Дух Стасова вернулся в Конюшенное ведомство

Конюшенное ведомствоНа каком фундаменте строить?

Как известно, Петр I лошадей из-за своей болезни боялся. Его влекли море, лодки и корабли. Однако, как передвигаться приличному человеку по Петербургу, когда зимой замерзали каналы и реки, ведь ходить пешком ему не подобало?

Величественный конный выезд, роскошные кареты, породистые лошади — все это неотъемлемые элементы дворцовой жизни в Европе, сохранившейся в XXI в. Посмотрите, как ликуют англичане и толпы туристов, видящих королевскую карету в Лондоне.

Русский царь ни в чем не должен уступать монархам Европы и иметь императорские конюшни.

Первые конюшни на берегу Мойки построил швейцарец Н. Гербель. Парадный вход со стороны Мойки он украсил длинной башней, увенчанной вздыбленным конем.

К концу XVIII в. здание конюшни сильно обветшало отчасти из-за дурной болотистой почвы. Северный фасад конюшни повторял изгиб реки.

Что из себя представляли фундаменты многих строений в Петербурге на рубеже XVIII–XIX вв.? Как правило, фундамент возводился на свайном основании, что занимало много времени. Вот как создавался фундамент Собора Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка: «устройство фундамента заняло весь 1828 г. Причиной этого была необходимость укрепления грунта. В верхнем слое до глубины 13 футов залегал плывун, далее до глубины 17,5 футов — песчано-глинистый грунт, затем до глубины 28 футов — чистая глина, и только под ней начинается примесь камней. Поэтому, а также из-за увеличения размера собора, вместо предполагавшихся 5500 было забито 9000 четырехсаженных свай. Фундамент был выложен из тосненской плиты на известковом растворе, цоколь — целиком из гранита».

На старом фундаменте архитектору императорского кабинета Василию Петровичу Стасову, сложившемуся 48-летнему зодчему, чьи постройки отличались представительностью, торжественностью архитектурных форм, предстояло возвести новое здание Конюшенного ведомства.

Академик Петербургской Академии художеств В.П. Стасов блестяще справился с поставленной задачей. Стасов — первый по времени мастер русского стиля, предшественник Константина Тона. Современники так описывали характер Стасова: «Мрак изображали его взоры. Он, кажется, был человек незлой, но всегда угрюмый, как будто недовольный. Суровость его, которая едва смягчалась в сношениях с начальством, была следствием, как мне сдается, чрезмерного и неудовлетворенного самолюбия». Стасов всегда был готов к битве за «соблюдение правильности всех частей, а также для лучшей красоты здания». Стасову мы обязаны развитием идеи русского ампира, утвердившегося после победы над Наполеоном.

В 1817–1823 гг. Стасов перестроил старое здание Конюшенного ведомства, сохранив конфигурацию и часть старых стен. Теперь главный фасад здания был обращен к Конюшенной площади. Центральный объем симметричного здания — церковь Спаса Нерукотворного Образа, в которой 1 (11) февраля 1837 г. отпевали скончавшегося А.С. Пушкина.

Стасов придал зданию Конюшенного ведомства подчеркнутый монументальный вид, созвучный вновь создаваемым величественным ансамблям Санкт-Петербурга.

Конюшни занимали корпуса по набережной Мойки. В них архитектор применил ряд технических новшеств: чугунные колонны, перекрытия и водоводы, подачу воды с помощью паровой машины. Вдоль Екатерининского канала был заново сооружен манеж.

Мог ли предположить Стасов, как в XXI в. поклонники Мамоны захотят изуродовать его творения, превратив ансамбль Конюшенного ведомства в апарт-отель?

 

Большевистский подход

После Октябрьского переворота здание Конюшенного ведомства надолго превратилось в автомобильный гараж и ремонтные мастерские НКВД и КГБ.

Лишь в 1990 г. храм возвратили Русской Православной Церкви. Что делать с конюшнями и манежем, власти в Смольном долгое время не знали, пока в 2010 г. без торгов за смешную сумму 19,85 млн руб. не передали девелоперу здание Конюшенного ведомства и участок земли в центре Петербурга площадью 19 636 кв. м с поквартальной оплатой по 233 815 руб., хотя его кадастровая стоимость на 2009 г. составляла 655 174 776 руб. Почему власти Петербурга решили так облагодетельствовать ООО «Оранж-Девелопмент», позволив превратить памятник русской архитектуры в «гостиничный комплекс без изменения предметов охраны. Срок окончания проведения работ установлен до 14.12.2015 г.»? Конюшни, превосходящие по красоте конюшни Версаля, алчный девелопер предлагает уничтожить на глазах равнодушных чиновников из КГИОП и Смольного.

С января 2012 г. власти заверяли общественность, забившую тревогу из-за уничтожения культурного наследия Петербурга, что на стыке «начаты экстренные противоаварийные работы и демонтаж диссонирующих построек».

Если инвестор «Оранж-Девелопмент» бережно относится к сохранению архитектурного шедевра В.П. Стасова, то непонятно, зачем он отгородился от Союза архитекторов Санкт-Петербурга, Петербургского отделения ВООПИиК и даже от КГИОП и не позволяет ознакомиться с проектом реконструкции здания под апарт-отель и ходом строительных работ.

По мнению редакции журнала «Конкуренция и рынок», ситуация вокруг осуществления проекта апарт-отеля в здании Конюшенного ведомства — это не только пренебрежение со стороны чиновников мнением архитекторов и искусствоведов, но и демонстрация ненужности КГИОП и ВООПИиК, когда дело касается поклонения Мамоне. Акт разрушения творения В.П. Стасова приобретает черты некоего религиозного акта возмездия Русской Цивилизации. Кто в здравом уме может среди белого дня разрушать памятник исторического наследия? Кто может заставить КГИОП за 18 дней согласовать экспертизу и вице-губернаторов Санкт-Петербурга, сначала И. Метельского (2012г.), а теперь М. Оганесяна (май 2014 г.), произносить: «…что-либо обсуждать на Совете по культурному наследию бессмысленно, так как согласованы все документы»? Что толку впустую тратить время, если коммерсанты хотят сделать из здания Конюшенного ведомства 60 4-этажных апартаментов и с большой выгодой продать их?!

В этой ситуации активности сторонников Мамоны удивляет их нежелание приватизировать соседствующий с апартаментами Храм Спаса Нерукотворного Образа.

Если проект апарт-отеля делают иностранцы, то неудивительно, почему они уродуют здание, возведенное Стасовым. Но если рабочую документацию за гроши выполняют российские архитекторы, то либо у них были плохие преподаватели, либо они прогуливали предмет «История архитектуры». Вне всякого сомнения, добросовестными людьми всех, кто так или иначе потворствует уничтожению пространств конюшен и манежа, назвать трудно. Сомнительные они профессионалы.

Остается надеяться, что, когда строители под церковью начнут возводить подземный гараж, произойдет знамение. Бог все видит, и верим, не оставит Санкт-Петербург без своего покровительства!

Смеем надеяться, найдется воля, способная превратить восхитительные конюшни в уникальное выставочное пространство в историческом центре Санкт-Петербурга. Такой вариант использования здания Великий Русский архитектор Василий Петрович Стасов, конечно, одобрил бы.

Статью целиком читайте в Журнале "Конкуренция и рынок" / сентябрь 2014 №4 (65)