Между Нигерией и Бразилией: Россия уступила 26 странам по стоимости бизнеса

Эксперты «Сколково» составили рейтинг стран по стоимости бизнеса. Россия оказалась в нем почти на самом последнем, 27-месте, опередив Нигерию, но уступив Бразилии. Почему так получается и как нам исправить ситуацию?

В 2018 году уже было опубликовано множество международных отчетов по состоянию предпринимательской среды в России и отраслей отечественной экономики. В большинстве из них, к сожалению, содержались не самые оптимистичные цифры и прогнозы. И это несмотря на блестящее финансовое состояние страны, профицитный бюджет и большой потенциал для инвестиций в экономику.

Вообще это явление уже можно считать чисто российским парадоксом: страна очень богата ресурсами, имеет сырьевую ориентацию экономики, а значит – возможности для вливания в бизнес и целые отрасли хороших денег. Однако мы видим отчеты, подобные нынешнему, российскому, и можем говорить лишь о крайне медленных темпах роста ВВП страны.

Россия также успешно держит санкционный удар, развивает внутреннее производство по программе импортозамещения. На Дальнем Востоке строится уникальная судоверфь «Звезда», в регионе также будут созданы цифровые представительства крупных компаний. Почему же выходят столь скверные отчеты и почему экономисты видят вокруг сплошной негатив?

Рейтинг стран

Новое исследование по российской бизнес-среде провели эксперты Московской школы управления «Сколково» и инвестиционной группы UCP, сообщает РБК. По данным экспертов, Россия сегодня уступает крупнейшим экономикам мира по показателю стоимости бизнеса. Наша страна отстает и от своих партнеров по БРИКС (Бразилия, Индия, Китай). В основу исследования был положен «индекс стоимости бизнеса». Всего эксперты оценивали 30 стран, которые совокупно производят 82% всего мирового ВВП.

Россия, по их оценке, находится на 27-м месте из 30. Ниже нашей страны в рейтинге только Нигерия, Египет и Аргентина. Индекс стоимости бизнеса в России составляет 29,26. Лидерами же стали США (80,66), Великобритания (72,4) и Канада (66,8).

Из чего же состоит индекс стоимости бизнеса? Эксперты оценили сразу 19 показателей в пяти категориях: налоговая нагрузка, безопасность инвестиций, процентные ставки, доступность капитала и макроэкономический фактор. Чем выше итоговая цифра, тем ближе бизнес-среда в той или иной стране к универсальному эталону.

Отметим, что эти пять категорий являют собой смешение внешних и внутренних факторов. Так, например, налоговая нагрузка – это государственная политика в отношении предприятий, а безопасность инвестиций – это уже не только внутренний, но и внешний фактор. Против России до сих пор действуют западные санкции, часть компаний не имеет надежных выходов на зарубежные рынки, следовательно, не могут рассчитывать на серьезные инвестиции, так как инвесторы не готовы рисковать деньгами в условиях запретов.

В основе рыночной оценки компании – дивиденды и капитализация. Эксперты отмечают, что ПАО в России (публичные акционерные общества) до сих пор нередко имеют непрозрачную схему распределения дивидендов и в среднем направляют на эти цели не более 31-32% прибыли, тогда как лидеры рейтинга отдают акционерам 64-65%.

Однако не будем примешивать ко всем ПАО, например, Сбербанк, который, конечно, превзошел остальные российские компании, отписав нерезидентам рекордные дивиденды (Царьград подробно рассказывал о схеме распределения дивидендов Сбербанка и структуре его акционерного капитала). Таким образом, речь идет как о непрозрачных дивидендах ПАО, так и просто низком проценте этих обязательных выплат.

Все взаимосвязано

В последнем определении кроется и ответ на вопрос, почему эксперты выбрали для оценки внешние и внутренние факторы. Очевидно, что самочувствие бизнеса определяется и состоянием экономики в целом, а на нее сегодня серьезно влияют извне.

Специалисты указали, например, что экономика России за последние три года в среднем не росла, а снижалась на 0,4%, а в развитых странах средний показатель роста составил 2,83%. Инфляция за три года в России составила 6,84%, а в развитых экономиках – 1,07%.

Поэтому, если говорить о влиянии той же инфляции на самочувствие бизнеса, то справедливо рассказывать и о факторах, влияющих на инфляцию. В 2018 году, по оценке ЦБ России, это санкции, падение рубля и рост налогов. По этой причине регулятор еще летом отказался от прежнего прогноза в 4%.

Стоит выделить и еще ряд взаимосвязанных факторов. Первое – финансовая устойчивость предприятий. В России, по мнению экспертов, у компаний ограниченные возможности привлечения капитала. Если во всем мире источником для этого служат инвестиции, то в России – это банковские кредиты.

Второе – конкуренция с фондовым рынком, которой в России нет, что приводит к удорожанию кредита для бизнеса, заявили эксперты. Получается, что предприятие может развиваться только в долг, а не за счет капитала, который вливается в дело. В этом месте можно снова передать привет Герману Грефу и отметить, что Сбербанк сегодня является абсолютным лидером по привлечению кредитов малого и среднего бизнеса. Не потому что банк хороший или кредит выгодный, а потому что предприятиям сегодня идти за деньгами уже почти некуда – банковский сектор страны серьезно зачищен Центробанком, под удар попали многие региональные банки, а вот Сбербанк там остался.

