USD 73.98₽
EUR 80.54₽

25 лет на защите конкуренции в России

 

Когда Бог хочет воспитать человека, он посылает ему Учителя, а когда проучить — конкуренцию. Бог любит Россию.

С чего все начиналось

Административно-командная система управления народным хозяйством СССР имела неоспоримые плюсы и минусы. Планирование в экономике — это чисто русское изобретение — зародилось в недрах Императорского вольного экономического общества и восходит к трудам академика Андрея Шторха. К началу XX в. стараниями ученых и предпринимателей, объединенных Императорским русским техническим обществом (ИРТО) и Вольным экономическим обществом (ИВЭО), многочисленными союзами промышленников, купцов и фабрикантов, было не только разработано антимонопольное законодательство Российской империи, но и созданы интеллектуальные центры развития производительных сил нашего Отечества.

До 1917 г. Российская империя выстраивала рыночную (предпринимательскую) экономику весьма успешно, о чем свидетельствуют достижения национальной промышленности, науки и культуры: Россия создала одну из лучших школ статистики, что позволило расцвести талантам социолога Питирима Сорокина, экономистов Василия Леонтьева, Николая Кондратьева и Алексея Чаянова. Казалось бы, осуществлялась мечта Д.И. Менделеева и его ученика П.А. Столыпина о постепенном наступательном развитии производительных сил России.

Однако русские предприниматели не уделили должного внимания «подковерной» маркетинговой войне, объявленной России. Под лозунгом свержения самодержавия определенные силы желали навязать российскому народному хозяйству утопию — марксизм. Фактически это был экономический «троянский конь» для национальных производительных сил и инструмент усиления власти бюрократии над учеными, инженерами, изобретателями и предпринимателями, а впоследствии — и над рабочими и аграриями. Казалось бы, свергли слабого царя, но зачем же отнимать частную собственность у эффективных собственников? Зачем разрушать национальные промышленные концерны, подобные «РБВЗ» и Путиловским заводам, закрывать биржи и ярмарки, уничтожать венчурные фонды и «бизнес-ангелов» наподобие Леденцовского общества, прекращать деятельность научных обществ и вдобавок высылать пароходами интеллектуальный цвет нации? Зачем? Зачем? Зачем?..

Только глупцы могут заявлять, что большевики и их иностранные кураторы организовали интеллектуальный погром в «социалистической» России по недомыслию. Еще в 1912 г. была поставлена цель устранить Россию с политического поля, а все ее природные и интеллектуальные ресурсы отдать набиравшим силу транснациональным компаниям. Фактически Россию обезглавили и подготовили к разграблению. Согласитесь, это далеко не добросовестная конкуренция, а обыкновенный пиратский, бандитский «наезд» или, выражаясь более политкорректно, колонизация России. Осталось только определить, кто колонизировал нашу страну и из кого состояла колониальная администрация.

Следует отметить, колонизация России началась отнюдь не в 1917 г. Если бы национальная русская аристократия была более патриотична (хотя бы на уровне 1812–1815 гг.) и не столь расслаблена, то событий 1917 г. не было бы. Однако неопровержим исторический факт: русская аристократия и видные интеллектуалы проморгали угрозы, исходящие от деструктивных сил, допустили смуту и жертвы гражданской войны. Часть старой царской бюрократии была сметена агрессивными каторжными «сидельцами», другая же, уцелевшая и неэмигрировавшая, увидела свою перспективу в социалистическом государстве. Произведения М. Зощенко, ставшие классикой «Собачье сердце» и «Мастер и Маргарита» М. Булгакова, сатирические романы И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» дают представление о том, что происходило в социалистической России с 1918 по 1926 г. Шло активное формирование советской бюрократии, в облике которой явственно проступали уродливые черты «комчванства». Это была не патриотичная аристократия, а «интернационалка», желающая шикарно пожить за счет разграбления поверженной России, о чем свидетельствуют история золотого запаса Российской империи, знаменитое «паровозное дело» и продажа иностранцам художественных ценностей из бывших дворцов русских аристократов, храмов и монастырей Русской Православной Церкви.

