Про спорт как шоу

Чемпион Европы по боевому самбо, Чемпион мира по смешанным единоборствам по версии GEFC

Журнал «Конкуренция и рынок» февраль 2016 №1 (74)

КиР: Наверное, ты представляешь, как организован профессиональный спорт за рубежом. Там это в первую очередь зрелище и выстроенная индустрия, приносящая хороший доход ее организаторам. Как и в любом бизнесе, сливки достаются не всем, а только избранным, в том числе немногим чемпионам.

В России нет такой индустрии во многих видах спорта, нет разветвленной сети спортивных сооружений, нет информации о проводимых соревнованиях и поддерживающих их национальных спонсорах. Тем не менее есть русские чемпионы. Это удивительный факт! Что позволяет появляться нашим чемпионам?

Д. Г.: За последние 3–4 года появилось много спортивных сооружений современного уровня. Мы можем видеть, как чиновники высокого ранга и заслуженные спортсмены на фоне детей в спортивной форме торжественно перерезают ленточки стадионов и арен. Однако заметьте, как мало говорится, что происходит в этих спортивных сооружениях через несколько лет.

КиР: Понимаем, почему не говорится. Есть, к примеру, в Петербурге, вблизи Парка Победы, Петербургский спортивно-концертный комплекс. Он знаменит своей шубной ярмаркой, тематическими выставками, музыкальными концертами и несколькими спортивными соревнованиями. Эта спортивная арена не обросла множеством спортивных секций и клубов. СКК не стал местом регулярного выступления какой-либо петербургской команды или проведения клубного чемпионата. Когда-то рядом с СКК планировали построить ипподром, но не случилось. Наверное, чтобы спортивная арена стала местом притяжения горожан для занятия физкультурой, а не только фанатов, местным властям надо оказывать поддержку спортивным федерациям.

Д. Г.: Занятие спортом требует от человека не только времени, но и значительных финансовых затрат. Как только ребенок начинает показывать результаты, его включают в командные сборы, а это дополнительные деньги: на транспорт, гостиницы, питание, добавляемые к расходам на спортивную экипировку, снаряжение и инвентарь. Спортивные федерации в России, насколько я могу судить по стипендиям тренерам и выдающимся спортсменам-единоборцам, — бедные. Все успехи в спорте решаются за счет энтузиазма людей.

КиР: Если по каким-то видам спорта у России нет своих чемпионов, то это прямое свидетельство отсутствия необходимой критической массы энтузиастов этих видов спорта?

Д. Г.: Соглашусь с таким объяснением ряда проблем по подготовке высококлассных спортсменов. Когда я был юниором, и меня приглашали на сборы, я помню, как сложно было моим родителям выкроить 15 тыс. рублей на мою поездку.

Сейчас наблюдаю, как призерам и победителям международных турниров спортивные федерации России урезают стипендии. Они даже не могут выдавать по 20 тыс. рублей ежемесячно.

Чемпионство в спорте требует изнурительных тренировок, обычно это две тренировки в день. Такому режиму подчиняются родственники и семья спортсмена и тренер. У начинающего спортсмена, достигшего некоторого мастерства, не остается времени на какой-то другой заработок. На этом этапе его следует финансово поддержать — спортивному клубу, обществу и федерации. Когда спортсмен приблизится к чемпионству, у него могут появиться призовые деньги и оплата за участие в рекламе.

 

КиР: Похоже, советскую систему поддержки спортивных чемпионов разрушили, а то, что сейчас есть в России, должного результата не дает. Во многих внутренних чемпионатах России по командным видам спорта за приличные деньги играют иностранные легионеры, а национальные команды не могут занять первые места, за исключением разве что хоккея и волейбола.

Бедность спортивных федераций свидетельствует не только о нашем слабом спортивном менеджменте, но и доступно объясняет, почему в стране нет спортивной индустрии высочайшего уровня.

В последние годы политики и законодатели в России основательно коммерциализировали сознание нашей молодежи, внушая с высоких трибун, что стремление к прибыли чуть ли не главная доблесть для современного россиянина.

Д. Г.: Я наблюдаю, как мои сверстники ищут наикратчайший и наилегчайший путь к деньгам. В профессиональном спорте таких путей нет. У нас постоянные изнурительные тренировки, соревнования и неизбежные травмы. Активная фаза выступлений профессионального спортсмена в единоборствах заканчивается где-то в возрасте 35 лет. К этому возрасту ты либо состоялся как чемпион, либо спортивная фортуна тебя не заметила.

