Создание индустрии туризма как вид творчества. Часть 2

Накануне высокого туристического сезона полезно еще раз осмотреться и оценить, все ли дестинации готовы к приему туристов. Небрежение к мелочам сервиса турист замечает в первую очередь.
Эксперт в сфере туризма Сергей Ковалев согласился ответить на вопросы корреспондента журнала «Конкуренция и рынок». Нам думается, мнение эксперта дает объективное представление об индустрии гостеприимства в СЗФО РФ и подсказывает, где муниципалитеты теряют деньги.

КиР: Что бы Вы рекомендовали осуществить для увеличения пассажиропотока в аэропорту Пулково до 20 млн человек в год?

С. К.: Новый терминал Пулково – это, конечно, подарок нашему городу и нам, его жителям, и гостям. Для увеличения пассажиропотока нужна современная транспортная система. Продолжить ли туда линию метро (может быть, с выходом на поверхность для ускорения и удешевления процесса) или создать отдельную линию скоростного трамвая с комфортным пересадочным терминалом – решить проблему можно. Я бы предпочел, естественно, продлить линию метро – пересадка всегда создает дополнительные неудобства. Кстати, такой вариант организации внутригородских пассажирских перевозок вообще очень хорошо подходит нашему городу с его городами-сателлитами.

Кроме увеличения пассажиропотока хотелось бы улучшить сервис – сейчас встречающие на автомобилях выстраиваются в длинные вереницы вдоль подъездной дороги. Оставить машину или неудобно, или дорого. Цены в ресторанах и кафе в аэровокзале значительно выше, чем в городе, предусмотренные для пассажиров рукава не используются, поэтому нашу обычную погоду – дождь и ветер – нам дают прочувствовать на первых шагах по земле Петербурга.

КиР: Наши чиновники из разных комитетов часто демонстрируют не только разность подходов и интересов, но и отсутствие слаженности в работе и «командного духа». Нужен ли Петербургу человек с такими полномочиями, как у министра туризма Лондона? Не вследствие ли разобщенности и волокиты в комитетах Смольного многие проблемы петербургской индустрии не решаются годами?
Министр туризма Санкт-Петербурга, опираясь на мнение общественности, стал бы главным лоббистом конгрессно-выставочной деятельности и туриндустрии, Вы согласны?

С. К.: Я думаю, что главная проблема у нас – законодательство непрямого действия, которое заранее предполагает вмешательство чиновника в процесс принятия решения. Поэтому и количество работающих в органах исполнительной власти непомерно велико. Разобщенность подразделений Смольного обусловлена системой организации органов исполнительной власти, которая носит не только функциональный, но и предметный характер.

Если бы удалось построить эту систему по функциональному принципу: инженерная инфраструктура, социальная инфраструктура, экономика и инновации, финансы, социальные вопросы (здравоохранение, социальная защита), наука и образование, культура, градостроительство, правоохранение (включая личную, имущественную безопасность и экологию), и при этом жизнь и развитие города опирались бы на стратегию развития, следствием которой являлись бы отраслевые и региональные программы и законотворчество, стимулирующее бизнес на достижение обозначенных стратегией целей, вполне можно было бы обойтись без отраслевых подразделений, которые, не имея реальных полномочий, при всей заинтересованности в развитии их отраслей зависят от «веса» и активности вице- губернатора, на которого они замыкаются, или от подключения федеральных ресурсов, что вызывает очевидные перекосы с приоритетами жилого строительства, например, не обеспеченного соответствующей инфраструктурой, попытками выйти за пределы высотных регламентов, перенаправлением средств на амбициозные проекты в ущерб городским жизненно важным проектам и т. п.



Кроме того, при всем моем неравнодушном отношении к туризму, Петербург – это и крупнейший в стране транспортный хаб, у нас хорошо развита пищевая промышленность, строительная индустрия и много что еще. Но давайте задумаемся, может быть, ориентация в управлении на существующее положение дел способствует его консервации? За последние годы наша экономика потеряла позиции в тяжелом машиностроении, станкостроении, производстве важнейших элементов – подшипников; практически нет продвижения в производстве компьютерной элементной базы – все наши усилия сосредоточены вокруг «национального достояния» – добычи и транспортировки энергоносителей.