Сейчас некогда утраченные русские святыни и ценности возвращаются в Россию, но людские потери были напрасными, и интеллектуальный капитал за 70-летие советской эпохи утерян навсегда. Эти жертвы России — на совести советской бюрократии.

Справедливости ради надо отметить, что после подавления троцкистского течения советская бюрократия приобрела вполне конкурентоспособный вид. Именно это позволило наладить мобилизационную экономику и выиграть жесточайшие битвы Второй мировой войны.

Бюрократия не может подавить конкуренцию идей. Именно поэтому ни одной национальной бюрократии не подконтрольны информационные и маркетинговые войны. Постоянно то там, то здесь возникают очаги инакомыслия и желание урвать «жирный кусок».

Международная конкуренция провоцирует определенные тенденции конкуренции внутри каждой страны. Неправильно сводить конкуренцию только к одной, хотя и довольно обширной сфере, — экономике. Проявления конкуренции можно обнаружить повсеместно в живой природе: например, это борьба видов растений и животных, если же пойти дальше, то и в законах физики и химии можно найти закономерности, которые полезно использовать в конкурентной борьбе хозяйствующих субъектов. Действие законов конкуренции всеобъемлющее, и поэтому советской бюрократии не удалось от нее уклониться.

«Подковерная» борьба в стане большевистской элиты СССР иногда вырывалась на поверхность. Характерным и масштабным проявлением конкуренции стали «ленинградское дело», смещение Н.С. Хрущева и отставка М.С. Горбачева. Только наивные и глупцы станут отделять политическую конкуренцию от экономической конкуренции, научной конкуренции и конкуренции готовых изделий (станков, самолетов, ракет, кораблей, локомотивов и т. д.).

Конкуренция идей начинает проявляться при выработке решений проблем и при определении целей, выборе стратегий их достижений.

События XX в. показали, что советская бюрократия всю вторую половину столетия демонстрировала не только физическое старение и дряхлость, но и прозевала то, как иностранные кураторы привили ее «молодой поросли» идеи слома СССР. Отсутствие патриотизма у бюрократии проявляется не только при сдаче национальных интересов конкурентам по мировой арене, но и в чистоте помыслов и действий внутри страны. У неконкурентоспособности национальной промышленности всегда есть вполне конкретные виновники в лице министров, глав правительств, законодателей, прокуроров, судей — всех тех, кто в информационном поле конкурирует с национальными предпринимателями, учеными, инженерами, изобретателями.

Отказ от советской модели управления экономикой давался нашей бюрократии нелегко. Для этого подходили проверенные, но не обремененные чувством ответственности кадры. Предстоял слом экономической модели управления экономикой СССР, где были наркоматы, совнархозы, многочисленные отраслевые министерства и мудрый Госплан.

Работа не многим была под силу, так как вселяла даже обычный… страх! Предстояло найти «палачей» для министерств-монополистов, и, согласитесь, на такую работу решится не каждый. Помню, как-то году в 1986-м, на встрече с Гавриилом Поповым, любившим посещать ленинградские вузы ФИНЭК и ИНЖЭКОН с чтением лекций аспирантам и преподавателям, от маститого и ироничного лектора услышал: «…создана группа молодых экономистов Москвы и Ленинграда. Москвичей возглавляет Е. Гайдар, а ленинградцев — А. Чубайс. На зимние каникулы они снимают пансионат и делают доклады по анализу экономических реформ в разных странах. Это перспективные молодые экономисты…»

Полный список участников этих симпозиумов Г. Попов не озвучивал, но можно предположить, что они не остались без дела и влились в ряды «могильщиков» отраслевых министерств и приватизаторов госсобственности. В процессе «мозговых штурмов» молодые экономисты созревали для серьезного испытания. Возможно, кто-то из них обратил внимание не только на высказывание А. Смита о «невидимой руке», но и на закон Шермана — «О защите торговли и промышленности от незаконных ограничений и монополий» — и даже внес предложение создать антимонопольный орган, когда они займут ключевые позиции в новом правительстве России. Неизвестно, обсуждали ли молодые реформаторы опыт противодействия монополиям и создания благоприятной конкурентной среды, сложившийся в Российской империи к 1917 г.

