USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Право на имя или попытка скрыть низкий урожай: споры вокруг шампанского Моёт не утихают

Европейские производители шампанского (Мезоны) возмущены российским законом о виноделии. Французская ассоциация производителей шампанского призывает европейских дипломатов добиться изменения российского закона, обязывающего виноделов Шампани маркировать свой продукт «игристым вином». В России считают, что возмущение французов кроется не в принципиальных позициях и борьбе за имя, а в низком урожае в регионе Шампань и нежелании платить штрафы за возможный срыв поставок.

Союз виноградарей и Союз шампанских вин Франции призвали временно остановить поставки в Россию, несмотря на то, что компания Moet Hennessy согласилась подчиниться российским законам. Французы указывают, что название «шампанское» имеет юридическую силу в 120 странах, а называться таковым может только игристое вино из определённого региона. Мезоны призывают оставить это название за ними и не обязывать  указывать на контрэтикетке просто «игристое вино». В Комитете вин Шампани назвали новые правила «неприемлемыми» и намерены отстаивать эксклюзивное право называться «шампанским» за виноделами из Шампани.

«Слово «шампанское» пришло из красивого региона Франции, где оно производится» – заявил министр сельского хозяйства Франции Жульен Денорманди /Reuters/.

Помимо вопроса «чести», компания Моет Хеннесси затрагивал и экономическую сторону вопроса  -  необходимостю  пересертифицировать продукцию. Председатель совета Союза виноделов России, телеведущий Дмитрий Киселёв проблемы не видит. Изданию «Известия» журналист пояснил, что российское законодательство не запрещают иностранным производителям писать на этикетке название напитка — шампанское. «Лишь на контрэтикетке бутылки следует указать, что это игристое вино (а это международная классификация), после уточнить регион — Шампань. Регулирование не представляет никакой существенной нагрузки для импортеров, им надо лишь пройти формальные процедуры пересертификации продукции».

Эта самая «формальная процедура», между тем, обойдется импортёрам в десятки миллионов рублей. Её стоимость озвучил в эфире телеканала Дождь основатель и президент группы компаний SIMPLE Максим Каширин: «Чтобы переделать сертификат, нужно заново сдавать образцы, заново платить за проведение анализов, заново получать результаты, которые говорят, что продукт безопасен  для потребителя и тд. Мы прикинули, примерно, для нас это 50-70 млн рублей.  Большие деньги, почти миллион долларов, понимаете»?

Между тем, профильные российские ведомства считают, что за всей этой историей скрывается не борьба за имя, а низкий урожай и стремление «поймать легкий хайп». По мнению Председателя совета Союза виноделов России, прокремлёвского журналиста Дмитрия Киселёва, принятый в том году закон  о виноделии способствовал качественному улучшению российской продукции, и европейские производители испугались конкуренции с российским шампанским: «Наше вино на глазах становится лучше и справедливо всё более популярным. Западные производители почувствовали угрозу себе на российском рынке. <…> В таких условиях Moët чувствует, что может потерять долю рынка, и делает себе рекламу».

Возможный уход с рынка французского винного дома не сильно повлияют на российский рынок. Так считает  председатель совета директоров группы компаний Абрау-Дюрсо Павел Титов. При этом бизнесмен допускает, что вслед за Моет Хеннесси с прилавков магазинов могут исчезнуть и другие представители Шампани. Свою позицию бизнесмен озвучил в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

В ответ на высказывание возглавляемую им компанию Абрау-Дюрсо упрекнули в том, что поправки в закон были внесены с целью создания ей конкурентных преимуществ, и именно Абрау-Дюрсо является бенефициаром во всей этой истории. «Мы никогда не претендовали на название «шампанское». Если вы посмотрите на наши современные этикетки, упоминание слова «шампанское» находится только там, где требует этого закон. Мы не используем его на фронтальных этикетках, мы не используем его в своей терминологии. Потому что мы прекрасно понимаем, что по международным канонам и международным винодельческим законам единственное место, где производится шампанское – это в регионе Шампань во Франции. И мы особо к этим правилам трепетно относимся, потому что у нас есть винодельня в Шампани и Шато да Виз мы  импортируем в Россию, так же как Моет Хеннесси импортирует свою продукцию», - объяснился Павел Титов в своём Инстаграм-канале.

Впрочем, российские потребители быстро найдут альтернативу игристому из Шампани. Так считает директор центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя "ЦИФРРА" Вадим Дробиз. Свою позицию он озвучил телеканалу РенТВ.

«Ну не будет Шандона, не будет французского шампанского, я уверяю, ничего не случится в России. Будут пить дорогое российское шампанское, оно у нас есть. Будут пить дорогую Каву испанскую, итальянское дорогое Просекко, через Duty Free будут покупать. Даже если все шампанское Франции исчезнет из России, выкрутятся».

По подсчетам центра исследования федерального и региональных рынков алкоголя доля Моёт Хеннесси в общем импорте игристых вин в России составляет менее 2%. Ввиду дороговизны продукции этого бренда, шампанские вина от Моёт Хеннеси употребляет относительно небольшая доля россиян. Другое дело - российское шампанское. Его позволить себе может каждый. 

Василиса Селивёрстова

Популярные