Миллиарды – в нужные руки. Как конкурсы убивают конкуренцию?

То, что в большой госзаказ пробиться трудно, если не сказать невозможно, хорошо известно. Строительство, реконструкция, дороги, капремонт – туда, где крутятся серьезные деньги, доступ есть только у избранных. Облегчить путь малым и средним компаниям к Олимпу госзаказа должны были поправки в законодательстве, которые обязали заказчиков проводить данные закупки только способом аукциона. ФАС даже настояла на отмене показателей к товарам, используемым при выполнении работ, если есть проектная документация. В общем, у заказчиков не осталось возможности для манипуляций. Сбив цену, компания могла получить контракт и, исполнив его (иногда себе в ущерб), наработать портфель заказов. Но все вернулось на круги своя, и теперь заказчики снова могут проводить конкурсный отбор.

Конкурсы на госзакупках еще более субъективные, нежели конкурсы красоты, а жюри здесь в разы требовательнее. Да и вкусы у него непредсказуемые. Долгие годы ФАС России шла к тому, чтобы вывести самые крупные сферы закупок из конкурсов в аукционы. Добилась, но инициатива прожила недолго. 1 сентября 2020 года законодатель решил вернуть конкурсы в строительство, однако в этот раз выбор способа закупки переложил на организатора торгов. Получилось так: захочет сэкономить – проведет аукцион, захочет конкретного подрядчика – конкурс. Таким образом, вся предыдущая работа антимонопольной службы по совершенствованию госзакупок свелась на нет.

По замыслу законодателя, проведение строительных тендеров конкурсным способом дает возможность заказчику сформировать более точное представление о компетенции исполнителя, а сами изменения направлены на то, чтобы привлечь к строительным работам наиболее опытных подрядчиков. Для строительных конкурсов действуют специальные правила. Заказчик вправе установить требования к опыту участников: количеству контрактов, их общей цене, задать планку к минимальной стоимости какого-либо из исполненных контрактов или же установить все критерии сразу. В итоге во вселенной находится чуть ли не единственный подрядчик, подходящий заказчику. В лучшем случае, пара таковых.

Так продолжается уже почти полгода. Если муниципальные заказчики с относительно скромными бюджетами и объемом работ не пренебрегают аукционами, то федеральные и региональные в выборе подрядчика более избирательны.

«С одной стороны, понять заказчиков можно, - они заинтересованы в качестве работ и своевременности выполнения. Но складывается очень негативная практика, когда заказчики, пользуясь своим правом проводить конкурсы, протаскивают нужные компании. А потом выигравшая компания берет кого-то на субподряд, то есть фактически свой опыт подтверждают чужими руками. Некоторые работают самостоятельно, но зачастую, имеет место привлечение подрядчиков со стороны. То, что компании-победители умеют организовать процесс и хорошие управленцы, безусловно, они молодцы, но заказчикам нужно учитывать и другие факторы», - прокомментировал специалист юридической фирмы «A&B legal».

Экономия - удел бедных?

«Скупой платит дважды» - учит известная пословица чрезмерно экономных. Изречение, по всей видимости, стало девизом некоторых госзаказчиков. Да и зачем экономить, если деньги государственные?
В начале года два крупных подрядчика поделили между собой дорожный рынок Санкт-Петербурга. Северные административные районы достались АО «ВАД». Южные районы взяла ремонтировать СК «Орион Плюс». Фирмы оказались единственными претендентами на контракты, а потому снижаться в цене не было смысла. В итоге они поделили между собой равными частями без малого 6 млрд рублей.

Кто сможет посостязаться с АО «ВАД» - представить сложно. Организация работает по всей стране, особенно широко развернула деятельность в СЗФО, а в Крыму и вовсе является единственным исполнителем дорожных контрактов. Портфель госзакупок АО «ВАД» насчитывает более 450 контрактов общим весом под 700 млрд рублей. Руководит организацией Валерий Абрамов.

ООО СК «Орион» на фоне АО «ВАД» смотрится в разы скромнее. Его досье состоит из 90 контрактов на сумму 35,5 млрд. Владеет компанией (85%) Александр Усов. По некоторым данным компания связана с семьей экс-министра обороны Анатолия Сердюкова.

Строительный рынок – не менее притягателен. В январе Комитет по государственному заказу Санкт-Петербурга совместно с Фондом капитального строительства и реконструкции заключили контракты на строительство общеобразовательных учреждений в Пушкине и на улице Ольги Форш в Калининском районе.

Школу в Пушкине за 1 млрд 200 млн рублей без снижения НМЦК взялось построить ООО «КВС». По данным «Контур Фокус», послужной список компании по итогам 2020 года состоит из 15 контрактов на 8,3 млрд рублей. Строительными работами в Калининском районе займется АО «Монолитстрой» за 900 млн рублей. Компания не гонится за количеством контрактов, но играет по-крупному. В ее портфеле по состоянию на конец 2020 года 7 контрактов на 6 млрд рублей. Сэкономив заказчику 50 тысяч рублей, «Монолитстрой» отобрал контракт у ООО «СОТЭКС».

Интересно посмотреть на требования к участникам. Два практически идентичных объекта закупки и какой разный подход. В одном случае в качестве подтверждения опыта заказчик требует от 4 исполненных контрактов за последние 4 года с ценой каждого не менее 50% стоимости НМЦК договора, на заключение которого проводится конкурс. В другом случае на высший балл может претендовать компания с 5 и более контрактами за последние 3 года.

Компании, которые строят соцобъекты в  Санкт-Петербурге, можно пересчитать по пальцам, -  поясняют другие участники госзакупок. На рынке дорожного строительства их еще меньше. Конкурировать с ними в конкурсах практически нереально. Опыт субподряда заказчики, как правило, не принимают, тем более, если ждут на контракт конкретную фирму.

Что делать?

Юристы считают, что выходом из сложившейся ситуации могли бы стать поправки в Постановление Правительства РФ №1085. Они должны конкретизировать, какой опыт вправе требовать заказчик, исходя из цены контракта, на заключение которого проводится конкурс, и объема исполненных ранее работ.

«Нужно уходить от конкурсов. Негативные последствия от них уже видны. Рынки монополизизируются крупными компаниями. Если конкурсы все же остаются, то нужно вносить изменения в законодательные акты, чтобы не давать заказчику возможности манипулировать критериями, - какие контракты и при каких работах учитывать в качестве опыта. Сейчас получается, что при одних и тех же объектах закупки заказчик меняет критерии как хочет. Грубо говоря, при строительстве школы может учесть в качестве опыта контракт на строительство дороги. А может не учесть. На это у них единственная отговорка – это наша прерогатива, или так будет качественнее», - поясняют в «A&B legal».

В 1085-м Постановлении также следует прописать конкретное количество контрактов, какие показатели могут оцениваться при деловой репутации и что может быть показателем качества выполнения работ. Большое портфолио не свидетельствует о том, что компания выполняет работы лучше, чем иной участник рынка, имеющих меньшее число контрактов, - уверены специалисты. Тем более что зачастую, эти компании имеют внушительный опыт в субподряде. Но этот опыт не фиксируется в реестре контрактов, а потому часто не принимается всерьез.

 

Саша Колесникова