Миф об исчезающей промышленности Петербурга не подтверждается

Журнал "Конкуренция и рынок" №1 (80), Федор Кудеяр

Основатель Санкт-Петербурга Петр I задумывал новый город как морской порт, деловой, научный, образовательный и политический центр России. За XVIII и XIX вв. Петербург оброс фабриками, заводами и мастерскими.
Когда большевик С.М. Киров возглавил Ленинград, его многочисленные НИИ, КБ и заводы определяли развитие городов и пути индустриализации СССР. Почему же в XXI в. стало возможным, что разработчики из Леонтьевского центра забыли включить раздел «Промышленность» в первоначальный проект «Стратегии 2020»?

В поиске ответа

В отличие от других видов творчества, таких как искусство и наука, предпринимательство, ставящее целью производство какого-либо продукта массового потребления, без бизнес-плана и цепочки технологических цехов не развивается.

Инжиниринг и заводы появляются там, где власти создают интеллектуальному капиталу определенные благоприятные условия. Предприниматель реализует свой потенциал, если есть экономические преференции и соблюдаются права собственности, действуют инженерные школы и учебные заведения, прививающие профессиональную культуру молодежи, наличествуют энергетические и сырьевые ресурсы. Имеет значение и среда обитания работников НИИ, КБ и заводов, так как только здоровые и счастливые люди способны производить высокотехнологичные продукты, определяющие тенденции развития на мировых рынках.

Может ли в городе развиваться промышленность, если городские власти не удосужились разработать внятную промышленную политику? Власти города не могут скрыть своего отношения к предпринимателям, желающим открыть инжиниринговую компанию или построить завод. По тому насколько легко открыть компанию, приобрести земельный участок или арендовать офис, подключиться к инженерным сетям и получить кредит в банке, предприниматели могут оценить компетентность властей и серьезность их намерения развивать промышленность в городе.

Предпринимателю не составит особого труда провести соответствующий контент-анализ городских СМИ и сайтов в Интернете, чтобы оценить, кто лоббирует интересы промышленности в городе и какие проблемы имеются у городской промышленности.

В последние десятилетия считается, что самые счастливые люди в мире – это датчане. Как им удалось создать общество, которое динамично развивается и живет в гармонии с северной природой? На это у датчан есть готовый ответ: «У нас нет темноты». Оказалось, у датчан нет тем, которые они не могут обсуждать открыто. Им есть дело до всех волнующих общество вопросов. Датчане понимают, почему у них такие большие налоги и откуда берется благоприятная для жизни среда. Королевская Дания и Санкт-Петербург находятся в Северной Европе, имеют выход к морю и многочисленные контакты за последние 300 лет.

Императору Петру I больше нравилась веселая и трудолюбивая Голландия, а датский принцип «все публично обсуждать» деспоту понравиться не мог. Показательно, что первый русский политэконом и купец Иван Посошков, в 1724 г. завершивший свой труд «Книга о скудости и богатстве» и посвятивший его Петру I, закончил свою жизнь в тюремном каземате Петропавловской крепости.

После свержения большевистского режима городские демократические власти не только отказались от названия, которое город носил в советскую эпоху – Ленинград, но и пожелали видеть Санкт-Петербург культурной столицей России с блистательными театрами, музеями, концертными и выставочными залами – банковским центром, туристической дестинацией мирового масштаба, университетским городом, конгрессно-выставочным центром Северной Европы с комфортной средой обитания.

Спору нет – привлекательный образ. Кто оплатит создание такого преуспевающего города на берегу Финского залива? Ведь пока индустрия гостеприимства нового Петербурга не заработала в полную силу, кто-то должен пополнять городской бюджет, обеспечивать жизнедеятельность и безопасность города. И потом Петербург должен будет преобразоваться, а значит, городу потребуются архитекторы, строители, инженеры, скульпторы, которые на протяжении более чем трех веков этот город и возводили по гениальным планам и чертежам.
Власти Петербурга в разные периоды видели в заводах и фабриках не только места пролетаризации народа, но и источники производства полезных вещей.

Когда Д.И. Менделеев видел будущее России в развитии передельной отечественной промышленности, он не мог и помыслить, что в Петербурге будут «убивать» промышленность. Уникальная промышленная архитектура Петербурга свидетельствует о серьезности намерений властей идти навстречу нуждам промышленников, купцов и предпринимателей Российской империи. Это были уважаемые горожане, вносившие заметный вклад в благоустройство Петербурга.

Насколько довольны петербургские промышленники и предприниматели XXI в. условиями, созданными властями города? Если промышленники и предприниматели Петербурга хотят позитивных изменений и создания в городе благоприятной среды для предпринимательства, они должны не молчать, а стремиться к диалогу с властями. Это – в идеале, если власти патриотичные и компетентные. Власти не могут подарить предпринимателям долю рынка, если только не согласятся на протекционизм местной промышленности.

