USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Инновации. В чем секрет?

Журнал "Конкуренция и рынок" № 5 (78) 2016 I Федор Кудеяр, статья «Инновации – это нерусский стиль? Неправда!»

Бюрократия под давлением неопровержимых фактов (инфляция, падение потребительского спроса, незначительная доля России на мировом рынке и «бегство мозгов» из страны) вынуждена признать: навязанная ею модель экономического развития желаемых результатов не дает – в стране просто нет денег. Что это: кризис в экономике из-за низких цен на нефть и экономических санкций США и стран ЕС или неадекватная реакция Правительства РФ на вызовы?

Отдельные голоса произносят, что «в России нужны реформы системы управления». Интересно, а вследствие чего появились и накапливались эти перекосы и дисбалансы в экономике? В XX в. многими экспертами было доказано, что состояние экономики закладывается в системе национального образования. Уже 40 лет популярен тезис: «скажите, чем интересуются ваши тинейджеры, и я скажу, что будет с вашей промышленностью через пять лет».

Массовое появление технопарков при университетах в XX в. – это была не глупая идея богатых предпринимателей, а хорошо продуманный и прагматичный шаг. В США долгое время чудаковатые изобретатели сидели в своих гаражах и периодически выдавали фантастически успешные с коммерческой точки зрения изделия. Тогда продвинутые преподаватели вузов и гуру промышленности смекнули: а что если вблизи университетов в чистом поле создать благоприятные условия для появления сотен и тысяч «гаражных» изобретателей? Пусть они иногда выползают из своих ангаров для встреч с друзьями и представителями промышленности в кафе, на спортивной площадке или на конференциях. Ведь общение, обмен мнениями, нахождение бизнес-ангела лишь ускорят появление инновационного продукта. Вслед за американцами и их Силиконовой долиной (первый частный технопарк в мире) технопарки появились в Западной Европе, а потом мода на них перекинулась и на другие страны.

В СССР, несмотря на обилие технических вузов и университетов, технопарков по понятным причинам быть не могло. Ведь не станете же вы называть технопарками бериевские шарашки, почтовые ящики и закрытые академгородки? Конечно, и там кое-что изобретали, но под приглядом чиновников от науки и промышленности. От этих изобретений рос оборонный щит СССР, это бесспорно, но не создавался притягательный образ места, где осуществляется мечта ученого и изобретателя из любого уголка мира.

Американцы первыми наладили процесс привлечения лучших мозгов мира для подъема экономики США. Некоторые исследователи истории авиации начала XX в., как В.Р. Михеев в книге «Петербургские крылья Америки» утверждают, что прибытие русских инженеров и конструкторов из разрушенной большевиками России способствовало бурному подъему авиационной промышленности США. Ведь только в Петербурге до 1917 г. было несколько авиационных школ при вузах. Это были, скорее, авиационные кружки, в которые объединялись любители авиации, а не технопарки в классическом виде. Технопарком, скорее, было поле Комендантского аэродрома, где в ангарах молодые изобретатели создавали свои летающие машины и еженедельно проводили соревнования. Молодой И. Сикорский сутками не вылезал из цеха «РБВЗ», где собирались его самолеты, и недоумевал, почему рабочие не хотят работать и бастуют.

Итак, технопарк – это место, где добровольно собираются энтузиасты мира техники с целью создания нечто уникального, способного покорить мировой рынок. Тот частный или государственный инвестор, который создаст подходящие условия для свободы творчества, имеет все шансы заполучить лучшие мозги мира.
Если создание технопарков в каждом субъекте РФ выгодно и престижно, то почему их у нас в стране мало и они не на слуху, как проект «Сколково»?

Когда российские чиновники и даже некоторые ученые начинают давать определение инновации, то становятся видны старые бюрократические с советской поры «ужи». К примеру, в журнале «Экономика Северо-Запада: проблемы и перспективы развития» № 1 (27) 2006 с главным редактором, академиком РАН Д.С. Львовым, и заместителем главного редактора, членом-корреспондентом РАН В.В. Окрепиловым, вышла статья «Инновационное развитие экономики: региональный контекст» авторов М. Гусакова, М. Джанелидзе, А. Румянцева и Г. Смирнова, в которой они бодро заявляют: «…Можно констатировать, что наличествует инновационный вызов России и ее регионам». Можно только радоваться смелости авторов и редакторов журнала. Вот только авторы не удосужились дать четкое определение, что они считают инновацией и инновационной экономикой.

