Франц Сан-Галли

Без поспешности, без отдыха…

84 года, фабрикант,  Пруссия

В Россию я приехал 19-летним юношей, имея 100 талеров, матушкино благословение и желание всеми силами добиваться поставленной цели.

Сначала я работал в Петербургском торговом доме, потом – помощником бухгалтера на механическом заводе Берда. Знание английского и французского языков, а также добросовестность в работе способствовали росту зарплаты, а умение танцевать, фехтовать и скакать на лошади помогло подружиться с сыном владельца завода и войти в круг его знакомых.

Во мне смешана итальянская и немецкая кровь, поэтому я много, очень много любил и не скупился при выборе милых жертв. Я и сейчас уверен, что так и следует поступать молодым людям. Женственное общество наполняет их волнующей жизнью, сладкими опасностями и туманным стремлением, что просто необходимо испытать будущим мужчинам.

Чтобы расширить производство, Берд выписал из Шотландии мастеров чугунных и кузнечных работ, а из Парижа специалистов бронзового литья. Они не знали русского языка, и поэтому мне поручили повсюду сопровождать их. Благодаря этому я смог получить общее представление об организации производства всего завода, а наблюдая за работой иностранных специалистов, очень заинтересовался ею и постарался узнать все секреты.

К 28 годам полученные знания привели меня к мысли о создании своего дела, а пыл юношеских увлечений сменился желанием иметь семью. Со своей избранницей,  деля с ней все радости и горести, я прожил 42 года.

Для организации собственного дела я занял у приятеля 5000 руб., на которые устроил мастерскую с 12 рабочими. Первые большие деньги я получил после 6 лет самой скромной жизни и самой напряженной работы. Я смог вернуть долг приятелю и после этого уже никогда не занимал деньги. Маленькая мастерская постепенно превратилась в фабрику, на которой работали 1000 человек, а ее изделия продавались по всей России.

Петербург стал еще более красив, благодаря чугунному узору решеток, оград и памятников, которые были сделаны на моем предприятии для садов, парков и мостов города по эскизам самых известных зодчих.

Когда я был выбран гласным Петербургской Городской думы, то организовал группу из 30 единомышленников, которую газеты окрестили партией сангалистов. В моем доме мы предварительно обсуждали самые важные вопросы и пути их решения, доводили эти сведения до остальных думцев, и поэтому на заседаниях уже не было необходимости переливать из пустого в порожнее. При нас – за 20 лет – и при бюджете 12 млн руб. было сделано для Санкт-Петербурга несоизмеримо больше, чем другими за следующие 8 лет при бюджете в 28 млн.

Я работал во многих правительственных и общественных комиссиях и убедился, что дела только тогда идут на лад, когда ими занимаются государственные деятели с теплым сердцем.

Мне приятно, что моя работа была отмечена многочисленными наградами. В 1889 г. получил звание действительного статского советника, что позволило мне сделать один из лучших новогодних подарков для моей жены, назвав ее «Ваше превосходительство». Кстати, этими высокими наградами очень гордились и мои работники.

Я построил колонию для рабочих и их семей: 22 отдельных дома, разделенных аллеей, и большое здание для школы. Все дома были снабжены водопроводом из Невы и керосиновым освещением. На моей фабрике не было рабочих волнений. Колония действовала, как бочка масла, вылитая в бушующее море. Правда, от урагана 1905 г. это уже не спасло.