Митрополит Константин. Патриотизм - сфера жесткой конкуренции

Митрополит Константин (Горянов). Журнал "Конкуренция и рынок", октябрь 2016, №5 (78)

Патриотизм — это старинная философская категория, образованная от греческого существительного πατριώτης (соотечественник) и латинского суффикса — ismus. Как уже справедливо указывалось в журнале «Конкуренция и рынок» (№ 1 (68). С. 95; материал проф. А.Л. Вассоевича) этот греко-латинский неологизм означает «со-отечественность», то есть соотнесенность с интересами своей Родины, своего Отечества. В обыденном сознании патриотизм прежде всего означает любовь к Отечеству и является родственным таким жизнеобеспечивающим понятиям, как отец, отчизна, отчий, соотечественник и др. В современных научных словарях патриотизм характеризуется как нравственно-политический принцип, социальное чувство.

Как говорил свт. Филарет Московский: «Люби врагов своих, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими». Не погнушался русский народ врагами Божиими, и революционеры в 1917 г. захватили власть. Они выступили за категорический разрыв с любой русской стариной и церковной традицией, пропагандируя особый вид патриотизма, названный «революционный патриотизм рабочего класса». Внедрялась идея уничтожения старого мира и распространения во всемирном масштабе миссии большевизма, советскому народу исторически предназначалось быть основным плацдармом в строительстве коммунизма, служить его делу и распространению по всему миру.

России как государству в этом проекте места не было. Как, не стесняясь, говорил Ленин: «А на Россию мне наплевать, ибо я большевик» — эта фраза была зафиксирована в разговоре Ленина с Бонч-Бруевичем советским дипломатом Георгием Соломоном (Исецким) . Есть у вождя пролетариата и другие показательные высказывания, сохранившиеся в его записях. Например, ««Ивашек» надо дурить. Без одурачивания «Ивашек» мы власть не захватим»; «Интеллигенция — это не мозг нации, а говно»; «Нужно поощрять энергию и массовидность террора»; «Под видом «зеленых» (мы потом на них свалим) пройдем на 10–20 верст и перевешаем кулаков, попов, помещиков. Премия: 100 000 р. за повешенного»; «...чем большее число буржуазии и духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше» (11 августа 1918 г.).

Но за высказываниями следовали распоряжения. Есть немало документов-распоряжений под грифом «Строго секретно», в которых Ленин торопит Дзержинского, как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов он рекомендует арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Ленин категоричен в вопросе обязательного и повсеместного закрытия церквей — рекомендует помещения храмов опечатывать и превращать в склады.
Вот письмо от 19 марта 1922 г. под грифом: «Ни в коем случае копий не снимать»: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны!) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету.

Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности совершенно немыслимы...
Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что, если необходимо для осуществления известной политической цели пойти на ряд жестокостей, то надо осуществлять их самым энергичным образом и в самый кратчайший срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут…
Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его…
Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать». 

В день Николая Чудотворца, когда нельзя было работать, Ленин издал приказ от 25 декабря 1919 г.: «Мириться с «Николой» глупо, надо поставить на ноги все ЧК, чтобы расстреливать не явившихся на работу из-за «Николы»». В то же время Ленин очень лояльно относился к католичеству, буддизму, иудаизму, мусульманству, к сектантам. Он даже вознамеривался запретить Православие и заменить его католичеством.

В ходе «первой волны репрессий», в течение только 1918 г., было расстреляно 16 000 священников. В течение «второй волны», когда был арестован Патриарх Тихон, расстреляно около 10 000 представителей духовенства. Но что церкви, если вождь пролетариата покушался на всю страну. Стоит вспомнить его работу «О поражении своего правительства в империалистической войне» , в которой Ленин говорил: «Революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своему правительству. Это — аксиома. И оспаривают ее только сознательные сторонники или беспомощные прислужники социал-шовинизма…

Революция во время войны есть гражданская война, а превращение войны правительства в войну гражданскую, с одной стороны, облегчается военными неудачами («поражением») правительства, а с другой стороны — невозможно на деле стремиться к такому превращению, не содействуя тем самым поражению».