Думаю, чиновники из правительств субъектов РФ равно как и сами руководители регионов мало что почерпнут из такого определения: «инновационная экономика является инновационным срезом экономики, а также экономикой инноваций, становится как и информационная экономика и радикальное инновационное преобразование старых традиционных отраслей». Что сможет уяснить для себя из этого набора слов предприниматель, преподаватель, ректор вуза и чиновник, озабоченный наполнением регионального бюджета? Представляется, не многое.

Размытость формулировок, свойственная советскому стилю ученых и чиновников была неслучайна. Если отбросить все высказывания явно глупых людей среди властителей дум, то определенное количество экспертов (от 10 % до 20 %) понимают, что они говорят и зачем они это говорят. Глупы среди ученых и чиновников далеко не все 100 %. Однако если дана правительственная установка «пудрить мозги», то среди ученых-конформистов (слишком «беззубо» они анализируют политические и экономические ошибки властей; диагноз проблеме поставить могут, а лекарство предложить боятся) найдутся лишь единицы, готовые отстаивать истину.

Почему так происходило в СССР и продолжает происходить в РФ? Да потому что если ученый начнет говорить честно и все называть своими именами, то сначала у него начнутся проблемы с финансированием его исследований, затем на ученых советах будут заваливать его диссертантов, перестанут печатать статьи в российских научных журналах, и против него ополчится серая масса завистников из среды некогда близких ученых. В России надо чаще вспоминать не Моцарта и Сальери по Пушкину, а тандем Презента – Лысенко против выдающегося Николая Вавилова. Пока в российской науке будет сохраняться марксистская нравственность в духе О. Шмидта, четкости и практичности формулировок в рекомендациях ученых и бюрократии можно и не дождаться.

Где же спасительный выход? Он известен и давно хорошо освоен как в советскую эпоху, так уже и в XIX в. – в распространении мыслей иностранных гуру науки, менеджмента и политики, доказавших реалистичность своего подхода к рассмотрению проблем экономики и промышленности. Но тут есть одна важная идеологическая ошибка: возвеличивая иностранцев, мы тем самым оскорбляем отечественных интеллектуалов. Это дурной пример для молодежи, так как их неокрепший ум решит: пора уезжать из России, если все только и говорят, как важно представить разработку в США, получить там признание – и тогда весь мир будет у твоих ног. А что же Россия? А в России у тебя нет никаких перспектив на признание и достойную коммерциализацию своего интеллекта. Открой глаза шире – присмотрись, как российская бюрократия пресмыкается перед иностранными гуру, зарубежными вузами и офшорами!

Конечно, и за границей есть слабые ученые и ученые-конформисты. Однако есть ученые, рекомендации которых доказали свою универсальность и истинность. Одним из таких столпов менеджмента в XX в. является Питер Ф. Друкер, последовательно отстаивавший феномен превращения знаний в главную производительную силу. Друкер отстаивал давно известный феномен использования интеллектуальной собственности и главный источник богатства народа – материальное производство вторично по отношению к производству информации и знаний. Друкер не побоялся опровергать марксистов и упорно заявлял, что интеллектуальные работники (knowledge workers) – это главная производительная сила, а не пролетариат или сельхозработники.

К 1955 г. П. Друкер уже сформулировал постулаты общества знания.
«- Фикция организации состоит в том, чтобы включить знания в работу над технологиями, продуктами и процессами над парадигмами труда и над самими знаниями. Сами по себе знания бесплодны, они становятся производительной силой лишь тогда, когда их сплетают в единое целое, целостное знание, объединяя труд разных специалистов.

- Компании отдадут на сторону все виды вспомогательных работ, которые не генерируют прибыль. На стороне будут выполняться и все виды работ, не дающих возможность служебного роста для высших руководителей.

- Организация специалистов – это организация равных. В ней нет ни начальников, ни подчиненных. За настоящими профессионалами нельзя надзирать. Если они не обладают самыми прочными знаниями в своей области, то они в любом случае бесполезны.

