USD 73.98₽
EUR 80.54₽

Пираты цифровых морей: кто заинтересован в нелегальном распространении электронных книг?

9 июня 2021

Во время пандемии люди начали больше читать. Несмотря на то, что рынок печатных книг сократился приблизительно на 12%, локдаун положительно сказался на продажах цифровых копий: за последний год этот сегмент вырос почти на 20%. Как следствие, увеличился спрос и на соответствующую нелегальную продукцию. Насколько легко в наше время скачать пиратскую электронную книгу и как борются с распространителями нелицензионной печатной продукции? Подробности в материале Игоря Прусакова.

Книжное пиратство в Интернете носит массовый характер и считается самым распространённым. Причина простая: электронная книга «весит» намного меньше фильма или музыкального трека, и скачать её проще всего. Неудивительно, что книги это первое, что начали нелегально распространять в сети.

Планшеты и смартфоны уже давно стали привычными предметами для миллионов людей, а это значит, что электронное чтение активно отвоёвывает всё большую долю у традиционного.  Так же закономерно, что этим статистическим показателям сопутствует пиратский контент.

Доступность книги через нелегальные каналы снижает её продажи, причём как в электронном, так и в традиционном виде. Впрочем, в издательской группе «Эксмо-АСТ» konkir.ru рассказали, что в последние годы уровень пиратства в рунете серьёзно сократился: «К 2024 году российский рынок цифровой книги удвоится и превысит 20 миллиардов рублей. Среднегодовой темп роста будет не ниже 25% в год. Из-за пиратства индустрия ежегодно теряет от 15% до 20% от общего объёма. Сегодня большая часть книжных онлайн-ресурсов, благодаря активному сотрудничеству профессионального издательского сообщества с законодательной властью, работает в правовом поле. Согласно собранной нами статистике, с 2014 по 2019 год количество ссылок на пиратские ресурсы с книгами «Эксмо-АСТ» сократилось в пять раз и продолжает сокращаться».

Любому, кто искал цифровую книгу через интернет, поисковик выдавал популярные запросы вроде «скачать бесплатно fb2», «скачать книгу epub», «скачать online», «скачать бесплатно». А посещение книжного магазина в Интернете не сопровождается проверкой бесплатного доступа к цели запроса, только если читатель решил сознательно остаться в правовом поле и приобрести именно легальную копию, считает книжный блогер, писатель и создательница литературного клуба read.onlyread Екатерина Чурахина: «Электронные книги стоят дешевле бумажных и почему бы их не покупать и, таким образом, поддерживать автора? Сейчас я работаю над собственной книгой и понимаю, что это большой труд разных людей, не хотелось бы, чтобы он был обесценен. На всех мероприятиях с участием моего литературного клуба, призываю людей покупать электронные книги и так поддерживать своих любимых писателей. А тем, кто скачивает книги бесплатно, предлагаю ставить себя на место правообладателей».

Уменьшение количества пиратского контента – результат действий издателей, авторов и организаций по защите авторских прав. Именно они лоббируют принятие соответствующего законодательства. В суды поступают иски о компенсации за причинённый ущерб, пиратские сайты и их зеркала блокируются, а на владельцев крупных анонимных порталов заводят уголовные дела. «В основном издатели прибегают к инструменту «вечной» блокировки сайтов нарушителей. Иски о компенсации в последнее время являются редкостью. Это связано с тем, что большинство сайтов анонимны и, как правило, оформляются на подставных лиц, а по практике Мосгорсуда размер компенсации не превышает 30 000 рублей за нарушение. Но в вопиющих случаях, по очень крупным ресурсам, издатели даже инициируют уголовное преследование. Так по двум известным сайтам удалось в ходе расследования найти их владельцев, в одном случае - администратор получил 2 года условно, во втором - лицо, контролирующее получение средств от нелегальной продажи электронных книг, пробыл под домашним арестом полгода, а дело было через несколько лет прекращено в связи с истечением сроков давности»,- рассказал генеральный директор Ассоциации по защите авторских прав в Интернете (АЗАПИ) Максим Рябыко.

 

Кто «заливает»?

Книжное пиратство бывает коммерческим, идейным или наивным. У нарушителя из каждой группы своя мотивация. Коммерческий пират занимается криминальным бизнесом, а идейный борется за свободный и бесплатный доступ к информации. По логике вторых издатели и так зарабатывают огромные суммы на бумажных версиях книг, а цифровые копии легко тиражировать, распространять, затраты на изготовление отсутствуют, значит, их продажи это нечестная сверхприбыль корпораций.

