Знания — главный ресурс модернизации

Журнал «Конкуренция и рынок» июнь 2015 №3 (70) | Сергей Очкивский

Когда душат пророков в своем Отечестве или не желают жить своим умом, приходится заимствовать мысли иностранных экспертов. Часто взгляд свободного эксперта отрезвляет.

Приведенное мнение западного эксперта в очередной раз доказывает, что российская бюрократия не умеет применять научные знания в своей практической деятельности. Конфликт бюрократии и деловых людей тянется в России с середины XIX в. Поэтому инновационная экономика никак в нашей стране и не выстраивается. Модернизацию экономики необходимо начинать с самой власти — как с ее кадрового состава, так и с методов управления. Иначе инновационная экономика, о которой так много говорят в последнее время, будет упираться в главный барьер на пути ее создания — в наше чиновничество. Поскольку любая новая идея, знание и даже свершившееся внедрение инновации встречается агрессивным «Это полный бред! Этого не может быть!».

Ориентация власти на бюрократические методы управления неизбежно будет усиливать социальную напряженность в обществе, чем умело и непременно воспользуются реализаторы «Хьюстонского проекта». Действия бюрократов от экономики уже произвели и настоящий сдвиг в головах самых продвинутых, с точки зрения власти, граждан. Вот, что публикуют по этому поводу СМИ: «Предновогодний опрос делового телеканала РБК-ТВ принес шокирующие результаты: лишь 6,0 % его аудитории попросили бы у Деда Мороза для России отмены санкций, и только 7,4 % — стабильного рубля. Более четверти (27,3 %) — мира на Украине, но абсолютное большинство — 59,3 % — попросили бы как высшего блага «возрождения СССР»».

Кухонная политика в России — великая сила. Мысль материализуется. Как только в головах большинства четко сформируется мысль о том, какого будущего жаждет общество — это начнет воплощаться и в реальности. Судя по опросам общественного мнения, как сказал один из героев бессмертного произведения Булгакова: «Аннушка уже пролила маслице…» Процесс уже пошел!

Объявив инновационный путь развития, то есть превращение знаний в общественное благо, их коммерциализацию в самом простом варианте, чиновники продолжают действовать методом проб и ошибок. Только за их провалы приходится расплачиваться всем нам. Так имеет ли смысл заниматься улучшением процесса познания (основная претензия к РАН, что наше ученое сообщество не эффективно в «производстве» знаний, а поэтому его необходимо реформировать), если бюрократия не умеет применять научные знания в своей практической деятельности? Не потому ли столь плачевны для народа и все попытки реформирования, предпринятые Правительством РФ ранее, — от экономики в целом до ее отраслей (энергетики, ЖКХ, пенсионной системы, медицины, лесной отрасли, судостроения, образования и пр.)? Отсутствие положительных результатов гарантирует такой же провал и в реформировании науки без участия ученых и деловых людей. Вот такой совсем не забавный каламбур получается.

Чиновники безостановочно говорят о том, что берут лучшее из зарубежного опыта. А применимо ли оно в России? Изучив успешные реформы, проведенные в других странах, и сравнив их с российскими, убеждаешься, что отечественные «реформаторы» действовали прямо противоположным образом тамошним правительствам. Так почему в нашей экономике пользуются рецептами, от которых лидирующие в мировой конкуренции страны давно отказались? Какой-то смысл в этом должен быть! Нельзя же все списывать на глупость?

