USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Игорь Артемьев выступил на VIII ежегодной конференции «Антимонопольное регулирование в России»

За эти 10 лет путем принятия многочисленных законов и при поддержке Правительства, Президента и парламента, нам удалось по сути дела сформировать современное антимонопольное законодательство, может быть местами спорное, но достаточно продвинутое законодательство о государственных закупках, об оборонном заказе, о рекламе. В десятки отраслевых законов были внесены нормы антимонопольного законодательства, например, в Земельный кодекс, в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и т.д. Мы считает, что сегодня завершена законодательная реформа, связанная с созданием прочной базы защиты и развития конкуренции в нашей стране. Это факт. И то, что ОЭСР, а также многие другие международные организации признают наше законодательство одним из лучших и гармонизированным с лучшими мировыми практиками, тому пример.

Президент в декабре будет адресовать свое послание новому парламенту и, конечно, ссылка на возможный Указ и на Национальный план развития конкуренции была бы очень важна. Я бы сказал, что это были бы элементы новой экономической политики, в которой мы сегодня нуждаемся. Сегодня негативные тенденции в монополизации экономики сохраняются и причин этому много, мы часто об этом говорим. Главные нарушители, по-прежнему, у нас сами органы власти, причем на всех уровнях. 

Идея национального плана была одобрена Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным и поддержана Председателем Правительства РФ Дмитрием Анатольевичем Медведевым, Соответственно, мы подготовили проект этого указа около полутора месяцев назад. Сейчас мы занимаемся тем, что проходим согласование. И начинается все как обычно, ведомства системные говорят: «Да, но вот здесь надо поправить», ведомства отраслевые говорят: «Зачем это нужно? Это не нужно совершенно - это только развалит отрасль». Сам Указ состоит из двух частей: первая – это общие принципы. Президент провозглашает национальным приоритетом активное содействие развитию конкуренции, таким образом, всей системе государственных служащих, работающих в исполнительной власти да и в других сферах, посылается соответствующий сигнал, что в общей иерархии ценностей это важная вещь. Мы надеемся, что постепенно это будет укореняться в головах, как в общем-то это укоренялось в Европе и стало одной из важнейших ценностей в сфере экономики там. Кроме того, определяются цели, принципы развития конкуренции, разъясняется, что нужно сейчас делать. 

Тема, связанная с переходом в конкурентное состояние естественно монопольных отраслей, - это большая реформа, она связана и с правилом недискриминационного доступа. Она связана с тем, что мы хотим не регулировать как преемник тарифного регулятора, а дерегулировать целые сферы. Мы об этом неоднократно говорили, и это касается и этих примеров, которые мы здесь приводим. Мы смотрим, что можно дерегулировать, естественно, делаем это разумно через пилотные проекты, так чтобы не спровоцировать ненужный кризис. Но вектор нашей деятельности направлен не на то, чтобы увеличивать количество объектов регулирования, все зарегулировать и создавать коррупционный потенциал в нашем ведомстве. Мы уже не раз демонстрировали и еще раз надеемся продемонстрировать, обсудив это с нашими бизнес-объединениями, принцип «что можно сегодня дерегулировать, то должно быть дерегулировано». И суть в том, что Национальный план развития конкуренции должен нам помочь этом деле.

 Здесь про то, что связано с лекарствами. Мы продолжаем обсуждать тему, которая вызывает очень большой резонанс – это соотношение антимонопольного законодательства и его применения, вопросы интеллектуальной собственности. Мы хотим очень узко подходить к вопросу о принудительном лицензировании – это будет касаться только лекарственных средств.

Как мы видим эту ситуацию? Решение о выдаче лицензии будет принимать Правительство Российской Федерации в точном соответствии с требованиями ТРИПС (Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, входящее в пакет ВТО - прим.) и, соответственно, будет решать вопросы, кому предоставить лицензию, на какой срок, ее размер и порядок выплаты компенсации. Подчеркиваю, компенсация должна быть обязательна у правообладателя. Возможно, здесь будут какие-то тендеры, возможно нет. Это нужно обсуждать при предоставления таких эксклюзивных полномочий, но все это можно будет обжаловать в суде.

Вы знаете, что если взять законодательные практики стран БРИКС, то у всех есть такие нормы в законодательстве, кроме Российской Федерации. У нас тоже есть норма в ГК РФ, но она не работает, потому что непонятно, как она должна инициироваться. Мы предлагаем такую инициацию и объяснение, в каких случаях это должно делаться. Фактически это должно происходить в двух случаях - в тех случаях, когда эпидемия, и второй случай - когда речь идет об уникальном лекарстве, которое спасает или может спасти человеческие жизни, а правообладатель по какой-то причине отказывается продавать это лекарство или продает по монопольно высокой цене.