Вот что значит (вкратце) «революционный патриотизм рабочего класса», за который пришлось расплачиваться миллионами жизней во время Великой Отечественной войны и переоценивать ценности прямо в окопах, не выпуская из рук винтовку. Великая Отечественная война явила патриотизм невиданной ранее жертвенности, за свое Отечество встал весь советский народ. Но дети и внуки победителей по ряду причин, на которых мы останавливаться не будем, отдали врагам России многие завоевания, чем нанесли непоправимый ущерб не только русскому миру, но и человечеству вообще. И поэтому сегодня мир балансирует на грани новой мировой войны.

И все же вне зависимости от конкретной исторической ситуации и других условий есть у патриотизма неизменная сущность, незыблемый критерий, который определяется особым душевным укладом народа и духовно-творческим актом (И. Ильин), являющимися дарами Духа Святого. Философ пишет, что народ «принял их своим инстинктивным чувствилищем и творчески претворил их по-своему; что сила его обильна и призвана к дальнейшим творческим свершениям; и что поэтому народу моему подобает культурное «само-стояние» как «залог величия» (Пушкин) и как независимость государственного бытия». 

Что бы мы ни говорили о патриотизме, какое определение ему бы ни давали в качестве основного условия независимости государственного бытия, не обойтись без слова «любовь». Это тот критерий, который является мерой и смыслом патриотизма. Апостол Павел говорил: «Если же кто о своих и, особенно, о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5: 8). Но что значит «свой», и отношение к «ближнему» — «другому» — не сужает ли мир? Отношения между людьми определяются критерием любви, которая в нашей земной жизни выражается множеством понятий: любовь родителей и детей, любовь дружеская, супружеская, плотская — эрос, филия, агапэ, сторгэ. Диапазон любовного чувствования широк: от «сторге» — любви-нежности к некоторым людям или семейной любви, точнее, психологической, до «агапэ» — жертвенной, безусловной любви, выводящей на вселенский, онтологический уровень: в христианстве — это любовь Бога к человеку. Именно любовь «сторге» лежит в основе патриотической любви, чувственно-психологической, от природы присущей человеку, которая не сужает, а, наоборот, расширяет духовные объятия личности. Но любые человеческие чувства подвержены изменениям: они могут возгораться от любви или гаснуть в зависимости от нравственной устойчивости человеческой души. Как считают психологи, в частности Карл Юнг, сознание человека в первую очередь зависит от нравственности, оно не может мириться с нравственной распущенностью, в результате которой возникают психические заболевания, укореняются низменные чувства («Психология бессознательного»). Нравственная распущенность убивает в человеке любовь, приводит к «окамененному нечувствию» и, конечно, потере патриотического чувства.

Но зачем нам патриотическое воодушевление, любовь к Родине, жертвенное ей служение, если все на земле обращается в прах? Если в наше время трудно, да и не требуется отличать правду ото лжи, добро от зла, красоту от уродства? И где критерии? Критерием добра, любви, веры в нашем мире всегда был и остается Христос, Его Заповеди. Христос — основной закон бытия, которое без любви и правды превращается в хаос, в бессмыслицу существования, в порочный круг, о котором так убедительно рассказывает Ивану Карамазову его ночной инфернальный гость. «Ты думаешь про теперешнюю землю. Так ведь теперешняя земля, может, сама биллион раз повторялась; ну отживала, трескалась, рассыпалась, разлагалась на составные начала; опять вода, яже бе над твердию; потом опять комета, опять солнце, опять из солнца земля; ведь это развитие, может, уже бесконечно повторялось и все в одном и том же виде, до черточки. Скучища неприличнейшая». Эти слова лукавого, по сути, издевательский перифраз слов апостола Павла: «Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят. Если так все это разрушится, то какими дόлжно быть в святой жизни и благочестии вам, ожидающим и желающим пришествия дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают? Впрочем мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2 Петра 3: 10-13).

Начало статьи: http://konkir.ru/articles/patriotizm-sfera-zhestkoy-konkurencii#