Влиятельный лоббист новой России

Журнал «Конкуренция и рынок» июнь 2005 №3 (27) | Анна Мещерякова

Однако не только предпринимательство стало средоточением деятельной страсти П. П. Рябушинского.

Рассуждая о роли деда — М. Я. Рябушинского, Павел Павлович говорил: «Думается, что лиц, обладавших тысячей рублей, имелось много тысяч, но лиц, создавших из них в течение 40 лет работы два миллиона, — очень немного, и они едва ли своим счетом заполнят один десяток». И как только усилился слой предпринимателей в России, ему ничего не оставалось, как реализовать принцип: «Права не дают — права берут». Весь ход развития гражданского опыта в России подталкивал предпринимателей не уходить от политики. Потому-то политика стала страстью Павла Павловича Рябушинского, голос которого не терялся в политическом вихре, захватившем Россию в начале XX века.

В годы кризиса 1905-1907 г. П. П. Рябушинский вышел в публичную политику и занял в ней выдающееся место. Он — выборный московского Биржевого комитета, член министерской «Комиссии по упорядочиванию быта и положения рабочих в промышленных предприятиях Империи», участвует в создании партии «прогрессистов», председательствует в Обществе хлопчатобумажной промышленности и Всероссийском союзе промышленности и торговли.

Опираясь на традиции семьи, старообрядчество П. П. Рябушинского удивительно уживалось с пытливым любопытством и открытым взглядом на современность. Настаивая на укреплении политических свобод, он в то же время предлагал отделиться от Запада «железным занавесом» и бороться за рынки сбыта российских товаров.

Именно П. П. Рябушинский и П. Б. Струве разрабатывали долгосрочную стратегию экономического развития, продолжая дело Д. И. Менделеева и П. А. Столыпина. «К 50-м годам XX века по всем расчетам мы призваны стать первой и богатейшей индустриальной державой мира». Это утверждение П. П. Рябушинского мало кто берется оспорить. Кроме, разумеется, социал-демократов, утверждавших в начале XX века, что «Россия — тюрьма народов», или «…русский рабочий не умеет работать».

Образованный русский предприниматель П. П. Рябушинский сознательно создает свой образ: активного, мобильного, понимающего свой и национальный российский интерес отечественного миллионера.

Он никогда не говорил экспромтом — все речи тщательно готовил. И, конечно, выступления московского миллионера сотрясали основание царизма в России: контроль над финансовыми потоками переходил от дряхлеющего дворянства к национальной буржуазии. Одной из его любимых тем было осознание купечеством своей роли в хозяйственной жизни и необходимость для купцов оставаться купцами, а не переходить в дворянство. Говорил он прямо, то что думал, иногда нарочито заострял вопрос и не старался приспосабливаться к настроениям своего собеседника. Царедворцы и Николай II избегали П. П. Рябушинского. Все знали: Рябушинский царю правду скажет.

Но не только интересы противостояния отжившему царизму затрагивал клан Рябушинских. Слыша настоятельные рекомендации Д. И. Менделеева, изложенные в работах «Об условиях развития заводского дела в России», «Учение о промышленности» и «Оправдание протекционизма», П. П. Рябушинский осмелился вступить в бескомпромиссную конкуренцию с иностранными капиталистами за право распоряжаться национальными ресурсами и громадным российским рынком. Вот лишь два характерных эпизода из международной маркетинговой войны начала XX века.

Взвесив возможные риски, Рябушинские направили свои капиталы на полную реорганизацию льноводства в России, на что другие не решались, хотя, в отличие от хлопка, лен лежал, что называется, под ногами.

К банковскому капиталу банкирского дома «Братья Рябушинские» в 1050 тыс. руб. они добавили денежные средства Русского акционерного льнопромышленного общества. Лен из России вывозился и прежде, но весь экспорт находился в руках иностранных фирм, которым доставалась львиная доля прибылей. Вывозился при этом по дешевке полуфабрикат — так называемый нечесаный лен. Из такого сырья выходило только 25% готового волокна. Потери тех, кто выращивал эту культуру, выливались во многие миллионы рублей.

В интересах дела Рябушинские создают специальную компанию — Российское акционерное льнопромышленное общество (РАЛО), занимавшуюся очисткой и вывозом русского льна на фабрики Западной Европы. Рябушинские упорным трудом приостановили разграбление России. Благодаря им Россия стала не только вывозить готовое льняное полотно, но стала обладательницей современных льняных фабрик. Лидером среди них была Ново<Костромская мануфактура. Рябушинские отслеживали весь технологический процесс. На местах лен скупался через банковские отделения. В договоре о создании торгового дома отмечалось, что в сферу его деятельность входят «скупка, сортировка и продажа льна, пеньки и их производных, устройство и содержание заводских складов и льноотделочных заведений и льночесален и всякие другие операции со льном». Очистка сырья и сортировка делалась на специально созданной фабрике в Ржеве, отсюда волокно направлялось прядильным предприятиям.

В результате хорошо поставленного менеджмента и большого урожая 1912 г. Россия вывезла 19,3 млн куб.

м льна общей стоимостью в 107,6 млн рублей. (Почему не слышно об успехах современных льноводов России? Интересно, под каким сукном скрыты результаты последней государственной программы «Русский лен»? При желании, можно найти того, кто паразитирует на современном русском льне, но фактом остается одно — без энергии и деловой порядочности предпринимателей Рябушинских российское льноводство еще долго будет влачить жалкое существование, а иностранцы — богатеть. — Прим. ред.)

П. П. Рябушинский считал: «XX век должен был стать веком «третьего сословия» — частных предпринимателей». И это случилось во всех без исключения промышленно<развитых странах, но — не в России. Как и сто лет назад, заграница нуждается в российском сырье и в российских рынках сбыта дешевых индустриальных товаров. России дерзят, угрожают и перестают считаться с ее национальными интересами, а россиян мечтают превратить в безликих и бесхребетных, лишенных воли и самосознания космополитов.

Россиянам вдалбливают, что настоящей акулой бизнеса может быть только иностранец из транснациональной компании, имеющий на стенке офиса дипломы школ Оксфорда, Кэмбриджа, Гарварда или Стэнфорда. Ведь где, как не там, готовят элиту для управления миром, а остальным отведены роли, четко сформулированные доктором Хассом в известном фильме «Мертвый сезон», — «человек-пекарь», «человек-нефтяник» и т. п.

Русское предпринимательство — редкий дар. И, не опираясь на исконно российские традиции предпринимательства, впервые обретшие воплощение в Вечевой Новгородской республике и достигшие высот в деятельности членов семьи Рябушинских, Россия и все мы еще долго будем блуждать среди ложных идей, бессильные приблизить «самоотверженным трудом золотой век России», о котором мечтал великий российский предприниматель и патриот Дмитрий Иванович Менделеев.

Каждый думающий о будущем благополучии России, при более внимательном изучении жизни и деятельности исконно русских предпринимателей из семьи Рябушинских, найдет для себя опору и поддержку в нравственном совершенствовании. Без них и без конкурентоспособного мышления ни одно по-настоящему жесткое маркетинговое сражение предпринимателям России не выиграть. Не правда ли?

 

Продолжение статьи читайте в журнале «Конкуренция и рынок» октябрь 2005 №3 (27)