Кирилица VS латиница. Россия на это не пойдет

Журнал «Конкуренция и рынок» ФЕВРАЛЬ 2013 № 1 (57) | Евгений ГОЛУБЕВ

Предложение заменить кириллицу латиницей в беседе с журналистом комментирует академик РАО, профессор Людмила Алексеевна ВЕРБИЦКАЯ, президент Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ) и Российского общества преподавателей русского языка и литературы (РОПРЯЛ), председатель попечительского совета фонда «Русский мир», президент СПбГУ, декан филологического факультета СПбГУ, заведующая кафедрой общего языкознания СПбГУ.

— С начала 1990-х гг. в новых независимых государства бывшего СССР взяли курс на дистанцирование от Москвы. В Азербайджане, Узбекистане и Туркмении объявлено о переходе на латинский алфавит. В Молдавии тоже (правда, нововведение не приняла часть нового государства — Приднестровье, и в молдавских школах и вузах Приднестровья обучение по-прежнему ведется на кириллице). В Татарстане требуют такого перехода (а это уже республика в составе Российской Федерации), и даже начинают предлагать перевести русский язык с кириллицы на латиницу.

— Помню, еще где-то в 2003 г. М.Ш.Шаймиев, тогдашний президент Татарстана, предлагал президенту РФ В.В.Путину ввести разные требования к тестам ЕГЭ в республиках РФ — с учетом разного родного языка. Ещё тогда я говорила, что у нас единый государственный язык — русский. Знать его должны все, и неправильно требовать каких-то иных тестов. И позиция президента РФ была вполне определенной.

Уверена, что Россия не согласится на латиницу. И вообще, кто это придумал? Откуда это идет?

— Объясняют это экспансией английского языка — через Интернет, в первую очередь.

— Но сегодня не английский язык на первом месте, а китайский (больше 1 млрд человек). И не только из-за того, что численность китайцев самая большая, но и потому, что в мире постоянно повышается интерес к китайскому языку, в первую очередь интерес прагматический (экономика, наука и образование Китая развиваются бурными темпами).

По числу говорящих на языке и изучающих его английский язык на втором месте (около 0,5 млн человек), а на третьем — русский и испанский (по 300-350 млн). Так что со временем весь мир может перейти на китайские иероглифы. А политика КНР этому способствует: институты Конфуция за последние 6-7 лет распространились по всему миру в геометрической прогрессии.

— Лет десять назад, если помните, был очень популярен транслит — тогда люди переписывались СМСками на латинице, потому что одно сообщение вмещало вдвое меньше знаков кириллицы, чем латиницы. А у некоторых вообще телефоны (или компьютеры) не поддерживали кириллицу…

— Это было популярным для очень узкой группы людей, для молодежи, в первую очередь. И что ж такого? А в 1930-40-е годы была очень популярна азбука Морзе. Но от обычных букв из-за этого не отказались… Если руководители тех стран, где перешли на латиницу, думают, что, введя новый шрифт, они научат грамотно всех писать (якобы, это проще, чем на кириллице), то мы понимаем, что это чистая утопия.

Приведу наглядный пример. На филфаке СПбГУ я читаю лекции по фонетике первому курсу, а другие преподаватели ведут практически занятия по русской фонетике. И одновременно этим студентам читается курс «Введение в языкознание». Нам нужно научить их определять фонемный состав слов, т.е. транкрибировать то, что произносится. А в традициях фонологических школ, петербургской и московской, это делается с помощью знаков на основе латиницы. Если я диктую текст («Стояла дождливая погода…»), то они записывают его транкрибционными знаками («Stajala dаzdlivaja pagoda…»).

И я сталкиваюсь с тем, что нашим студентам, живущим в России, закончившим среднюю школу, неплохо знающим не только русский язык (иначе они бы не поступили на филфак!), но и иностранный,  — им очень трудно транскрибировать русские слова. А тут, если вдруг мы заменим привычный кириллический алфавит латиницей, то весь народ разом станет неграмотным! И надо будет перепечатывать всю литературу, миллионы томов. Это бессмысленная акция, очень вредная — лишить народ целого пласта русской культуры последнего тысячелетия. Это, безусловно, политические игры.

— Строй романских и германских языков отличается от языков славянских — по звуковому составу?

