Про детский спорт, тренеров и разрезание ленточек

Чемпион Европы по боевому самбо, Чемпион мира по смешанным единоборствам по версии GEFC

Журнал «Конкуренция и рынок» февраль 2016 №1 (74) статья «Влияние чемпиона».

Для появления национальных чемпионов требуются массовость участников соревнований и обязательно развитие детского спорта. Судя по СМИ, в России есть проблемы с развитием детского спорта?

Д. Г.: Детский спорт начинается с родителей. Если родители сами занимаются спортом, то они прививают это увлечение своим детям. Так было у меня и, думаю, у многих моих сверстников, кто пришел в спортивную секцию в юном возрасте. Начинающим спортсменам важно видеть чемпионов в своих видах спорта. На Западе до конца не понимают, что двигает на верх пьедесталов спортсменов из России. Объяснение традиционное — загадочная русская душа. Говорят, что у нас в России разруха, залов нет, а выходят спортсмены — и побеждают. Да, у нас нет таких денег, как у них, у кого спорт — это шоу и индустрия. Иностранный спорт сильно завязан на телевидение, а это мощный источник денег. Телевидение обеспечивает популярность спортсменам, призовые деньги чемпионам и массовую детскую аудиторию болельщиков.

Конечно, единоборства не обладают такой же зрелищностью, какую дают хоккей и футбол. У нас на хороший бой придут 5–6 тысяч зрителей. Это максимум, это потолок. В США такие бои собирают 25 тысяч, и билеты не достать.

В начале спортивной карьеры, приятно получать результат, прилагая минимум усилий. Когда же становишься чемпионом мира, прилагаешь неимоверные усилия для получения результата. Когда заканчиваются доступные соперники, начинаешь понимать, что остались только сильнейшие бойцы.

В детстве закладывается характер спортсмена, его психологическая устойчивость и работоспособность. Чемпион должен быть готов работать больше, чем его соперники. Ему придется тренироваться каждый день и жить своим увлечением. В прямом смысле фанатеть от того, чем он занимается.

КиР: Но только при таком условии достигается результат в любом виде творчества, не только в спорте.

Д. Г.: Конечно, должно быть желание. При тренировках «из-под палки» большого результата не получится. Движение к Олимпу идет по чуть-чуть и очень медленно. И тут важна психологическая подготовка. Если человек распыляется на многие дела, он не получит максимального результата.

Почему олимпийцы в СССР достигали результатов? Да они 300 дней из 360 проводили на спортивных сборах с трехразовыми тренировками в день. И даже такой изнурительный режим не гарантировал победу. Нужна еще и спортивная удача. Успех в спорте нарастает постепенно, как снежный ком.

КиР: Эта способность постоянно тренироваться и постепенно приближаться к заветной цели и есть профессионализм?

Д. Г.: Естественно. Однако молодому спортсмену не пройти путь на Олимп в одиночестве. И тут успех определяется мудростью тренера. В спорте тренер — тот же духовник. Между спортсменом и тренером должна появиться связь, подобная натянутой струне. Тренер должен хорошо чувствовать спортсмена.

 

КиР: Но у чемпиона тоже должен быть великий тренер?

Д. Г.: Конечно. Не менее заслуженный (улыбается. — Авт.). Тренер тоже живет успехами своего чемпиона. Он переживает в себе каждую тренировку и соревнование. Он вкладывает в спортсмена всю свою душу. Вместе со спортсменом они работают и контролируют тренировки: увеличивают нагрузки, корректируют техники и просто разговаривают. Тренер обязан знать психологический настрой спортсмена. Самые тяжелые моменты в спорте — это такое психосоматическое состояние спортсмена, когда он ничего не видит. Может появиться депрессивное настроение. И если его не «снимать», то у спортсмена наступает состояние, называемое перетренированность.

С 2008 г. меня ведет заслуженный тренер России Александр Игоревич Коршунов. Когда я начал у него заниматься, он знал, к чему это все идет. Тренер рассказывал мне тогда, что спортсмен должен сам психологически дойти до понимания неизбежности биться с выдающимися бойцами. На ринге тренер ничем не может помочь спортсмену, если тот психологически не готов к поединку.

Мой тренер постепенно приучал не бояться титулованных бойцов: «Они такие же, как ты, только несколько лучше тренированные».

КиР: Тренерская школа в России, как видно, позволяет становиться чемпионами мира?

Д. Г.: У нас хорошая тренировочная база и выдающиеся тренеры по самбо.

Однако большую роль для восхождения на мировой спортивный Олимп играют партнеры на тренировках и на спортивных соревнованиях. Они должны быть не менее заслуженные и высококлассные специалисты в своей дисциплине: борьбе, боксе, кикбоксинге, джиу-джитсу… Слава Богу, в Петербурге и в России такие специалисты есть. Общаясь с тяжеловесами, часто слышу от них, что им не с кем работать. Эта проблема существует даже в Москве. Чемпион должен постоянно иметь возможность общаться с наиболее сильными бойцами — тогда растет его мастерство.

