждения причин торможения создания инновационных товаров и услуг.

Итог известен: Россия экспортирует сырьевые товары, передельная промышленность хиреет, и идет «утечка мозгов». Это явно управленческий сбой в накоплении интеллектуального капитала в России. Проблема известная, застарелая, с легко прогнозируемыми последствиями.

Обратимся к исследованию д. и. н. А.В. Пыжикову, представленному в книге «Питер – Москва. Схватка за Россию»: «Конец февраля – начало марта 1917 г. – это время триумфа купеческой буржуазии. Ее стремление вырвать у правящей бюрократии рычаги управления всей экономической жизнью привело к успеху. Не первое поколение купечества грезило о таких перспективах, но лишь сейчас эти мечты полностью реализовались.



В конце XIX в. претензии купеческой элиты на господствующее положение в экономике потерпели фиаско. Правящая бюрократия во главе с самодержавием сделала ставку совсем на другое: ключевым источником роста были объявлены иностранные финансы. Это полностью отвечало интересам питерских банков, через которые в Россию хлынул мощный поток зарубежных инвестиций. Капиталистам из народа при таком раскладе вскоре пришлось бы прозябать на задворках российской экономики в качестве миноритариев, чьи судьбы полностью зависят от капризов и предпочтений правящей бюрократии. Подобная роль их совершенно устраивала, что и стимулировало пересмотр всей их поведенческой стратегии. Принятый ими на себя в пореформенный период образ преданных слуг, стоящих на страже монархических устоев, стремительно менялся. Купечество кинулось осваивать иной политический инструментарий, увидев «спасательный круг» в утверждении принципов конституционализма и либерализма. Его представители вливаются в ряды разноликой прогрессивной общественности, требующей либерально-конституционных реформ, а то и вообще демонтажа монархии».

Деньги, как известно, – это всего лишь кровь экономики. Советская бюрократия все деньги прибрала к своим рукам и устроила монополию на инновации, но мало чем отличалась от царской бюрократии в отношении развития национального интеллектуального капитализма. Скорее, советская бюрократия в своем преклонении перед Западом и угнетении народа превзошла имперскую бюрократию. Противостоять большевигенции в СССР было некому. Оставалось лишь ждать, когда она загниет, проржавеет и рухнет сама под воздействием разногласий внутри КПСС и группировок в правительстве.

В период смуты созданием инновационных продуктов и услуг могли себе позволить заниматься лишь энтузиасты-любители и профессионалы. Россия богата талантами, и поэтому в НИИ, КБ и на заводах народные умельцы по-тихому колдовали у кульманов, с пробирками и железками. Они приобщались к великому творчеству – изобретательству, оттачиванию своего мастерства. Идеалом в советскую эпоху среди энтузиастов было «подковать английскую блоху». Коммерциализация инновационных продуктов была поставлена плохо, так как находилась в руках монополиста – советских торгашей, для которых быстрый личный навар был важнее национального престижа по созданию инновационного продукта.

С 1980-х гг. было понятно, что идеологическая смута в верхних эшелонах большевигенции достигла ужасающих размеров: народ голодал, и власти СССР в очередной раз пошли с протянутой рукой на Запад – просить продовольствие. Уничтожая 10 % наиболее стойких людей Российской империи (а изобретатели и предприниматели определенно в них входили), большевигенция сама подтачивала интеллектуальный капитал нашего Отечества.

В производстве и продаже инновационных товаров и услуг высвечивается конфликт интересов патриотичной бюрократии и людей дела. Может быть, бюрократия и гордилась бы достижениями своих национальных умельцев, если бы они позволяли ей оставаться у власти и прощали бы очередную глупость. Однако бюрократы в России хорошо запомнили урок 1917 г., поэтому деньги на развитие производства дают только своим родственникам или проверенным и неоднократно доказавшим свою лояльность людям. Так подтачивается основа национального интеллектуального капитала.

Во всех промышленных странах поведение бюрократии явно противоположное – там принято в первую очередь поддерживать своих деловых людей. Там бюрократия, как и правительство, скорее, обслуживает интересы национального бизнеса. После нескольких десятилетий угнетения в советскую эпоху деловые люди в России очень медленно накапливают интеллектуальный капитал, ощущая противодействие властей.

В 1991 г. большевигенция струхнула – а вдруг деловые люди и интеллектуалы организуют суд над деятелями октября 1917 г. и их идейными последователями? В воздухе запахло новой гражданской войной, в огонь которой подливала «керосин» несправедливая приватизация народного хозяйства. Большевигенция на время пошла на уступки деловым людям. На 20 лет этого соглашения хватило...