Кроме того, мир развивается через технологические скачки. Так было с появлением ядерной энергетики, пассажирской авиации, ракетостроения, Интернета и компьютерных технологий, возобновляемых источников энергии, скоростного наземного транспорта, очевидной уже тенденцией перехода на электромобили, беспилотную гражданскую и военную технику и т. д. В среднем такие скачки происходят раз в 30 лет. Готовы ли мы включиться в эти процессы и предложить миру технически и технологически сформированные идеи, которые стали бы нашим вкладом и «коньком» в мировом разделении труда? И отвечает ли структура администрации этим важнейшим вызовам? Или нет отрасли – нет управления – нет проблем? Так мы будем продолжать почивать на осколках былого величия бесконечно, все более отставая от передовых стран.

Так что развивать туризм очень важно, это одно из наших несомненных преимуществ, которое, безусловно, надо эксплуатировать и развивать. Но все-таки  не менее важно так организовать структуру и работу администрации, чтобы город получил импульс к гармоничному, нацеленному на послезавтра развитию, которое должно строиться на общественном согласии и диалоге с обществом.

Важно также наладить скоординированную работу с областными администрацией и законодателями по совместному планированию развития агломерации Петербург–область, в том числе в туризме. Такая нескоординированность уже привела к массовой жилой застройке за пределами КАД со всеми вытекающими последствиями для транспорта и сопутствующей инфраструктуры. Что же касается туризма, то очевидно ни курортный, ни оздоровительный, ни туризм активного отдыха, ни водный туризм отдельно в городе и области развиваться не могут.

Отраслевые структуры нужны вне административной системы. Они по заказу администрации должны готовить соответствующие стратегии, концепции, программы, проекты законов и другие документы, на основе которых и происходит гармоничное развитие города. Роль таких отраслевых структур вполне могли бы выполнять наши многочисленные вузы, исследовательские центры и консалтинговые компании.
Появление министра окажет существенное влияние на развитие отрасли, если его тестем или другим родственником окажется министр (а лучше премьер-министр или Президент) в Москве. Но это же ненормально! Каждая проблема должна находить системное решение, тогда она будет решена один раз и навсегда. Останется только в процессе работы системы мониторить ситуацию и проводить тонкую поднастройку системы. А пока система создается, таким министром можно назвать одного из вице-губернаторов, курирующих туризм, только при этом он должен представить городу программу развития туризма, за выполнение которой должен вполне реально отвечать и получить на ее выполнение особые полномочия от губернатора.

КиР: О проблеме петербургского сувенира говорят уже не одно десятилетие. Почему она не решается?

С. К.: Я думаю, что это обусловлено невыраженной маркетинговой политикой города и соответственно пока еще не очень яркой событийностью. Город в период проведения наиболее ярких событий должен предоставить возможности для организации и сувенирной, и всякой другой торговли в местах их проведения. Давно обсуждается прекращение движения по Невскому, например, в летний период, в выходные дни. Или прекращение движения по некоторым набережным в период событий, связанных с водой. (Достаточно привести пример соседнего, совсем маленького по нашим масштабам финского города Котки – на ежегодный морской фестиваль он принимает около 5 млн гостей!) Это сделает город притягательным не только для туристов, но и для торговцев и, соответственно, производителей сувениров. По устоявшемуся набору сувениров очень хорошо видно, что мы недалеко ушли от советского периода по восприятию города гостями . Будут новые события, новый имидж – будет и новая сувенирная продукция.

КиР: Туристическую дестинацию можно анализировать с разных ракурсов. Один из них – доходность туриндустрии. Петербург – дорогой для жизни и пребывания город. Может, стоило бы определиться, какого туриста мы хотим видеть в Петербурге? Толпы бедных туристов, привносящих хаос в городскую жизнь, или же людей состоятельных, ценящих достижения культуры и желающих приобщиться к атмосфере имперской России?