На самом деле, при планировании прибыли, современное издательство учитывает и доходы от продажи электронной версии книги. Поэтому действия пиратов могут привести к тому, что издание не окупится и с автором больше не захотят сотрудничать. Более того, некоторые авторы могли бы успешно публиковаться исключительно в электронном виде (и так зарабатывать), но пиратство и эту практику делает бессмысленной.

Получается, что вместо расширения доступа к произведениям, идейные пираты производят противоположный эффект. Их действия влияют на всю индустрию: многие произведения не выходят, падает общая рентабельность книгоиздания. Экономический ущерб причиняется и агрегаторам: электронно-библиотечным системам, интернет-магазинам, подписным сервисам. Ситуацию усугубляют наивные пираты, читатели, которые просто делятся своей копией электронной книги с коллегами, друзьями и знакомыми.

Основную опасность для отрасли несёт криминальный бизнес, который существует за счёт издателей, распространителей и читателей. Нелегальную продукцию распространяют через пиратские онлайн библиотеки (с помощью прямых ссылок, файлообменников или·торрент-трекеров) или мошеннических сайтов, которые замаскированы под библиотеки, но в действительности вообще не предоставляют доступа к книжному контенту, а списывают суммы с телефонных счетов, запрашивая номер или отправку SMS. В этом случае пользователь, желая обмануть легального продавца, сам становится обманутым.

В Telegram, YouTube и популярных соцсетях получить доступ к пиратскому контенту просто. В тематических группах рекламируются бесплатные библиотеки и торрент-трекеры, через эти сообщества пираты получают от пользователей обратную связь. Ещё пять-семь лет назад социальные сети считались средой, в которой нелегальный контент размножался, как бактерии в питательном растворе, но сегодня на крупных российских платформах, таких как ВКонтакте, Одноклассники и Авито постепенно внедряются меры профилактики. Например, применяется методика цифровых отпечатков и блокируются аккаунты нарушителей. Вот что рассказали konkir.ru в пресс-службе ВКонтакте: «Мы защищаем интеллектуальные права на контент и сотрудничаем с издательствами, музыкальными лейблами, владельцами прав на видеоконтент и многими другими правообладателями. Мы уже много лет работаем над комплексным развитием технологий по идентификации контента и продолжаем улучшать технические решения для защиты интеллектуальных прав и сейчас. Мы рассматриваем все поступающие жалобы на нарушение интеллектуальных прав. Подать заявку может любой правообладатель. Для этого существует специальная форма: vk.com/dmca, разбором которой занимается отдельная служба модерации. Если наличие прав на контент и сам факт нарушения подтверждаются, мы оперативно такой контент блокируем».

По мнению экспертов, главную опасность представляют UGC ресурсы (сайты с пользовательским контентом), которые зарегистрированы за пределами России, например, YouTube и Telegram. Влиять на них с помощью российского закона можно только в уведомительном порядке, у них отсутствует прямая обязанность по модерации контента.

Нарушения продолжаются даже если носят массовый характер, а владельцы цифровых площадок о них оповещены. Очевидно, что платформам выгоден такой порядок вещей: сетевые эффекты достигаются удержанием внимания пользователей и привлечением новой аудитории, объясняет генеральный директор Ассоциации по защите авторских прав в Интернете Максим Рябыко: «Есть крупные экосистемы, которые относятся к легальным площадкам, продолжающие паразитировать на интересе пользователей к пиратскому контенту. В первую очередь, это относится к поисковым системам и UGC платформам. В частности, вызывают опасение: отсутствие единого внесудебного механизма удаления ссылок из поисковой выдачи Яндекс, беспрепятственная возможность у пиратов клонировать зеркала пиратских и практически мгновенная индексация таких сайтов в поисковой выдаче на прежних местах, а также поведение таких платформ как  YouTube и Telegram, которые, несмотря на наличие технологий цифрового отпечатка, игнорируют запросы издателей на их применение».

Возможно, YouTube и Telegram просто считают проблему книжного пиратства преувеличенной и надуманной. Такого мнения, например, придерживается исполнительный директор ассоциации Интернет-издателей Владимир Харитонов, который рассказал konkir.ru, что борьба с пиратством выгодна именно тем, кто с ним борется: «Издателям имеет смысл тратить свои усилия на что-нибудь более полезное. Например, на налаживание своего производства электронных книг, на их грамотный маркетинг и тому подобное. Полевые эксперименты издателей, в частности, O’Reilly, показали, что неавторизованное распространение работает скорее как реклама, «сарафанное радио». Исследования в других нишах контента (например, кинематографа) демонстрируют, что ущерб от пиратства заметен только в первые недели продаж и только для произведений, у которых большой маркетинговый бюджет. Кроме того, экономический эффект от «борьбы» с пиратством невозможно посчитать: этот рынок непрерывно растёт уже много лет и рост пока не останавливается. К нему прибавились ещё и аудиокниги. На таком фоне любые победные реляции выглядят, как попытка выдать естественный рост рынка за чьи-то успехи. Более всего в «борьбе с пиратством» заинтересованы те, кто им непосредственно занимается, то есть не издатели, а такие организации как АЗАПИ — это же их зарплата».