 Очень многие наши уважаемые коллеги выступали против того, чтобы мы убрали из 10 и 11 статей, то есть двух самых боевых статей антимонопольного закона- злоупотребление доминирующим положением и создание картелей,- так называемые «иммунитеты», связанные с интеллектуальной собственностью. Мы их хотели убрать, потому что они создавали неразбериху. В свое время они нам были навязаны законодательством, Хотя и так понятно, что антимонопольное законодательство вообще не посягает на статус института интеллектуальной собственности.

То есть внести ясность, которую российские суды внесли давно в нашу практику правоприменения. Раньше мы имели десяток решений судов, когда говорили, что раз это брендированный товар, то вам тут делать нечего, но это давно закончилось. Сегодня мы просто констатируем сложившуюся судебную практику, и тогда, надеюсь, что наши коллеги будут терять меньше нервных клеток, также как и адвокаты из ассоциации (Ассоциации антимонопольных экспертов – прим.), которые, в общем-то, и убедили нас, что необходимо найти разумный компромисс. Мы его предлагаем сегодня на ваше обсуждение.

Тарифное регулирование. Здесь будет, конечно же, эволюционный подход. Ничего подробно я сейчас говорить не собираюсь, тем более, что об этом говорили мои товарищи и будут говорить. Но хочу заметить, что впервые с 90-х годов в этом году ряд тарифов был снижен в абсолютном значении, не просто по принципу «инфляция минус», а в абсолютном значении. Не ниже инфляции, а ниже номинальных цифр, которые были. Мы хотим поздравить всех нас с тем, что у нас впервые по некоторым позициям произошло действительно снижение в абсолютном значении тарифов. Запомните этот день, может быть, второй раз он случится не скоро. Ну, и далее то, что касается наших принципов и принципа «инфляции минус» - это остается в нашей долгосрочной политике также, как и регуляторные контракты и длинные-длинные соответствующие формулы тарифного регулирования, чтобы меньше вмешиваться в ручном режиме ежегодно.

Контрактная система. Вы знаете, что я и многие мои товарищи, мы считаем что сам 44-ФЗ такой «замечательный», что пришлось внести в него уже полторы тысячи поправок, но ему ничего не помогает. Если больному вводить полторы тысячи инъекций, и ему ничего не помогает, видимо это какая-то серьезная болезнь. Я, конечно, не буду это комментировать, но последний пакет, который мы обязаны в этом году по поручению Президента и Правительства сформировать, должен принести облегчение и внедрить классические варианты того, что мы хотим. Это всеобщая электронизация торгов, всеобщая прозрачность, это возвращение в тех сферах, в которых необходимо, к аукционному принципу, либо к конкурентным формам торгов и многое другое, о чем сейчас я не буду рассказывать подробно. Все это предстоит сейчас сделать в очень короткие сроки.

Стандарт развития конкуренции, принятый для российских регионов, исполняется, но исполняется в разных регионах по-разному. Самое главное, что там были заложены конкретные параметры, что нужно приватизировать аптеки, что нужно развивать частный бизнес, что доля частного сектора, осуществляющего социальные перевозки на муниципальном уровне, должна повышаться до 40-50%. В обязательном порядке в регионе должно быть не менее 10% частных дошкольных учреждений, частных школ и так далее. Нечто подобное мы хотим, чтобы произошло на федеральном уровне, это снижение государственного участия в экономике, поощрение частной инициативы, защита конкуренции через, прежде всего, поощрение частной инициативы, создание равных условий для государственной и частной собственности, как это гарантирует наша Конституция. И, конечно, помимо этого создание в сфере государственной собственности беспрецедентной прозрачности для формирования конкурентных отношений и полного понимания всей экономики процесса.

Мы считаем, что эффективная конкуренция лежит в основе эффективной экономики и является гарантией суверенитета и безопасности государства. Мы просто считаем, что не так уж много базовых ценностей должны лежать в основе тех экономических отношений, которые закладываются. И эффективная конкуренция, безусловно, одна из них. Я не буду на этом останавливаться подробно, потому что это тезис, который доказывать не нужно, он получил свое доказательство в развитых экономиках, которые сегодня, к сожалению, опережают нашу экономику. Наша задача возвести этот принцип наряду с другими важнейшими принципами во главу угла национальной политики, а поэтому, собственно, Национальный план, о котором мы попытались немножко рассказать, и является важнейшим документом, который должен дать очень мощный толчок этому направлению.

Популярные