С. К.: Мне не очень нравится определение имперской – если только в историческом контексте. Нам как раз очень мешает этот атавизм. Хотелось бы определять нашу страну как новую Россию, каковой она и была задумана в начале 1990-х. А что касается доходности – мы это уже обсуждали чуть раньше – сейчас мы выглядим в этом вопросе чуть лучше России в целом, но гораздо хуже Европы. Здесь, увы, в очередной раз, вмешалась политика – ну не нравится европейцам наше вставание с колен с милитаристским оттенком! Потому и изменилась структура въезда – появилось больше представителей из Юго-Восточной Азии, Китая, Индии, что, конечно же, отрадно, и терять этот рынок ни в коем случае нельзя. Только надо учитывать, что поспешное, вынужденное (надеюсь, временное) сворачивание отношений с европейцами и американцами сопровождалось некоторыми преференциями для гостей из стран Юго-Восточной Азии, что привело к снижению качества (доходности) турпотока. Задача сейчас – сохранить ту часть этого нового турпотока, которая соответствует нашему стремлению к повышению его качества, и вернуть традиционных европейских и американских туристов. Сейчас такая тенденция начала намечаться, не спугнуть бы…

КиР: На Ваш взгляд, в Смольном четко определились, вкусам какого туриста они собираются потрафлять – бедного и невзыскательного или же платежеспособного и капризного?



С. К.: Судя по отсутствию выраженной маркетинговой политики пока там на эту тему не очень задумываются. Как уже отмечалось, появились новые возможности для конгрессно-выставочного туризма. Есть попытки создать условия для путешественников по воде – мы это уже обсуждали, но пока эти попытки увенчались успехом только для морских круизных туристов и то частично, так как Петербург до сих пор является транзитным портом и добиться визовых послаблений для организации начала и конца круизов городу пока не удалось из за позиции МИД и Совета безопасности. В результате участники рынка и городской бюджет теряют очень большие деньги и ставят под сомнение гораздо более важную экономическую безопасность.

Мы уже обсуждали яхтинг, внутренние круизы, которые гораздо более привлекательны с точки зрения доходности, но есть и еще возможности: развивать курортный и оздоровительный туризм – природные условия для этого у нас вполне подходящие. Для этого нужно наладить совместную работу с областью и разработать программу развития курортного и оздоровительного туризма, обеспечить развитие инфраструктуры, безопасность и экологию.

Отдельно хотелось бы остановиться на медицинском и образовательном туризме. При тех достижениях  в некоторых областях медицины и все еще приличном образовании эти виды могли бы стать, может быть, не столь массовыми, но уж точно гораздо более доходными видами. Главное, чтобы к тому моменту, когда это осознают люди, принимающие решения, медицина и образование еще оставались на плаву. Тенденции, увы, тревожные…

КиР: Научились ли представители туриндустрии СЗФО РФ действовать сообща для создания приемлемых условий для бизнеса и выработки некоего стандарта качества туруслуги? Как Вы оцениваете усилия в этом направлении общественных организаций и вузов СЗФО РФ?

С. К.: Мне кажется, что при всех усилиях общественных организаций в туризме и учебных заведений эффективная лоббистская и «синхронизирующая» деятельность пока не очень заметна ввиду отсутствия в этом бизнесе мощных сетевых структур, которые могли бы лоббировать системное развитие туризма. Практически большинство туристских сетевых компаний – иностранные и опасаются всерьез влиять на принятие решений во властных коридорах. Наши сетевые структуры немного заметны в гостиничном бизнесе (хотя назвать их сетями пока не поворачивается язык) и их влияние заметно – откорректированы требования к гостиницам различных категорий и приведены в состояние сопоставимое с наиболее популярной европейской системой. Наверное, еще нужно время (которое может быть сокращено известной поощрительной политикой администрации и законодателей), чтобы эти сети приобрели бы все признаки полнокровных гостиничных сетей и создали глобальных туроператоров. Национальные туристские операторы у нас есть, конечно, но ориентированы они в большей степени на выездные потоки. А недавние гонения на крупнейшие компании-операторы, оказавшиеся без вины виноватыми в банкротстве, не добавили желания заниматься систематизацией. Внутри отдельных компаний, конечно, существуют правила и нормы, по которым они общаются с клиентами, но такого уровня, как в гостиничном бизнесе, они пока не достигли.