Когда продуктивный диалог властей и предпринимателей установлен, зачем скрывать его результаты? О них можно и нужно сообщать через городские СМИ. Сотрудникам компаний будет приятно находить в СМИ сюжеты о работе своих предприятий; инвесторам будет дан сигнал, в каких отраслях открываются новые возможности; а молодежь, решившая найти интересную работу в мире науки и техники, станет получать подтверждения правильности сделанного ею выбора. Достоверная информация в СМИ позволяет профессионалам понимать, что происходит у их поставщиков, на предприятиях смежных отраслей и в целом в экономиках федеральных округов, а значит, и находить новые рынки сбыта продукции своих предприятий.

Самый северный мегаполис в мире с населением более 5,5 млн человек – Санкт-Петербург – развивает свой научный и промышленный потенциал, но на удивление в «Стратегии социально-экономического развития Санкт-Петербурга на период до 2030 года» его роль явно преуменьшена.

По мнению председателя Комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга, «мы входим в период системного экономического кризиса. Такого в России еще никогда не было». И действительно, темпы экономического роста в России удручающие: в течение ближайших 15 лет они не будут достигать и 4 % в год. В макроэкономике есть правило «четырехпроцентного гетто: если растешь ниже 4 % в год, то, считай, не растешь, а проедаешь.

В Петербурге на науку и промышленность, призванные обеспечить заметный экономический рост, можно будет опереться, если власти, деловое сообщество и ученые договорятся и совершат интеллектуальный, идеологический прорыв. Нужны идеи по развитию Петербурга, а таких идей в проекте Стратегии эксперты не обнаружили. Ее разработчики из Леонтьевского центра в первые варианты даже не додумались включить раздел «Промышленность». И есть основания считать это не мелкой оплошностью, а осознанным проталкиванием либеральных идей, понижающих конкурентоспособность и безопасность нашей страны. Обсуждение проекта Стратегии выявило разногласия чиновников из Смольного и делового сообщества Петербурга во взглядах на будущее города. Радует, что дискуссия ведется честно, и предприниматели постепенно избавляются от страха защищать свои права и интересы. Возможно, обстоятельства и власть подвигнут к более продуктивному диалогу с предпринимателями.

Какие тенденции заметны в петербургской промышленности? Тот, кто еще помнит городские промышленные предприятия, гремевшие в советскую эпоху своими ударными достижениями к 1 Мая и 7 ноября, проехав по Петербургу в 2017 г., обнаружит, что от многих из них не осталось и следа: на их месте жилые комплексы, гостиницы, бизнес-центры и торговые комплексы. Неужели это стало возможным в результате крена в городской промышленной политике?

«Городские промышленные предприятия по эффективности в шесть раз хуже, чем мировые аналоги, – раскрыл идею промышленной политики Петербурга генеральный директор НПО по переработке пластмасс им. «Комсомольской правды» Сергей Цыбуков. – В книге д. э. н. А. Карлика было отмечено, что по объему занимаемых площадей петербургская промышленность должна уменьшиться вдвое, а производительность нужно увеличить в четыре раза. На эти цифры мы и ориентируемся».

Легко обнаружить, что многие петербургские предприятия перебираются из центра города в промышленные зоны или на периферию, где меньше налог на землю и арендная плата. Некоторые «побежали» еще дальше – ушли в Ленобласть. Показательна нашумевшая история со строительством Ново-Адмиралтейского моста и перебазированием некоторых судостроительных предприятий на остров Котлин.

Власти Петербурга демонстрируют пренебрежение к стратегическому планированию. При смене политических лидеров – губернаторов, мэров – решения их предшественников пересматриваются или вообще отменяются: если генеральный план реализуется на 35 %, то это еще хорошо. Разве частая смена направления движения не служит признаком слабости, незрелости региональной власти?

Предприниматели видят поведение власти и пытаются себя застраховать. Максим Мейксин так прокомментировал «оптимизацию» рисков предпринимателями: «Если мы хотим что-то сделать, у нас должен быть общественный договор. Мы не должны бояться вкладывать деньги в свою страну. Мы не должны думать о том, что сейчас заработаем и сбежим и будем потом жить за границей. Давайте научимся любить свою страну, свой город. Давайте обходиться без «двойной лояльности» – пытаться что-то реализовывать здесь и строить резервный вариант за границей».

На кого следует ставить в Петербурге? Что способно объединить власти, деловых людей и остальных петербуржцев?

Мудрый генеральный директор НПО «Механобртехника» Михаил Вайсберг считает, что ставка на развитие человеческого капитала в «Стратегии 2030» совершенно оправданна, и тем не менее отметил: «Этот приоритет должен быть бескомпромиссным. Ничего, кроме человека. Человек должен быть объектом Стратегии. Собственно, стратегии социально-экономического развития я не увидел. В том числе не нашел нормальные стандарты жизни в 2030 г. – в сравнении с аналогичными мегаполисами развитых стран. Их надо четко прописать, потому что тогда можно обратным ходом подсчитать, сколько для этого нужно бюджетных затрат и какого ВРП нужно добиваться. А пока непонятно, достаточно ли запланированного увеличения ВРП в 2,4 раза для создания комфортных условий жизни петербуржцев.
Петербург мог бы стать интеллектуальным центром России. Наша промышленность должна быть не фондоемкой, как сейчас, а наукоемкой. Мне бы хотелось это в Стратегии увидеть. Сейчас, мне кажется, это недооценено. Хотя вы увидите, что к 2020 г. это станет локомотивом. Необходимо четко прописать механизм переориентации экономики на наукоемкую. Есть условия создания петербургского научно-образовательного кластера, включающего академическую и отраслевую науку, вузы, под всем этим – инжиниринг и малые инновационные предприятия.
Если мы этого не сделаем, то превратимся из сырьевого придатка развитых стран всего лишь в индустриальный придаток».