- Поскольку цель организации заключается в совершенствовании технологий, процессов, продуктов, труда и самих знаний, эти организации по своей структуре должны быть приспособлены к постоянным переменам. Инновации требуют систематического отказа от всего установленного, обычного, знакомого, удобного – будь то продукты, услуги, процессы, личные или общественные отношения, навыки или сами организации.

- Для успешного осуществления инноваций важно, чтобы организации были децентрализованными. Только такие организации по своей природе предрасположены к тому, чтобы улавливать даже мельчайшие возможности инноваций, чтобы приблизиться к реальной работе, к рынку, к технологиям, ко всем разнообразным и многочисленным переменам, происходящим в обществе, в окружающей среде, в структуре населения и в знаниях, которые, если они замечены и использованы, обеспечивают возможности инноваций.

- Воспринимающее знания общество становится мобильным. Эта мобильность сама по себе означает, что в обществе знаний происходит умножение социальных проблем и социальных задач. Люди утрачивают «корни». У них больше не будет «соседской общины», контролирующей то, где люди живут, что они делают, и какие, собственно, «проблемы» им дозволено иметь.

- «Общество знаний» – общество конкуренции. Знания доступны каждому; от любого человека ожидают, что он сам найдет свое место, сам будет совершенствоваться и определять свои устремления. Это общество, в котором успеха смогут добиться гораздо больше людей, чем когда-либо прежде. Но и потерпеть неудачу или по крайней мере не стать лидерами в таком обществе суждено гораздо большему числу людей, чем когда-либо в прошлом.

- Организация же – это инструмент. И как это происходит с любым другим инструментом, его способность выполнять вмененную ему задачу тем больше, чем более он специализирован. Так как современная организация состоит из специалистов, каждый из которых работает в своей узкой области, ее миссия должна быть идеально четкой. Организация должна выработать на все единый взгляд, в противном случае ее члены будут дезориентированы и будут слепо делать свою специализированную работу, а не применять знания и навыки для достижения общей миссии. Только сфокусированная и общая миссия сможет сплотить организацию и сделать ее продуктивной. Без такой миссии организация быстро потеряет доверие и возможность привлекать тех людей, в которых она нуждается, чтобы действовать.

- Покинуть организацию тоже может быть непросто: например, мафию, крупную японскую компанию, иезуитский орден. Но это всегда возможно. И чем больше организация становится организацией «интеллектуальных работников», тем проще покинуть ее и перейти куда-нибудь в другое место. Следовательно, организация всегда находится в конкурентной борьбе за свой самый ценный ресурс – квалифицированных, обладающих знаниями людей.

- Во всех организациях сейчас принято говорить: люди – наш главный актив. И все же, мало кто на деле следует тому, что проповедует, не говоря уже о действительной вере в свой постулат. Многие все еще верят, хотя, быть может, и неосознанно, в то же самое, во что верили работодатели в XIX в.: люди нуждаются в нас больше, чем мы в них. Но фактически организации должны продавать и продвигать членство и услуги и, может быть, даже активнее. Они должны привлечь людей, суметь удержать их, признать и вознаградить, мотивировать, а также служить людям и удовлетворять их нужды.

- Сейчас лояльности работников невозможно добиться с помощью одной лишь зарплаты. Организация должна зарабатывать лояльность, доказывая своим наемным «интеллектуальным работникам» то, что она предлагает им исключительные возможности для применения их знаний на практике.

- Всюду должны быть люди, принимающие решения, иначе ничего никогда не будет сделано. Это должны быть люди, которые отвечают за миссию организации, ее дух, ее деятельность, ее результаты. Общество, сообщество и семья могут иметь лидеров, не только организации знают, что такое менеджмент. И хотя такой менеджмент должен обладать значительными властными полномочиями, его функция в современной организации заключается не в том, чтобы командовать. Его функция – вдохновлять».

Желающим разобраться, почему общество знаний является также и обществом организаций: цель и функция каждой организации, деловой и некоммерческой – интеграция всех специализированных знаний в рамках единой задачи, предлагаем повнимательнее прочитать статью П. Друкера «Новое общество организаций». Работа Друкера подведет вдумчивого читателя в пониманию, почему знания в России часто не превращаются в производительную силу.

Продолжение следует.

Полностью статью читайте в в журнале "Конкуренция и рынок" № 5 (78) 2016, статья «Инновации – это нерусский стиль? Неправда!»

Популярные