Сюда же эксперты снова добавили и внешний фактор – в России, по данным Всемирного банка, капитализация фондового рынка в 2016 году составляла не более 50% ВВП, тогда как у лидеров рейтинга «Сколково» – в среднем 75% ВВП. На последние внешние факторы замыкается внутренний: чисто российской моделью бизнеса стало стараться вытащить дело из болота за волосы самостоятельно, либо же – обратиться за помощью к государству.

Последнее мы сегодня все чаще наблюдаем хотя бы с предприятиями подсанкционного олигарха Олега Дерипаски, который тут же прибежал просить госпомощи, как только его компаниям были закрыты внешние рынки.

Репутация тоже кое-что значит

Как считают эксперты, свой вклад в итоговую оценку внесла и наша репутация как страны проблемных и непрозрачных активов. Причем это репутация не современной страны, а оставшейся в памяти инвесторов России 1990-х и 2000-х годов. С государственными и частными активами тогда произошли необратимые метаморфозы, начиная с залоговых аукционов, отдавших за бесценок в частные руки крупнейшие государственные предприятия, и заканчивая двухтысячными годами, ставшими периодом продаж и перепродаж бизнеса, поглощений, национализаций и так далее.

Как итог - на Западе Россию объявили страной с проблемным корпоративным управлением, то есть долгосрочные вложения бесполезны, так как они могут стать частью чьей-то большой игры в войне одних компаний с другими на рынке, то есть корпоративное управление финансами не является стабильным и предсказуемым. А нет больших вложений, нет и развития, а нет развития – нет и повышения стоимости бизнеса.

Налоги и итоги

Была отмечена и налоговая нагрузка на бизнес. В качестве аргументов тут эксперты «Сколково» и инвестгруппы UCP выбрали данные Всемирного банка, которому, к слову, в отчетах по России не всегда можно доверять на все 100%. Но все же.

ВБ отмечает, что в России одна из самых высоких налоговых нагрузок на фонд оплаты труда – 36,3%. В то же время в других странах она вполне сопоставима – в среднем по ЕС это 36%, в США – 21%. Более того, не стоит забывать и о схемах, с помощью которых бизнес в России традиционно уходит от налогов – это «серые» зарплаты, обналичка выручки и вливаний средств в предприятие, наконец, это откровенные хищения через подставные ИП или офшоры.

Каков же итог? На все вопросы эксперты на самом деле уже ответили. Первое – необходима поддержка российской экономики из бюджета, субсидии производителям и льготы. Чем больше средств будет вложено в реальный сектор, переработку ресурсов, а не только их продажу за рубеж, тем дороже будет бизнес.

Пока же мы видим удары спекулянтов по рублю на фоне санкций и политику ЦБ России по скупке валюты на внутреннем рынке. От этого рубль падает еще ниже, а сверхдоходы идут не в экономику страны, а ложатся в «кубышку» – на заграничные счета России, которые накапливаются на черный день.

Второе – необходимо, так или иначе, провести реформу корпоративного управления. В 2017 году, например, Госдума приняла закон об ограничении прав миноритарных акционеров, то есть владеющих менее 25% акций. Им, в частности, запретили запрашивать полный пакет документов по той или иной сделке. То есть компания запросто может перейти в чью-то другую собственность без ведома таких владельцев акций. Это не соответствует мировой практике и пугает инвесторов. Таких примеров можно найти достаточно много.

Третье – необходимо снижение фискальной нагрузки на предприятия. Во-первых, высокие налоги часто вынуждают бизнесменов уходить от них в тень, а во-вторых, конечно, снижают в сравнении с конкурентами стоимость предприятия, которое совокупно должно отдавать государству не менее 36% всего, что имеет.

Напомним, что с 1 января 2019 года в России вырастет НДС с 18% до 20%. Ранее эксперты уже назвали это решение ударом по экономике, по переработке сырья, по бизнесу и гражданам, для которых в итоге подорожают практически все товары с добавленной стоимостью. Например, мы увидим уже иные цены на заправках, ведь бензин является продуктом переработки нефти. Кроме этого, ожидается и ускорение темпов роста инфляции.

Вот и получается, что по совокупности и запутанности всех этих факторов, среди которых санкции, репутация России в западных глазах, наша страна не занимает в рейтинге того места, которого заслуживает на самом деле. По стоимости бизнеса нас обгоняет тот же Таиланд, который, разумеется, вовсе не располагает такой огромной ресурсной базой во всех отношениях. И такими доходами бюджета.

Однако и западные инвесторы тоже не правы. Бизнес в России сегодня имеет огромные перспективы, тогда как США и страны ЕС привыкли видеть в нем нечто заведомо уступающее им самим по потенциалу и надежности. Отчеты экспертов «Сколково» красивы в цифрах и имеют обоснование, однако перелом уже происходит.

Примером тому служат хотя бы миллиардные контракты, заключенные со странами АСЕАН в ходе трехдневного визита президента России Владимира Путина в Сингапур. Растет сотрудничество и с Китаем, Индией, Турцией, которые не разделяют неуверенности западных компаний. Однако последний шаг в сторону нормализации среды должно сделать все же правительство.

Кучер Егор, tsargrad.tv