— Конечно, сильно отличается. Например, в русском языке всего 6 гласных (а, э, о, и, ы, у), а в английском — больше 20. Различие между носовым и неносовым звуками в русском языке — это не различие между двумя фонемами, а два аллофона, варианта одной фонемы (носовые звуки а, о, э появляются только, если за ним или перед ним идет носовой согласный). А во французском языке — это самостоятельные фонемы, и они могут быть смыслоразличительными. Языковые системы, структуры разных языков очень различаются.

Это очень важно знать. И мы, преподаватели, это учитываем, когда обучаем наших студентов иностранным языкам. Мы сопоставляем фонологическую систему, например, английского, испанского или арабского языка с фонологической системой русского языка — и сразу видим отличия. С методической точки зрения мы видим, где слабые точки: на что обратить внимание, чему учить в первую очередь. Показываем студентам, какие сходства и различия есть в языках.

Например, во многих языках твердые и мягкие согласные не противопоставлены друг другу (за исключением ветви восточнославянских языков). Мягкие согласные там есть, но они появляются только перед гласными переднего ряда (и, э). Поэтому почти всем иностранцам, изучающим русский язык, приходится обязательно специально «ставить» (учить произносить) мягкие согласные. В методике обучения русскому как иностранному разработаны особые методы, как  сделать,  чтобы по-разному звучали согласные в таких, например, словах как «лот» — «лёд» — «льёт», «пот» — «Пётр» — «пьёт». И различительные (дифференциальные) признаки, по которым один согласный отличается от другого, в русском языке иные, чем в других языках.

Правила чтения подсказывают нам, какие звуки надо произносить. Например, если стоят гласные я, ю, ё, то мы знаем, что будут мягкие согласные — например, в слове «тюбик». Для иностранцев это сложно понять: они часто подставляют лишний «йот» — и получается «тьюбик». И важно передать звучание правильно. Если бы алфавит не был связан со звуковой формой слов, то, возможно, было бы проще.

— Но ведь в языке происходят изменения. И были попытки изменить орфографию русского языка, попытки ее упрощения?

— Язык изменяется постоянно. А в орфографии изменений было не так много. Основная — реформа 1918 года, когда убрали ять, фиту, И десятиричное, Ъ на конце слов. В 1956 г. и в 1964 г. были попытки упрощения орфографии, но они не были приняты большинством населения (грамотные люди не хотели писать «заЕц», «цИган» или «мыШ»). Недавно тоже хотели избавиться от исключений, но и эти предложения не были приняты.

Шли споры, как писать заимствованные слова. И мы в СПбГУ недавно выпустили сборник «Заимствованные слова в современном русском языке». Как правило, появляются несколько вариантов, из которых один приживается больше. Языковая норма — это результат борьбы вариантов. Например, в Петербурге произносили мягкий согласный в глаголах: «учусь», «стараюсь», «стремлюсь», а в Москве — твёрдый  : «учуС», «стараюС», «стремлюС» — но в итоге победило петербургское произношение. Или в Москве произносили твердые заднеязычные К, Х в прилагательных мужского рода: «тихЫй», «звонкЫй», «ленинградскЫй», а в Петербурге: «тихий», «звонкий», «ленинградский» — и этот вариант победил. Или в Петербурге произносили «что, чтобы», а в Москве «што, штобы» — и в этом случае победило московское произношение.

Написание связано очень непростыми отношениями с чтением, поэтому заменять привычный кириллический алфавит на латиницу нельзя! Например, когда появились заимствованные слова, в которых твердый согласный стоит перед гласным переднего ряда Э (например, «сЭр», «мЭр», «тандЭм», «брЭнд»), то специалисты говорили, что обязательно будут произносить мягкий, поскольку в русском языке перед Э может быть только мягкий (например, «крепость», «след», «век»). Но оказалось, что есть согласные Ш, Ж, Ц, которые всегда твердые, но употребляются перед Э (например, «шЭсть», «жЭсть»). В результате произошла перестройка в языке и возникло противопоставление твердого и мягкого согласного перед Э («много мер» и «наш мэр»). И таким образом расширились возможности системы языка. А в написании появились два варианта: через Е и через Э (сэр, мэр, бренд, тандем, трансфер). Попробуйте-ка эти варианты записать латиницей!

Надо оставлять кириллицу и помнить тот великий день, когда Кирилл и Мефодий предложили славянам азбуку.

Статью целиком читайте в журнале «Конкуренция и рынок» ФЕВРАЛЬ 2013 № 1 (57)