Сейчас, по истечении 25 лет постоянных реформ в России, уже не важно, что обсуждали молодые реформаторы. Можно подвести некоторые итоги реформ и сделать прогноз, как будут развиваться события в ближайшие несколько лет.

В XIX в. сильное впечатление на общество произвела книга русского предпринимателя и оригинального мыслителя Василия Кокорева «Экономические провалы», запечатлевшая «неуклюжие» действия русской бюрократии не в интересах благополучия народа. Кокорев, человек смелый и самодостаточный, мог себе позволить называть действия бюрократии своими именами.

Должного описания российских и советских экономических провалов с позиции здравомыслящего предпринимателя пока не появилось. Однако есть настоятельная потребность разобраться, кто и что тормозит развитие производительных сил в России. Есть препятствия ментальные, и на их устранение уйдет еще уйма времени, а есть привнесенные в советскую эпоху — сколько отпустим на их устранение?

Опыт работы антимонопольного ведомства в реформированной России позволяет выявить основные препятствия на пути развития конкуренции. С самого своего учреждения в 1998 г. журнал «Конкуренция и рынок» ставил цель исследовать становление конкуренции в России сквозь призму взглядов сотрудников антимонопольного органа и предпринимателей России.

 

Конкурентный порядок

Рыночная (предпринимательская) экономика — это определенная система ценностей, которые в советскую эпоху, благодаря политике большевистской бюрократии, основательно в России потускнели. Определенный уровень рыночных отношений — это итог естественноисторического и социально-экономического процессов.

В XX в. светила науки доказали, что конкуренция — это не экономический хаос, а конкурентный порядок.

Конкурентный порядок — антипод административно-командной системы управления экономикой. Продуктивный конкурентный порядок держится на двух группах принципов, которые не достигаются методами шоковой терапии. Что это за принципы?

Первая группа конституционных принципов конкурентного порядка, по мнению экспертов из развитых промышленных стран, предполагает наличие политико-валютного стабилизатора, неприкосновенности и защищенности частной собственности, открытости рынков, свободы заключения договоров и создание прозрачного механизма ценовой конкуренции.

Вторую группу принципов конкурентного порядка составляют регулирующие принципы. Регулирование рынка возможно только на основе права. Антимонопольный орган регулирования должен быть независимым судебным органом, по аналогии с Верховным судом. Залогом эффективного функционирования антимонопольного регулирования считается целесообразность его нахождения вне структуры правительства. Конечно, на развалинах советской экономики, руководствуясь принципами конкурентного порядка, предстояло создать не только антимонопольный орган — это, наверное, самое простое дело в стране, в которой образовались толпы безработных бюрократов и экзальтированных экономистов и юристов, никогда не живших в условиях рыночной среды.

Национальное конкурентное право в России одномоментно появиться не могло. А дальше антимонопольщикам предстояло внедриться в правоохранительную систему России, застолбить свое место в ней и начать нарабатывать правоприменительную практику и международный авторитет…

Прошло 25 лет реформирования России. Сейчас есть Федеральная антимонопольная служба России с управлениями во всех субъектах РФ; антимонопольное законодательство и правоприменительная практика, высоко оцененные коллегами из иностранных антимонопольных ведомств и даже устоявшийся в народе возглас «Куда смотрит ФАС?».

За относительно небольшой период, прошедший после демонтажа советской системы, антимонопольщикам России удалось добиться главного.

Во-первых, в обществе устойчиво укоренилось восприятие принципов конкуренции, пусть и не всегда она добросовестная.

Во-вторых, принципы и нормы конкурентного права постепенно осваиваются гражданами России, способствуют их юридической грамотности. Управления ФАС в субъектах РФ стали еще одним местом, куда можно обращаться за реализацией своих прав частным лицам и хозяйствующим субъектам.

В-третьих, создание конкурентной системы позволяет малому бизнесу получить доступ к финансовым средствам госзаказа.

 

Чего ФАС России пока не удалось достичь?

Чиновники до сих пор всерьез не воспринимают ФАС как надзорное ведомство на рынке норм права. Антимонопольщикам явно что-то мешает доходчиво объяснить чиновникам, какими правами и полномочиями они обладают.

