Пришло время арктических стран

Журнал «Конкуренция и рынок» МАРТ 2008 № 1 (37) | Сергей ОЧКИВСКИЙ

Морской ресурсный пирог

XXI в. станет веком акванавтики — проникновения человека в глубины и тайны Океана, связанного с необходимостью интенсивного использования его природных ресурсов. Экономические битвы за освоение шельфовых зон океанавыходят на первый план. Многочисленные «рыбные войны» ведутся уже не одно

столетие. Нефть, газ и другие минеральные ресурсы добавляют остроту полемике вокруг понятия «континентальный шельф» (оно различно у геологов, океанологов, геоморфологов и юристов), которая обусловлена не дотошностью ученых, а разными экономическими интересами противоборствующих сторон. Ранее дискуссия велась в основном на международно-правовом поле, поскольку шельф (в наиболее простом варианте — береговая отмель) включает наиболее перспективную для экономического освоения территорию морского дна и даже толщи воды. Главная цель каждой из сторон в этой дискуссии — получить экономичес-

кий суверенитет на максимально большой кусок географически примыкающего к территории страны «морского ресурсного пирога». Поэтому для каждой прибрежной страны существует свой интерес, а

значит, и свое понимание, как должен определяться размер этой акватории-территории. Весь этот «пирог» составляет около 27–28 млн кв. км, т. е. около 8% поверхности Мирового океана, или 20%-ю прибавку к территории суши.

В результате многочисленных баталий в 1982 г. была принята Конвенция ООН по морскому праву, закрепившая суверенитет прибрежных стран над территориальным морем и исключительными экономическими зонами (ИЭЗ). Территориальное море — 12 морских миль (~22 км) от береговой черты. На нее распространяется полный суверенитет, как и на территорию самой страны. ИЭЗ — 200 морских миль от береговой линии. Здесь Конвенция предоставляет эксклюзивное право на добычу природных ресурсов

(рыболовство и морепродукты, минеральные ресурсы и т. д.). Однако ст. 76 Конвенции предоставляет также право контроля над континентальным морским шельфом, являющимся «естественным продолжением» территории прибрежного государства. Многие государства, в том числе и Россия, получили право расширить свой экономический контроль (регулировать добычу минеральных ресурсов, без права ограничивать рыболовство) на зону шельфа за пределами 200 миль, но не более 350 миль от береговой черты, или на 100 миль от изобаты (линии равных глубин) в 2500 м. Пока ни одна страна мира не получила от соответствующей Комиссии ООН права на владение шельфом, выходящим за пределы ИЭЗ. Желающим

расширить свои морские владения отведены конкретные сроки подачи соответствующей заявки, в зависимости от срока присоединения либо ратификации этого документа.

Для этого России понадобилось провести целый комплекс дополнительных научных исследований, начиная с 2005 г.В этих целях были осуществлены экспедиции НИС «Академик Федоров», кораблей российского ВМФ, ледокола «Россия» в 2006 и 2007 гг. Поэтому победные литавры в наших СМИ о закреплении

значительной дополнительной акватории шельфовой зоны звучали явно преждевременно. В соответствии с планами Министерства природных ресурсов и МИД, российская заявка, уточняющая границы шельфа, будет подана только в 2009 г. Научная доказательная база собрана — можно быть спокойными. Океанология, как самостоятельная отрасль научного знания, была сформирована большей частью усилиями наших ученых (Шокальский, Зубов, Шулейкин, Тимонов, Степанов, Трешников и др.) в середине прошлого

столетия. В СССР океанологические исследования вели более 50 научно-исследовательских организаций. Отечественные затраты на освоение океана, как и космоса, не пропали впустую. Современную экономику уже трудно представить себе без использования космоса в самых разных ее отраслях, от передачи информации до сельского хозяйства и рыболовства. Отдача от вложений в изучение и освоение океана еще впереди. Российская дипломатия имеет веские научные аргументы на оформление половины Северного Ледовитого океана (около 6,5 млн кв. км) в зону экономических интересов нашей страны.

Площадь только шельфа (ИЭЗ), перспективного на промышленную нефтегазоносность, составляет 2,5 млн кв. км. Наступил черед включения в экономику России минеральных ресурсов нашего северного шельфа — самого обширного в мире и самого богатого на все его составляющие. В первую очередь — Штокмановского месторождения. Освоение месторождений полезных ископаемых в арктических широтах требует опре

деленной инфраструктуры: технического обеспечения разведки морских глубин, промышленной добычи и транспортировки добытых ресурсов к потребителям.

Активное судоходство в ледовых условиях и продление навигации до круглогодичной на важнейшей транспортной магистрали — Северном морском пути (СМП) — России еще предстоит развить.

 

Полностью статью читайте в журнале «Конкуренция и рынок» МАРТ 2008 № 1 (37)