Мы попросили Максима Рябыко из АЗАПИ прокомментировать эти слова. По его мнению, легализация рынка это общемировая тенденция: «Наша работа продиктована, в первую очередь, экономическими интересами правообладателей. Именно издатели задают темпы, требуют наращивать эффективность, увеличивать охват защищаемых произведений. От них более динамичных действий требуют и авторы, и иностранные правообладатели, которые принимают решение о лицензировании контента в Россию, в том числе исходя из тех мер, которые будут предпринимать издатели по борьбе с нарушением авторских прав».

 

Нетипичный пират

Раньше считалось, что незаконно качают электронные книги исключительно молодые люди, однако последние исследования, проведённые аналитическим агентством Nielsen по заказу антипиратской компании Digimarc, пришли к неожиданным выводам. Действительно, около 40% пиратов находятся в возрасте от 18 до 29 лет, однако ещё больше, почти половина, попадает в возрастную группу от 30 до 44 лет, а оставшиеся (приблизительно 10%) это люди старше 45.

Ответ на вопрос о доходах пиратов тоже оказался сюрпризом. Логично предположить, что людям не хватает денег на книги и это толкает их на поиск бесплатного контента. Но исследование выявило, что две трети пиратов это образованные, обеспеченные и работающие люди, причём доходы оставшейся одной трети даже выше. Получается, что современный электронный пират это взрослый обеспеченный человек с хорошим образованием.

Цена электронных книг остаётся вторым по значимости фактором (после удобства скачивания), из-за которого люди стремятся получить нелегальные цифровые копии. Очевидно, что с огромной долей интернет-пиратства можно покончить, просто снизив стоимость электронных книг.

Исследования Nielsen подтверждаются беседой konkir.ru с книжным пиратом с пятнадцатилетним стажем, который не пожелал раскрывать своего имени: «При адекватной стоимости легальных копий, возможно, я бы и покупал электронные книги. А нынешнюю цену, которую предлагают интернет-магазины, считаю завышенной. Вижу, что в последние годы правообладателями предпринимаются определенные шаги по борьбе с пиратством, нелегальных ресурсов стало заметно меньше, но, в целом, скачать книгу не составляет особых сложностей. Если захотел, что-либо почитать, можно найти пиратскую копию в течение 5-10 минут. Для скачки, как правило, использую бот Флибусты в Telegram или пиратский сайт».

Стоит заметить, что проблема обоюдная: издатели, возможно и могли бы снизить цену на легальную продукцию, как раз на 15-20%, которые в мире электронных книг считаются добычей цифрового пиратства.

Эксперты отрасли предполагают, что уже через пять лет проблема пиратства для индустрии электронных книг практически исчезнет. Это связано с борьбой правообладателей и растущей культурой потребления среди пользователей. Ликвидировать нелегальный контент будут точечно, а ответственность за распространение пиратской продукции возрастёт и будет восприниматься действительно криминальным поведением.

Кроме того, по мнению генерального директора АЗАПИ Максима Рябыко российская отрасль приблизится по своему характеру к международным стандартам: «Возможно, будут внедряться нормы регулирования наднационального характера, так как борьба с преступлениями в сети Интернет невозможна без координации на межгосударственном уровне. Крупные интернет корпорации будут платить за контент, особенно за эксклюзивный, и сами включаться в борьбу с пиратским бизнесом. Они будут воспринимать пиратов как прямых конкурентов, играющих по своим правилам, которые официальные площадки уже себе позволить не смогут».

Уверенно можно сказать, что из оборота не исчезнет и традиционная бумажная книга, которая останется с читателями ещё очень надолго, так считает исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов: «В отдалённом будущем какие-то виды книг, вероятно, останутся печатными только в порядке исключения. Но форма печатной книги достаточно универсальная, приспособленная для разных задач».

Исследование Nielsen наводит на мысль, что люди всё ещё противопоставляют виртуальность и реальность. Традиционная бумажная книга воспринимается материальным предметом, за который необходимо платить, а её цифровая копия это уже некий набор единиц и нулей программного кода, совершенно абстрактная вещь.

Рядовой читатель не вдаётся в философские подробности, но интуитивно чувствует разницу в работе экономических законов в области цифровых товаров. Интуиция подсказывает: если что-то ничего не стоит воспроизвести, значит это что-то не должно требовать и оплаты.

 

Игорь Прусаков

Популярные