Сражение на Большой Морской приведет к освобождению

Журнал «Конкуренция и рынок» декабрь 2015/№6 (73)  | Федор Кудеяр

Исторический центр Санкт-Петербурга складывался не в одночасье, но с участием царствующих особ и талантливых архитекторов. Поэтому любое вкрапление нового здания в сложившуюся городскую среду у петербуржцев вызывает живейшее обсуждение. По крайней мере так было до 1917 г., и в XXI в. эта петербургская традиция постепенно возрождается.

Пока власти Петербурга не знают, как справиться с обилием частных автомобилей в историческом центре города. Ими забиты дворы-колодцы, все улицы. Наиболее наглые водители ставят автомобили на газоны и тротуары. Смрад и копоть от выхлопных газов не только ухудшают здоровье горожан, но и наносят вред зеленым насаждениям и делают тусклыми окна старинных петербургских домов.

Старый Петербург еще не утратил очарование бывшей имперской столицы, несмотря на нашествие большевистских вандалов, и сопротивляется в меру своего ослабевшего организма многим инородным воздействиям.

Избавить исторический центр Петербурга от избыточного давления частных автомобилей можно в одночасье известным экономическим методом, проверенным во всех мировых мегаполисах, где городские власти целенаправленно создают благоприятную городскую среду. Вот лишь несколько рекомендаций, которые чиновники из Смольного при желании могли бы и сами заметить во время своих многочисленных поездок за границу.

Во-первых, власти города должны сделать экономически дорогим любое пребывание частного автомобиля в пределах 200 м от Невского проспекта. В старом Петербурге приоритет должен быть у общественного транспорта и такси.

Во-вторых, стимулировать создание подземных автостоянок в районе Греческой площади и Марсового поля.

И в-третьих, целенаправленно создавать на примыкающих к Невскому проспекту улицах пешеходные зоны.

Уменьшение количества частных автомобилей в районе Невского благотворно скажется на чистоте воздуха, и тогда, возможно, липы у Гостиного двора начнут расти, а не чахнуть.

Желание петербургских властей освободить от автомобилей маленькую часть Большой Морской улицы, примыкающей к величественной арке Главного штаба, можно только приветствовать. Каким особым духом обладает это место?

В 1918 г. знаменитый петербургский краевед П.Н. Столпнянский писал: «…Нужно прочитать историю появления, возникновения Петербурга не в книгах, не в документах, не в тиши кабинета или рабочей комнаты, не с помощью диапозитивов, появляющихся на экране в зрительном зале, а в самом Петербурге, в его очаровательном пейзаже, в сохранившихся памятниках, — надо заставить заговорить каменные громады, надо оживить улицы, площади…

Часть нынешней Морской между Невским и аркой Главного штаба отличается, как говорили, — тем, что она пробита ровно по меридиану — в яркий солнечный день можно по солнцу проверять часы. Долгое время эта улица звалась Малой Миллионной, а еще раньше — в XVIII в. — Большою Луговою, просто Луговою и Луговою Миллионною».

Соседство этой части Большой Морской с Дворцовой площадью, Адмиралтейством, Александровской колонной и знаменитым музеем Эрмитаж имеет большое значение не только для увеличения туристического потенциала Петербурга, но и для увековечивания имени архитектора, осмелившегося предложить свой проект создания пешеходной улицы.

Однако любой ли современный архитектор в состоянии возвыситься до уровня великих архитекторов Петербурга: К.И. Росси, В.П. Стасова, А.А. Монферрана, Ф.И. Лидваля, К.А. Тона…

Заезжий архитектор из Москвы Шапиро представил петербургскому градоначальнику свое прочтение создания пешеходной зоны от арки Главного штаба до Невского. Видна либерально-глобалическая нотка в проекте, этакая подчеркнутая европейскость. Да, есть «скольжение по поверхности», но нет глубины духа места. Такая пешеходная зона, скорее, подойдет безликой ленинградской эпохе создания спальных районов города. Но китч не приживается и там. Позволить гулять синему петуху у арки Главного штаба? Это уже слишком!

Смеем надеяться, петербургские архитекторы и общественность города в лице Градостроительного совета и Совета по сохранению культурного наследия проявят здравомыслие и остановят проникновение либеральной архитектуры или по крайней мере создадут условия для свободной полноценной конкуренции с другим проектом обустройства пешеходной зоны на участке Большой Морской.

