Коммерциализация истории, или как продавать Родину

Журнал «Конкуренция и Рынок» сентябрь 2011 / № 3 (51) | Андрей ЛАКТИОНОВ, Аркадий ГРАХОВСКИЙ

Застройка Бородинского поля коттеджами, угроза разрушения, нависшая над петербургской Коломной, и утрата Москвой остатков среды обитания героев В. Гиляровского свидетельствуют о бедственном состоянии исторического мышления в современной России.
Бюрократы из Минкультуры, Минобрнауки, Минспорттуризма и администраций субъектов РФ демонстрируют свое нежелание считаться с историческим наследием России. Им проще не знать русскую историю.
Становится понятно, чем обусловлено отставание страны в формировании гражданского бщества, развитии промышленности и туристической индустрии. Из-за кого Россия – страна с тысячелетней историей и привлекательная туристическая дестинация – теряет деньги и не создает рабочие места в индустрии гостеприимства? Да о хлебосолье россиян иностранные туристы скоро ничего не будут знать!

Взгляд со стороны

Возвращаясь из заграничных поездок, россияне, естественно, обсуждают увиденное и задумываются, почему иностранцы сохраняют артефакты истории, культурные традиции? Зачем благоустраивают заповедные места своих стран? Повсеместно можно увидеть интерес к истории страны не только в энтузиазме простых людей, участвующих в карнавалах и религиозных шествиях, но и в целенаправленных действиях представителей элит по созданию частных музеев и принятию законов, поощряющих вовлечение памятников истории в повседневную жизнь.

Главы маленьких городков Шотландии и района Тосканы с энтузиазмом настоящего шотландца или тосканца расскажут вам массу занимательных историй о событиях, произошедших в окрестных местах, а героев средневековья представят как живых людей. Обилие памятников архитектуры и статуй усилит ваше впечатление от услышанного. Увлечение своей историей позволяет поддерживать местную цивилизацию, сохранять традиционные ремесла, праздники, быт и создавать рабочие места. Известно, что 1 турист дает работу 10 человекам из индустрии гостеприимства. Так история становится возобновляемым ресурсом экономического развития региона. Это понимают во всех развитых странах, но из-за российских столоначальников наше Отечество из этого списка либо вовсе выпадает, либо находится в самом конце. Почему россияне позволяют чиновникам культивировать пренебрежение к своей истории? Насколько нравственно поведение чиновников от культуры «советской эпохи» и их сегодняшних наследников? Согласитесь, от человека, отдающего приказ уничтожать храмы, монастыри, дворянские усадьбы, памятники русским воинам, интерьеры дворцов, книги, художников, ученых, писателей, трудно ожидать уважения к Русской Цивилизации. Когда все разрушают до основания, о популяризации речь идти не может. Ведь так!

Если чиновники даже россиян заставляют забыть о своих исторических корнях, то как интересом к русской истории и русским красотам могут воспылать иностранцы? Ясно, что «оболванивание» россиян – это часть стратегии по «ползучей» колонизации России, аналогичной тем, что осущест вили испанцы в Латинской Америке, а англичане – в Северной. Артефактам цивилизации индейцев место в лучшем случае в музеях или на черных рынках антиквариата. Украденные произведения русского искусства и иконы старообрядцев, кстати, тоже хорошо продаются. Продавать не свое, чем чиновники «советской» эпохи прославились, – это главный принцип всех воров.

В последние 20 лет туриндустрия подключилась к популяризации различных эпох в истории России, а до этого приоритетами были Октябрьский переворот в 1917 году, советская эпоха и Великая Отечественная война. Наступило раздолье у отечественных энтузиастов-краеведов, за которых турфирмы борются между собой: каждой хочется получить сценарий глубокого погружения в национальную историю.

Для привлечения туристов в России нужно создать индустрию гостеприимства. Насколько это хлопотное для наших чиновников дело, видно по подготовке к сочинской Олимпиаде. Но Олимпиада – это бизнес, который надо уметь организовать. Мало завлечь туриста в страну, ему надо создать атмосферу комфорта, за которую он готов голосовать полновесным рублем. Владельцы сетей отелей, круизных судов и самолетов могут инвестировать в создание объектов инфраструктуры индустрии гостеприимства в России, и они это уже делают. Посмотрите, кому уже принадлежат лучшие отели Петербурга. Иностранцы могут контролировать отдельные центры прибыли, но они не могут посадить своих людей во все российские кабинеты, где вершится коммерциализация русской истории и национальных заповедных мест. Вопервых, у транснациональных компаний просто нет такого количества свободных профессионалов экстра-класса в индустрии гостеприимства, во-вторых, специалистов по России на Западе мало, в-третьих, любить и знать Русскую Цивилизацию – это одно, а делать на России деньги – другое. У иностранцев есть масса способов более легкого и быстрого приобретения любых российских ресурсов (в том числе золота и «живого товара»), чем «разработка» финансового потока от массового туризма в России.