К большому сожалению, УФАС России не смогли повсеместно убедить глав субъектов РФ в необходимости создания комитетов по конкуренции.

Наблюдается большой разрыв между оценками степени разработки конкурентного права и реальной конкурентной средой в субъектах РФ и конкурентоспособностью национальных промышленных предприятий.

Сложно назвать удовлетворительным взаимодействие УФАС России с администрациями субъектов РФ, судами, объединениями предпринимателей, профессиональными сообществами юристов и экономистов.

Общество ожидает от ФАС России не только значительного повышения результативности в деле защиты конкуренции, но и участия в методическом сопровождении ее развития, стимулировании повышения продуктивности использования интеллектуального капитала России.

Очень хочется пожелать ФАС не превращаться в очередную бюрократическую структуру, потерявшую чувство патриотизма. Формальное следование устаревшей исторической норме или корыстное решение по делу антимонопольщика неизбежно способствуют деградации производительных сил и потере авторитета власти. Вызовы, с которыми сейчас столкнулась Россия, требуют всеобъемлющей реализации принципов конкурентного порядка. Можно предположить, что антимонопольщики России найдут волю и силы встать в авангарде установления такого порядка.

 

Конкурентная во всем Россия — разве это не достойный ответ на вызовы XXI в.?

За 25 лет антимонопольное ведомство России прошло все стадии становления обычной бюрократической структуры, видящей перед собой      задачу предотвращения и пресечения ограничивающих конкуренцию действий со стороны хозяйствующих субъектов, субъектов естественных монополий и органов власти.

Фактически антимонополисты занимаются прокурированием конкуренции, а не ее защитой. Ежегодные доклады ФАС о состоянии конкуренции в России — это, скорее, констатация неких разрозненных фактов с различных товарных рынков, а не рекомендации, как повысить продуктивность и конкурентоспособность того или иного сектора национальной экономики. В действиях ФАС ощущается половинчатость и недосказанность, что неизменно сказывается на ее авторитете в предпринимательской среде. Низкая продуктивность обращений в ФАС приводит к неизбежной апатии предпринимателей и неблагоприятной инвестиционной среде в субъектах РФ.

 

Чего общество ждет от ФАС России?

Мы желаем видеть ФАС действительно государственной службой, а значит, она должна быть патриотичной. Это значит, интересы России для антимонопольного органа должны быть высшей целью.

Экономическая конкуренция — это лишь завершающая стадия борьбы идей и концепций. Антимонопольщикам России предстоит больше думать о путях повышения продуктивности всех сфер экономики и в конечном итоге о государстве.

Думайте, национальные антимонопольщики, о господстве России! Мышление может быть низким и высоким. В бюрократических структурах, как и у отдельных лиц, оно бывает мелочным, партийным, узкоэгоистическим, а бывает и величественным, государственно-философским. Антимонопольщикам необходимо «с высоты» федеральной службы глядеть на жизнь, чтобы не растеряться в ее бесчисленных мелочах, не запутаться в лабиринте закоулков и обходных путей. Как с заоблачной высоты, перед ФАС должна лежать неизмеримая Россия, и выступать все ее истинные очертания, ее вечные непререкаемые условия. Первое великое знание с такой объемлющей высоты — это гордое чувство господства:

Это ты, моя Русь державная,
Моя родина православная!

Чувство царственное, подобное непрерывному торжеству. Чувство обладания, чувство собственности, исторической и национальной. С политическим одичанием России этот инстинкт господства как бы заснул в нас. Древнее начало — начало собирания земли, победы и одоления — заглохло. Возвращение Крыма в Россию рядом политических партий и некоторыми людьми воспринимается как историческая ошибка. Потеря российскими компаниями международных рынков или снижение их доли на внутреннем рынке рассматривается лишь как досадное недоразумение.

Желаем ФАС России встать во главе (или хотя бы стать частью) штаба, имеющего целью повышение конкурентоспособности всего национального: от товаров до стиля жизни. Именно такая ФАС России будет нам по душе.

Популярные