Сам факт появления проекта украшения Большой Морской архитектора О.А. Шапиро удручает и одновременно демонстрирует медлительность петербургских архитекторов. У властей появилась идея сделать новую пешеходную улицу. Прекрасно, но почему все они ждут, что власти их позовут? А где инициатива? Этому есть объяснения.

К 1914 г. в Петербурге самым популярным архитектурным стилем стал северный модерн. Прогуляйтесь по Каменноостровскому проспекту и насладитесь добротной, функциональной и одновременно праздничной архитектурой. Петербург — северный морской город, поэтому требуется искусство создавать комфортную жилую и общественную среду, высоко ценимую просвещенными горожанами. Однако катаклизмы, начавшиеся в Петербурге уже в 1918 г., оборвали развитие городской архитектуры в стиле северного модерна. Большевики принялись планомерно разрушать имперский облик Петербурга. С какой целью это делалось? Трудно предположить, что унижение Петербурга и лучших представителей петербуржцев происходило по недомыслию или случайно. Элита большевиков действовала осознанно, сначала она тайно покинула город, а затем предоставила Е.А. Радомысльскому и его окружению владеть Петербургом. Какой стиль жизни восторжествовал при большевиках, засвидетельствовано в многочисленных зарисовках современников от Бунина и Горького до Шаляпина, Вернадского и Павлова. Большевики принялись систематически уничтожать культурное наследие, созданное в эпоху Романовых.

Архитектурный облик Петербурга понес значительный урон. Конечно, старые петербургские интеллигенты пытались вразумить разрушителей. Однако революционеры во власти против представителей буржуазного искусства выставили своих писателей, поэтов, художников, режиссеров и артистов, которым анархия и революция распахнули все двери. И русский, и интернациональный андеграунд показал себя во всем блеске, выплеснув свои психоделические страсти в пролетарские массы.

Имперский дух Петербурга как мог сопротивлялся насилию большевиков. Петербург выстоял против нашествия немецких армий, перед которыми их фюрер поставил задачу сначала окончательно ограбить дворцы Петербурга, а затем стереть город с лица земли.

Город святого Петра прошел все унижения XX в. и сохранил свое величие духа. Это стало возможным благодаря упорству горожан, но и в значительной мере тому воздействию, какое оказывали на них архитектура исторического центра и дворцовые ансамбли пригородов. Продолжают выпускать питомцев Императорская академия художеств, Училище технического рисования барона А.Л. Штиглица, многочисленные детские школы и студии изобразительного искусства. Наследие старых архитекторов, скульпторов и художников, равно как и их просвещенных заказчиков, все так же обладает притягательностью. В связи с этим вызвало удивление: как можно осуществить проект О.А. Шапиро по преобразованию Большой Морской? Неужели в Петербурге не осталось архитекторов старой школы, способных предложить проект пешеходной Большой Морской, которая украсит и повысит туристическую привлекательность городской среды?

 

Петух не пройдет у арки

В основе любого жизнеспособного проекта лежит привлекательная идея. Это только грубые материалисты твердят: «Бытие определяет сознание», при этом сами понимают, что занимаются интеллектуальной провокацией.

Появление петуха у арки Главного штаба — это обыкновенная провокация и проверка боем. Редакция журнала «Конкуренция и рынок» решила со своей стороны проверить: а есть ли в городе архитекторы классической петербургской школы, способные предложить свой проект обустройства Большой Морской? Для этого мы пригласили выпускника архитектурного факультета Академии художеств, а также знаменитой Макаровки, директора «Архитектурной фабрики «32 декабря», президента Фонда возрождения архитектурного облика русских городов, успешного петербургского архитектора Дмитрия Лагутина и предложили ему совместно пофантазировать на тему новой пешеходной улицы Петербурга.

КиР: Дмитрий Аркадьевич, как Вы относитесь к созданию пешеходной зоны от арки Главного штаба до Невского?

Д. Л.: Абсолютно верное решение властей Петербурга очистить этот участок Большой Морской от автомобильной стоянки, так как проезда под Триумфальной аркой Росси давно нет.

Некоторое время назад нечто подобное предлагал Романовский Ф.К. в бытность его главным художником Ленинграда-Петербурга. Но почему-то эта идея не заинтересовала власть.

КиР: Нам представляется, это место в начале Невского и Дворцовой площади обладает большой притягательностью не только для туристов, но и для архитекторов. У них должно быть просто громадное желание стать автором проекта реконструкции Большой Морской.

Д. Л.: Да, это так, и поэтому конкурс должен быть открытым, а победителем может стать лишь тот, кого признает компетентное жюри. Думаю, с участием петербургских архитекторов, вошедших в жюри Совета по сохранению культурного наследия Петербурга, будет отобран лучший проект.