Туристическая индустрия демонстрирует конкуренцию национальных подходов к коммерциализации истории, и то правительство, которое сумеет договориться с национальными и транснациональными предпринимателями, получает желаемый доход от туристического потока. Слабое развитие внутреннего и въездного туризма в России свидетельствует – наши столоначальники в беседах с предпринимателями первыми демонстрируют незнание русской истории и неумение услышать предложение предпринимателей. Как можно успешно коммерциализировать то, что ты не знаешь и не любишь? Создание продуктивной индустрии гостеприимства сложнее отладки процессов в сельском хозяйстве.
А разве состояние российских полей чем-то отличается от того состояния, в котором пребывают дворянские гнезда, крепости, монастыри, дороги и вся индустрия российского гостеприимства – от туалетов до производства сувениров?

Не верится, что российским столоначальникам не хотелось бы иметь туристические деньги. Ведь у их коллег в странах ЕС, в Египте, ОАЭ и Таиланде получается развивать туризм! Но почему-то наши столоначальники упорно сдерживают приход в туризм малого бизнеса. Как будто они осознают опасность для своей монополии на российскую историю. И, наверное, не напрасно боятся, ведь если предприниматели, гражданское общество и народ обретут неискаженное историческое мышление, то туризм своими финансовыми средствами будет подпитывать возрождение национальных традиций и увлечение Русской Цивилизацией. А там, глядишь, рукой подать и до создания благополучной России, и до возрождения пушкинского Русского Духа!

Как следует называть людей, искажающих русскую историю и не озабоченных мотивацией развития внутреннего и въездного туризма? Думается, вы нашли им подходящее определение. Но не все плохо с историей и туризмом в России. Благодаря энтузиастам-краеведам и Русской православной церкви 1000-летний пласт истории изучается и по чуть-чуть коммерциализируется. Иностранных туристов в России больше не становится, разве только в Петербурге. Российская индустрия гостеприимства обретает силы к восстановлению, и это очень отрадно. Туристический поток из Петербурга и Москвы предстоит направить в российскую провинцию. Сделать это под силу только солидарному предпринимательскому сообществу России, когда оно осознает, что история страны – ресурс, на котором можно создать множество привлекательных рабочих мест.

Когда народ станет интересоваться историей России, въездной и внутренний туризм разовьется до небывалых размеров. Поезжайте в город Мышкин (http://konkir.ru/journal/pochemu-vash-gorod-ne-myshkin) в Ярославской области и убедитесь – местные энтузиасты-краеведы ни в чем не уступают жителям шотландского Эдинбурга. Дайте срок, и опыт Мышкина станет катализатором интереса к истории Отечества и ее коммерциализации в русской глубинке.

Однако пока на «провинциальных» направлениях иностранные туристы встречаются гораздо реже, чем в Петербурге, Москве и городах Золотого кольца. Почему?
Причина проста до банальности: иностранцы в большинстве своем не знают о России ничего, кроме названий двух главных городов страны, и почти не имеют представления о российской истории, а следовательно, о достопримечательностях глубинки.

Конечно, пресловутый миф о пьяных медведях в косоворотках и с балалайками сегодня почти забылся. Но на смену пришли новые мифы, насаждаемые зарубежными СМИ. Да, преодолеть культурные стереотипы вполне возможно, в том числе благодаря Интернету, позволяющему без особого труда демифологизировать реальную ситуацию в стране, которую собираешься посетить. Однако такой целью еще надо задаться. (Но посмотрите, как администрации субъектов РФ продвигают туристический продукт своего региона. Где рассказ, как чиновники помогают предпринимателям разрабатывать туристическую дестинацию, упоминание о том, сколько денег в региональном бюджете тратится на развитие туризма?) В итоге и получается, что Россия в восприятии иностранцев сводится к Москве, Петербургу и далекой страшной Сибири «где-то на севере», куда по-прежнему ссылают диссидентов.

Типичный разговор за границей при первом знакомстве: «Вы откуда? – Из России. – О, из Москвы? – Нет, из Санкт-Петербурга. – Да? (С легким недоумением.) А, Петербург! У вас там ведь холодно, верно?»

Всю статью читайте в журнале «Конкуренция и Рынок» сентябрь 2011 / № 3 (51)