Стратегия развития Петербурга имеет смысл, если в ней придуман и прописан механизм реализации. Это сложно, но необходимо.

По мнению председателя Совета партнеров адвокатского бюро «S&Вертикаль» Любови Дуйко: «Налицо большая проблема с механизмом реализации. В Стратегии отсутствует анализ законодательной базы инновационного развития. Нет стратегического плана законотворчества, хотя очевидно, что для устранения административных барьеров для бизнеса необходимо упреждающее планирование трансформации самой системы нормативного регулирования».

Отмечая роль промышленников и предпринимателей в деле создания рабочих мест и пополнения бюджета Петербурга, городские власти не спешат использовать мероприятия, приуроченные к Дню российского предпринимательства, для анализа экономических проблем, поиска их решения и чествования лучших капитанов промышленности. К большому сожалению, за 10 лет с момента учреждения праздника этот день не стал вехой подведения итогов и корректировки пути развития петербургской промышленности. Неужели все еще сохраняется стойкая советская традиция неприятия бюрократией предпринимательства как творчества?

Периодические всплески эмоций в петербургских СМИ не дают полного представления о состоянии и успехах городской промышленности. А ее планы скрыты в туманах предположений. Если не видна цель, то разве будет попутный ветер?

С момента основания журнала в 1998 г. редакция «Конкуренции и рынка» анализирует проблемы коммерциализации результатов НИОКР в России. В беседах с авторитетнейшими руководителями предприятий разных отраслей промышленности неоднократно предпринимались попытки разобраться, что мешает им вывести предприятия на высочайший уровень продуктивности и конкурентоспособности. Они не забывали перечислить все административные препоны развитию промышленности, существующие в России, но при этом часто умалчивали, почему отраслевые ассоциации и союзы промышленников и предпринимателей сами не борются за солидаризацию лучших представителей делового сообщества России. Отечественные промышленники и предприниматели, игнорируя лучшую мировую практику, часто действуют разрозненно. Такие действия малопродуктивны, о чем говорят басни И. Крылова и рассказ Л. Толстого про мужика, сыновей и веник.

Российские промышленники и предприниматели, широко занимаясь благотворительностью, тем не менее упускают из виду важность развития кооперации и исследования традиций русского предпринимательства XVIII–XX вв., созданных выдающимися деловыми людьми Российской империи.

На вопрос корреспондентов журнала «Конкуренция и рынок», почему в Петербурге нет музея русской науки и техники, о котором мечтал Д.И. Менделеев, наши промышленники либо удивленно пожимают плечами, либо говорят, что у них с советских времен сохранился музей предприятия. В каком состоянии пребывают его экспозиции и можно ли привести туда потенциального инвестора, они умалчивают.

В беседах с представителями Санкт-Петербургской ТПП, городскими отделениями «Деловой России» и «ОПОРЫ России» можно услышать, что Петербург обладает значительным промышленным потенциалом, но в промышленности много проблем. На вопрос, кто вместо промышленников и предпринимателей будет их решать, представители общественных организаций деловых людей сначала делают удивленные глаза, а потом, улыбаясь, заявляют: «А на что у нас государство и правительство Санкт-Петербурга? Это их сфера деятельности. Наша задача – отмечать ошибки чиновников и коррупцию в их рядах».

Хорошие знакомые из общественных организаций деловых людей сетуют на неготовность отделений «Деловой России», «ОПОРЫ России» и даже ТПП к адекватным действиям на вызовы, возникающие перед промышленностью.

«Посмотрите, как в регионе проводится День российского предпринимательства, и вам станет понятно, что будет с промышленностью в регионе через пять лет», – рекомендуют они. И они на 100 % правы, так как в промышленности планирование выпуска продукции требует значительных затрат времени на подготовку цехов к выпуску инновационной продукции. И здесь без региональной, четкой и понятной промышленной политики и поддержки Минпромторговли что-то серьезное вряд ли получится.

Примеры создания русскими предпринимателями успешных предприятий за рубежом в очередной раз не только свидетельствуют об их таланте и личной конкурентоспособности, но и подтверждают мысль Д.И. Менделеева: «Для благополучия Россия имеет все. Росси не хватает только предприимчивости».

Что увидит мировой рынок, если русских промышленников и предпринимателей освободить от административных препон? Да, тогда в России начнется небывалый всплеск производительности, и промышленность, равно как и жизнь в стране, станет привлекательной для инвесторов и талантливых инженеров, ученых и предпринимателей из всех стран мира.