Любительский спорт, когда человек занимается единоборствами для поддержания своей физической формы и удовольствия, мало чем может помочь чемпиону, равно как и молодые тренеры.

В наш профессиональный спорт обычно приходят спортсмены, у которых за спиной уже есть определенное количество спортивных достижений. Кто-то может хорошо боксировать, кто-то бороться в вольной борьбе. И тогда им «налепливают» другие техники, по которым они отстают. Так появляются бойцы смешанного стиля.

Только сейчас, в последние три года, в России началась подготовка молодых бойцов смешанного стиля с нулевого уровня. Мы где-то повторяем американский опыт. Там в прекрасных залах дети уже умеют делать то, что у нас могут только чемпионы. Потребуется некоторое время, и у нас появится национальная школа по смешанным единоборствам.

 

КиР: Наверное, массовое открытие для детей школ ММА (смешанные единоборства), боевого самбо, джиу-джитсу, грепплинга и других видов единоборств будет способствовать популяризации смешанных единоборств в России. Как ты охарактеризуешь сегодняшнее состояние детского спорта у нас в стране? Разве тренеры и спортивные менеджеры ищут перспективных детей только для олимпийских видов спорта?

Д. Г.: Отбирать детей и чему-либо их учить — это искусство тренера. Как я имею возможность наблюдать, у тренеров часто не хватает квалификации. У нас элементарно нет кадров, которые могут справиться с такой задачей.

КиР: Но чтобы появились хорошие тренеры, нужен спортивный менеджмент соответствующего уровня, в том числе и в организации детского спорта.

Д. Г.: Не без этого. Некоторые тренеры «бегут» только за деньгами. К примеру, они получают зарплату у себя в спортивном клубе и вдруг видят, что у кого-то из воспитанников начинает получаться. Тогда он доводит спортсмена до уровня мастера спорта. И в лучшем случае, 1 из 100 спортсменов попадет на международную арену. Шесть таких мс — и тренер доволен. Ему больше ничего не надо — им достигнута экономическая стабильность. Тренеры по-разному ставят себе планку. Многие не хотят прыгать выше своей головы. Зачем? И так все хорошо. И таких тренеров, желающих, чтобы их ученик добрался до Олимпа или хотя бы оказался где-то рядышком с ним, — единицы. В смешанных единоборствах таких тренеров не больше, чем пальцев на руке.

 

КиР: Это означает, что власти и спортивная общественность не имеют в единоборствах стратегии, нацеленной на появление российских чемпионов мира. А если русский чемпион появится, то по воле случая! Не из-за отсутствия ли стратегии такая низкая популярность единоборств в России и индифферентное отношение к ним наших СМИ?

Д. Г.: Какая-то стратегия у властей есть, но насколько она результативна?

Мы видим в СМИ, как открывается очередной новый физкультурно-оздоровительный комплекс (ФОК), призванный обеспечить массовость занятия населения физкультурой и спортом. Но мы не услышим, что происходит в ФОК через пять лет и достигнута ли массовость. Да, ленточки разрезали, детки попрыгали, а когда власти уехали, оставшиеся в ФОК не знают, что делать дальше. Начинается вялая текучка, если в ФОК нет человека, напрягающего всех тренеров достигать результата.

Чем вызвана низкая продуктивность ФОК в России? Я думаю, главная причина создается теми, кто задумывает ФОК и привлекает финансы на их создание. Если региональным властям создание ФОК позволяет только отчитаться перед Москвой, то не следует ожидать появления серьезных результатов.

КиР: Такая же тенденция наблюдается в любом виде бизнеса, когда дело ведется для получения «галочки» нижестоящими чиновниками от вышестоящих. Отрапортовали, а там хоть трава не расти. А вот если бы региональные власти оценивали по количеству чемпионов, то, наверное, ФОК работали бы по-другому.

Д. Г.: Конечно, по-другому. Сейчас вижу у спортивных чиновников лишь желание получше отчитаться, а не заниматься реальной работой.

 

КиР: Продолжая разговор о детском спорте, начатый в редакции журнала «Конкуренция и рынок», и отвлечении детей от психоделической культуры и асоциального поведения: что, на твой взгляд, следует предпринять спортивной общественности и региональным властям, чтобы реально иметь здоровую молодежь, да еще и воспитанную патриотами России?

Д. Г.: В первую очередь следует обратить внимание на то, как физкультура организована в школах. Вижу, как учителя физкультуры на уроках боятся брать на себя ответственность за учеников. А вдруг ученик получит травму? Поэтому физкультурники сидят тихо, лишь бы никто в школе их не замечал, и оформляют кое-какую отчетность.