Но пресмыкание большевигенции перед иностранными элитами в конце концов надоедает не только деловым людям, но и широкой толще народа.
Русские – это народ победителей. Нам нужны победы, в том числе и в экономике. Сырьевая экономика не может дать России средств на благоустройство всей страны. Если бы мы перерабатывали сырье в товары внутри страны и эти товары были бы выше мирового уровня по качеству, то острого конфликта интересов между бюрократией и деловыми людьми можно было бы избежать.

Однако вместо политики протекционизма отечественных товаров российские власти пустили в страну иностранных колонизаторов. Повторилась ситуация, известная как «приглашение иностранных специалистов». Так было при Петре I, Анне Иоанновне, Павле I, Александре II, Николае II и В. Ульянове. Отдельные приглашенные спецы обрусеют, и это хорошо, но многие рассматривают Россию как источник наживы и объект грабежа – и тут не надо строить иллюзий.

Деловые люди быстро соображают, на чьей стороне власть: она либо патриотична, либо продажна. Вор во власти не может быть стойким патриотом. Вор – это паразит в человеческом сообществе, и как каждый паразит, он нуждается в ослабленных организмах, которые проще подчинить своей воле. Для подавления воли воры, как и колонизаторы, используют все атрибуты психоделической культуры: от алкоголя до пропаганды сект и лжеучений. Психоделическая культура работает на разрешение интеллектуального капитала, равно как и плохо настроенная система образования с хаотичной промышленной политикой.

Упущенная выгода из-за непродуктивно работающей промышленности – это ли не показатель конфликта интересов бюрократии и деловых людей? Почему возник этот конфликт? Власти навязывают деловому сообществу ту или иную экономическую модель. Если деловые люди не принимают участия в ее разработке, не могут ее свободно обсуждать, провести пробное тестирование на опытной компании, отрасли, субъекте РФ, просчитать риски масштабного эффекта и не допускаются к обсуждению кризисных ситуаций в отраслях промышленности, то кто является советниками бюрократии?

А. Керенский не без помощи иностранных спецов развалил Российскую империю. В. Ульянов и Л. Троцкий широко пользовались услугами английских и американских специалистов для создания РСФСР и СССР. К услугам американских кураторов прибегли Ю. Ельцин, Е. Гайдар и А. Чубайс как для развала СССР, так и для строительства дикого капитализма в либеральной России.

В отличие от властей Российской империи, СССР и России в XX в. великий сингапурец Ли Куан Ю национальные интересы никогда не предавал и заставил иностранцев их уважать. Итог – впечатляющие результаты экономической модели Сингапура. Конечно, Россию с Сингапуром сравнивать невозможно, но к взаимодействию местной бюрократии с деловым сообществом следует присмотреться повнимательнее, ибо оно продуктивно.

Очередная российская смута требует честного разговора властей и делового сообщества на уровне как субъекта РФ, так и Правительства при обсуждении продуктивности отраслей промышленности.
Есть ресурсы, нужны деньги, но незначителен интеллектуальный капитал, и нет достаточного количества инновационных продуктов и услуг. Что делать? Чиновникам надо перестать чураться предпринимателей и тем более пугать их проверками и повышением налогов. После всех катаклизмов XX в. деловые люди у нас в России пуганые и битые. И раз они еще сохранили желание заниматься предпринимательством, то им надо предоставить больше свободы. И тогда русские предприниматели не только настроят экономическую модель в нашей стране, но и достижения России покорят мировой рынок.

А пока на Московском финансовом форуме председатель совета фонда «Центр стратегических разработок» Алексей Кудрин заявляет: «Чего за последние 25 лет в России точно не произошло, так это не перезапустился механизм технологического развития. Мы отстаем по технологическому развитию и по инновациям. В каждой очередной 5-летней, 10-летней программе мы ставили задачу выйти на передовые рубежи, но всякий раз с ними не справлялись».

Все понимают, что прежняя экономическая модель отыграна. В таких условиях мы не сможем бороться за новые мировые рынки. Необходим разворот к более производительной экономике. Он невозможен при нынешнем качестве госуправления. Не совершить его и с сегодняшней российской инфраструктурой. Расходы на нее нужно удвоить. Нужно увеличить финансирование инновационных центров при университетах. Госкомпании в их нынешнем виде являются тормозом для экономики. Они должны стать инновационными».

Похоже, экономические санкции (а это лишь элемент маркетинговых войн) подталкивают российскую бюрократию к сотрудничеству с национальными предпринимателями. Как это будет происходить, если им не будет позволено свободное обсуждение проблем?

Полностью статью читайте в в журнале "Конкуренция и рынок" № 5 (78) 2016, статья «Инновации – это нерусский стиль? Неправда!»

Популярные