Нынешний кризис заставляет нас вернуться к дискуссии предыдущего глобального финансового кризиса 1998 г. Уже тогда должны были разрушиться мифы наших реформаторов. Поскольку рухнула наивная сказка 1990-х о скором построении русского рыночного счастья для всех. Нынешний системный мировой кризис показывает, что необходимо срочно избавляться от прочно сложившихся утопий, поскольку любой бедлам начинается с наших голов. Насколько адекватно реальности наше представление о мире? Если мы этого не сделаем, то у нас не будет никакой реальной модернизации. Весь пыл народа очередной раз уйдет в свисток. Но политику Правительства РФ во многом до сих пор определяют люди, которые проводят смотр своих рядов на гайдаровском экономическом форуме. Эти «эксперты» продолжают заполнять информационное пространство негативными прогнозами будущего России. МЭР, например, направляет в Правительство скорректированную версию долгосрочного прогноза развития страны до 2030 г., склоняясь к тому, что наиболее вероятным будет худший, консервативный, вариант прогноза. В газете «Ведомости» от 17 февраля 2014 г. вышла статья Владимира Мау «Ловушка восстановительного роста», в которой он всесторонне обосновывает неизбежность низких темпов и опасность целеполагания ускорить рост. Авторитетные экономисты указали, что такой подход — политически неприемлемый для страны шаг. Подробная аргументация такой позиции была приведена заместителем директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Маратом Узяковым.

Прогноз МЭРа, согласно которому темпы роста экономики РФ в ближайшие годы (до 15–17 лет) не превысят 2,5 %, удивляет многих экономистов, вышедших из тех же самых либеральных научных школ, что и «патентованные» либералы. Разногласие в том, что прогнозируемые темпы роста вдвое меньше средних темпов роста российской экономики с 1999 по 2013 г., когда они составили 5,5 %. Очень важно для понимания, что здесь учитывается и прошедший кризис с минус 8 % роста. То есть даже с учетом волатильной внешнеэкономической конъюнктуры и крайней чувствительности нашей экономики к мировым пертурбациям все равно мы были в состоянии на протяжении 15 лет расти вдвое более высокими темпами, чем прогнозируется сейчас.

Такие скачкообразные изменения среднесрочных тенденций могут формироваться только при крайне серьезных изменениях условий существования экономической системы, а их, на момент прогноза и не было. Именно поэтому экономики в среднесрочной перспективе обычно «сдуваются» и «надуваются» плавно: без существенных изменений нельзя скакнуть на вдвое большие темпы роста в перспективе 5–7 лет, но нельзя и упасть вдвое.

Старинная истина гласит — какой ты сам, такой и мир вокруг тебя. Все мы наблюдаем вокруг себя лишь отражение своих мыслей и души. Скупой и алчный всех подозревает в намерении окружающих его обокрасть. Мошеннику кажется, что вокруг сплошная ложь и хитрость. Дурак видит мир примитивным и глупым. И только нормальные люди воспринимают окружающий мир вполне пригодным для проживания.

Поскольку любая мысль может реализоваться, эти знания уже тысячелетия используют для управления социальными процессами, в противостояниях религий, цивилизаций и государств. Развал СССР произошел, на мой взгляд, главным образом из-за того, что постоянно муссировались сугубо негативные стороны нашей истории и происходящих в стране процессов. Ситуация повторяется и сейчас, когда у некоторых внешних сил есть желание продолжить это и с Россией. Поэтому необходимо сменить парадигму. Напомню, что парадигма — совокупность научных положений, разделяемых сообществом вне зависимости от того, насколько оно согласуется с реальным положением вещей, то есть насколько оно истинно.

Прав Сергей Глазьев, академик РАН, утверждая: «При правильной политике государства наша экономика может расти в среднесрочной перспективе темпом 6–8 % в год с ежегодным увеличением инвестиций на 15 %. Но формирование и реализация политики опережающего развития немыслимы без отказа от иллюзий, парализовавших государственную волю…Решения, основанные на иллюзорном представлении о рыночных механизмах, до сих пор определяющем формирование экономической политики государства, являются главной причиной замедления роста экономики, а также огромных упущенных возможностей и потерь, которые продолжает нести Россия вследствие ущербного положения в международной конкуренции».

 

Полностью статью читайте в журнале «Конкуренция и рынок» июнь №3 (70) 2015