КиР: Не знаем, какое отношение будет у влиятельных петербуржцев к проекту Шапиро. Нам с Вами представляется, на этом участке Большой Морской следует установить некий указатель астрономической середины дня, украсить улицу бронзовыми фигурами военных и чиновников времен Александра I и Николая I, изящными скамейками и кадками с растениями в стиле александровского ампира.

Д. Л.: Вы хотите возродить настроение, царившее в русском обществе после победы над Наполеоном?

КиР: Именно так. Имперский дух никуда не исчез из столицы Русской империи. Он будет востребован туристами. Большая Морская обладает громадным туристическим потенциалом и является уникальной площадкой для творчества архитекторов.

Д. Л.: Важно, чтобы с таким настроением подошли к оценке проектов члены жюри конкурса.

КиР: А Вы бы захотели предложить жюри свой проект?

Д. Л.: Эскизный проект обустройства пешеходной улицы мы с архитектором Ф.К. Романовским уже сделали. Что мы считаем определяющим в этом проекте?

Во-первых, туристам и петербуржцам следует напомнить, что через этот участок Большой Морской проходит луч, соединяющий Петропавловскую крепость, Московский проспект, Триумфальные Московские ворота, обелиск на площади Победы с Пулковской обсерваторией. Это тот знаменитый Пулковский меридиан, который еще в середине XIX в. делил Европу на западную и восточную части. Не случайно штаб-квартира Императорского русского географического общества находится рядом с ним.

Фасады домов на этом участке Большой Морской параллельны лучу «North–South», и когда в солнечный день солнце восходит в зените, то тень от памятного знака будет указывать на шпиль Петропавловского cобора и географический Север. Это мы с профессором А.Г. Булахом проверяли с компасом и фотографировали свои тени в 13:00. Профессор не удивился, а сказал: это астрономический полдень. Я его попросил повторить: астрономический полдень. А впервые об этом участке Большой морской улицы как о солнечных часах написал ученый и этнограф Иоганн Готлиб Георги (17291802). Я уверен, архитектор К.И. Росси об этом знал. Ведь раньше фонари стояли посередине улицы, на таком расстоянии, что в полдень их тени укладывались в одну линию с юга на север, отображая меридиан.

Мне представляется, установка знака, обыгрывающего солнечный «аттракцион» с тенью, будет привлекать туристов и станет новой петербургской достопримечательностью. В Париже и Праге люди загадывают желания и проводят свадьбы около меридиональных знаков, и эти знаки напоминают, как раньше узнавали о наступлении полудня.

КиР: Во-вторых, важно учесть дух места — близость Главного штаба Российской империи. У нас на Дворцовой площади нет развода караула, подобного тем, что привлекают толпы туристов во многих европейских столицах у резиденций королей и в Ватикане. Но мы можем установить на Большой Морской бронзовых русских гвардейцев эпохи императоров — героев 1812 г. Знаете, в форме какой эпохи стоит сейчас караул у президентского дворца в Париже? Присмотритесь к ним, и вы увидите Французскую империю, а не обезличенную глобализацию!

Бронзовые фигуры гвардейцев и кавалергардов на Большой Морской вместе со скульптурами видных людей эпохи Александра I и Николая I создадут атмосферу того времени и увековечат память о них.

Д. Л.: Мы вместе с президентом фонда героев СССР и России, Героем России В.В. Яниным представляли наш проект в Комитете по градостроительству и архитектуре главному архитектору В.А. Григорьеву и главному художнику А.Г. Петрову. Получили замечания и направление на согласование с Эрмитажем. Наш проект представлен Г.В. Вилинбахову, от которого услышали слова о важности соблюдения исторической правды в исполнении бронзовых гвардейцев. А конкурс еще не объявлен. Пока только убрали автостоянку с Большой Морской и установили несколько скамеек. Есть замечательный пример воссоздания «имперского стиля», копирование ваз-курильниц для Летнего сада по проекту архитектора К.И. Росси. По случаю окончания обустройства перекрестка «Пять углов» Г.С. Полтавченко, губернатор Санкт-Петербурга, произнес: «Ко Дню города «Газпром» сделал Петербургу замечательный подарок. Это вклад в сохранение нашего уникального архитектурного наследия и неповторимого облика Санкт-Петербурга».

Такие же элементы благоустройства в стиле александровского ампира могут быть и на Большой Морской.

Продолжение

Полностью материал читайте в журнале «Конкуренция и рынок» декабрь 2015/№6 (73)