КиР: Денис, ты высказывал желание выступать в UFC, где нельзя проигрывать. Означает ли это, что ты с тренером и промоутером подошел к рубежу, когда предстоит выйти на международную арену?

Д. Г.: Для профессионального роста спортсмену недостаточно стать чемпионом России. Требуются победы на международных соревнованиях, даже для того, чтобы тебя хотя бы узнавали в России.

Смешанные единоборства активно развиваются во многих странах, но наиболее бурно — в США. Победа на турнире в США — это сейчас и есть самая желанная цель профессионального спортсмена. Но приезжать в США нужно только для того, чтобы побеждать. Такая «цель-максимум» у меня с моим тренером есть.

КиР: В России многие виды деятельности постепенно становятся доходным бизнесом, проходя стадию доведения стиля менеджмента до определенного международного уровня. Там же, где нет должной культуры менеджмента, нет и желанных по объему финансовых потоков. Спорт — это большой бизнес, требующий соответствующей коммерческой ментальности от тех, кто организует спортивные состязания. Это особый талант — создать финансовый поток с участием спортсменов, зрителей, спонсоров и рекламодателей. В сфере смешанных единоборств такие попытки сейчас в России предпринимаются. На слуху имя Федора Емельяненко, хотя в национальный рейтинг «спортсмен года» он не попал. Зато попал фигурист Е. Плющенко. Это говорит о том, что у россиян женская душа (милее вертлявый Плющенко, чем брутальный Емельяненко), и свидетельствует, что маркетолог-жена — настоящий профи.

Д. Г.: В США смешанные единоборства собирают громадные залы зрителей, при этом билеты на спортивные зрелища достаточно дорогие. У нас спортивные состязания не собирают столько зрителей, если они не бесплатные. У нас мало желающих за деньги смотреть спортивные единоборства.

 

КиР: До недавнего времени смешанные единоборства у нас в стране были запрещены властями по ряду надуманных причин. Не было их должной популяризации, вот народ и утратил интерес к такого рода зрелищам. В других странах, думающих о воспитании воинов и лидеров бизнеса, власти таких глупостей не совершали. На Руси традиционно дрались деревни стенка на стенку, и процветали кулачные бои наподобие тех, что описаны М.Ю. Лермонтовым в «Песне о купце Калашникове». Наверное, пройдет немного времени, и в России появятся спортивные зрелища, не уступающие по масштабам и призовым фондам японским К-1.

И уже делаются попытки привлечь внимание зрителей к смешанным единоборствам в Сочи, Грозном и Петербурге. Настоящие зрелища сложно создать на пустом месте, и на одном энтузиазме спортсменов их не превратить в бизнес.

В России постепенно приходит понимание, что в спорт вовлекаются огромные деньги, и этот процесс происходит независимо от того, сознают ли это отдельные его участники. Спортивным функционерам пора перестать юлить и признать, что думающим людям видны все грани спортивной жизни. Спортивная кинохроника и воспоминания старых тренеров, и реже спортсменов, дают представление, как скромно проводились соревнования в 40–70-х гг. прошлого века. Они не зависели от трансляций, сдачи в аренду торговых точек, трудовых соглашений или разногласий, установления предельных лимитов, появления эксклюзивных спонсоров, сложных и запутанных контрактов на получение лицензионных прав, хитроумных маркетинговых тактических приемов и многоходовых расчетов по улучшению организации розничного обслуживания потребителей.

У любителей соревнования держались на энтузиазме, а призовой фонд и тотализатор приносили незначительные деньги его участникам и организаторам.

Но следует отдать должное американцам — они привнесли в спорт больше шоу, чем европейцы, и сделали из спорта большой бизнес. Грустно это осознавать, но это так.

В России спорт пока не бизнес в американском понимании. У нас, скорее, идет «освоение денег налогоплательщиков» спортивными бюрократами. Где можно больше потратить и лучше отчитаться за потраченные средства? Правильно ответить — на поддержке олимпийских видов спорта. А если нет результатов и медалей, то у чиновников всегда наготове любимая фраза: «Главное не побеждать, главное — участвовать».

Чиновники от спорта в ГДР (была раньше такая страна на политической арене) говорили иначе: «Мы участвуем лишь в тех соревнованиях, где мы побеждаем». Такие чиновники демонстрируют не только профессионализм, но и свою честность. В России только-только начал появляться спортивный менеджмент надлежащего уровня, но далеко не во всех видах спорта. В хоккее наши успехи заметны. А в футболе, несмотря на гонорары игроков, приобретение иностранных легионеров и тренеров, успехи скромные.