Наши тренировки проходят на одном из школьных стадионов Петербурга, и мы наблюдаем, как ведутся уроки физкультуры. Когда на стадион выходят школьники и физрук, нас просят покинуть стадион. Мы прекращаем тренировки и наблюдаем, как идет урок физкультуры: дисциплины — ноль; учитель дает задание, половина учеников его делает, половина — нет. Для учителя главное отчитаться, что урок провели на свежем воздухе, и ему хорошо!

У физкультурника нет мотивации чему-то научить детей. А школьники в итоге получают урок негативного отношения к физкультуре и к своему здоровью, так как физические нагрузки они не получили. А зачем такому физкультурнику вкладывать свою душу в детей?

КиР: Мы часто слышим от учителей, что они предметники, а не воспитатели. Но если школа не воспитывает, в том числе не прививает физическую культуру и интерес к спортивным играм, то кто же тогда будет продуктивно работать и защищать Россию?

Д. Г.: Большинство уроков физкультуры, что я видел, организованы плохо. А ведь если бы физруки были на высоте, то они бы организовали дисциплину на уроках, и тогда больший процент детей увлекся бы спортивными занятиями.

Мне в детстве различными методами заложили интерес к физическим нагрузкам и спортивным состязаниям.

КиР: Наверное, наша спортивная общественность уделяет мало внимания школьным учителям физкультуры, которые явно обделены общением с олимпийскими чемпионами?

Д. Г.: Я не слышал, чтобы олимпийские чемпионы общались с физруками. Недавно состоялись награждения в номинации «Спортсмен года». Там были олимпийцы, но учителей физкультуры я не видел.

КиР: У учителей физкультуры нет доступа к олимпийским чемпионам, и это явно промах комитетов по образованию. А тебе выпадает возможность общения с олимпийскими чемпионами?

Д. Г.: Такого общения нет. Знаком со многими сильными спортсменами в смешанных единоборствах. Ведь люди ждут не только возможности сфотографироваться с олимпийским чемпионом. Если чемпион с душой отнесется к молодым спортсменам, тренерам и учителям физкультуры, то позитивный результат от таких встреч будет весьма значительным.

А если бы олимпийский чемпион провел совместную тренировку со спортсменами и учителями физкультуры, то да, эффект был бы большой. В спорте очень важно, когда в тренировке принимает участие чемпион.

КиР: Именно такую работу должны проводить комитеты по образованию и спорту. А если они ее не проводят, то приходится сомневаться в их профессионализме и нравственных ориентирах.

Д. Г.: С олимпийцами все сложно. Они же медийные лица и где-то просто так не присутствуют.

 

КиР: Что пожелает чемпион мира Денис Гольцов мальчишкам, которые начинают выступать на своих первых соревнованиях?

Д. Г.: Проявлять терпение и не падать духом, когда тренировки надоедают настолько, что не хочется идти в спортивный зал.

Особенно хочется обратиться к 15-летним спортсменам, которые уже успели проделать продолжительный спортивный путь и стоят перед выбором: продолжать тренироваться или бросить спорт? Нужно преодолеть этот момент, и уже скоро они увидят результат своих тренировок. Не надо думать, что они лишаются прелестей детства, доступных их сверстникам. Упорные тренировки сейчас дадут желанный результат и достижение цели в будущем. Тогда они будут благодарны тому человеку, который удержал их в спорте.

 

КиР: Сейчас можно услышать, нечасто, но все же нет-нет, да и проскользнет в СМИ информация о детских соревнованиях. На твой взгляд, насколько важно иметь насыщенный график детских соревнований в СЗФО РФ? Спорт предполагает соревнования. Где нет соревнований — там физкультура.

Д. Г.: По СЗФО РФ не скажу. Я не так много путешествую и нечасто провожу мастер-классы для детей.

В Петербурге в последнее время начали уделять внимание детскому спорту. Но такого графика, с ежемесячными выступлениями, конечно, нет. График соревнований можно сделать понасыщеннее, но все упирается в минимальные финансовые составляющие соревнований и в желание организаторов.

 

КиР: Теперь проясняется, почему пусты спортивные сооружения. Вроде бы спортивные залы есть, дети есть, родители есть. Есть какая-никакая спортивная и околоспортивная общественность. А спортивных соревнований и спортивных зрелищ нет из-за слабого спортивного менеджмента. Элементарно менеджеры не умеют общаться со спонсорами. Все чиновники от спорта готовы осваивать только деньги налогоплательщиков.

Д. Г.: Да, в последнее время появилось много залов. Но следует признать — наш спортивный менеджмент пока не на высоте.