Госзакупки в Санкт-Петербурге и Ленобласти может остановить даже один принципиальный юрист Александр Кулаков

«Конкуренция даже в самой идеальной практической форме 
является терапией, а не профилактикой».
Амшель Ротшильд

Появление проекта общероссийского народного фронта «За честные закупки» было ожидаемо, так как ни ФАС России, ни вся правоохранительная система не могли справиться с бедствием расточительства в госзакупках. «Ворона вороне глаз не выклюет» гласит русская пословица; так и чиновники в мундирах не без выгоды для себя давали послабления чиновникам из исполнительной власти, имеющим свободу тратить деньги налогоплательщиков.

Беспредел коррупции и откатов пытался остановить ОНФ, создав «Академию контрактных отношений» и сообщество экспертов проекта «За честные закупки». Отсутствие злого умысла у махинаторов в госзакупках – это химера.

Чиновники самого высокого уровня и российские СМИ часто рассказывают о фактах откровенного воровства в системе госзаказа. Даже электронные торги не спасают от практики «отката». По мнению руководителя ФАС России Игоря Артемьева, «95 % всех торгов, проводимых государственными корпорациями - это имитация торгов. Это, по сути, единственные поставщики. Сейчас существует 2,5 тыс. способов проведения торгов, предлагается оставить семь и перевести их в электронную форму».

Участники проекта «За честные закупки» за последние несколько лет не только разобрались со всеми дырами в законе «О контрактной системе», но и научились анализировать хитросплетения заказчиков при организации конкурсов и аукционов. Некоторые эксперты-энтузиасты, подобные Александру Кулакову из Нижнего Новгорода, для поддержания формы юриста и отстаивания своего права на активную гражданскую позицию, дарованную ему Конституцией РФ, активно включились в экспертизу деятельности чиновников по трате средств налогоплательщиков на госзакупки. Оказалось, что молодой юрист А. Кулаков в одиночку смог обнаружить столько вопиющих примеров расточительного расходования денег чиновниками, что невольно возникает вопрос, почему чиновники из исполнительной власти так нагло и непрофессионально распоряжаются бюджетом госзаказа? У воров совести нет, но должен же у них быть страх неотвратимости наказания. Почему же коррупционеры и откатчики во власти потеряли страх?

Представляется, своими расследованиями эксперты проекта ОНФ «За честные закупки» пытаются не только посеять страх у «кабинетных воров», но и мотивировать правоохранительную систему стать патриотичной, отстаивать интересы народного хозяйства и не обслуживать шкурные интересы властных бюрократов.
Чем руководствуются люди, подобные А. Кулакову, корреспондент журнала «Конкуренция и рынок» решил выяснить у юриста с активной гражданской позицией.

КиР: Александр Викторович, то, как Вы грамотно направляете антимонопольщиков из ФАС в различных субъектах РФ по следу возможных нарушений заказчиками добросовестной конкуренции при размещении госзаказов, свидетельствует не только о Вашем профессионализме, неутомимости, но и о наличии некой глобальной цели. Вы хотите стать более популярным, чем господин Навальный, или у Вас другая цель?

А. К.:  Я не стремлюсь к популярности. Моя цель, как Вы правильно отметили, в настройке системы госзакупок посредством выявления пробелов в НПА регулирующих госзакупки, выявления типовых нарушений и « заточек» при составлении заказчиком закупочной документации и устранения их через антимонопольные органы,  борьбы с картельными сговорами участников торгов, о чем просил Президент РФ Владимир Путин в Указе от 13 мая 2017 г. № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года», в которую  включен пункт о «необходимости совершенствования механизмов  предотвращения картельных сговоров».

О Навальном я не хочу говорить, поскольку вся его деятельность это самопиар. Я не разделяю его взглядов на то что он делает… Он критикует действующую власть и осуждает её за те или иные действия, хотя сам, неоднократно, как мы видим, по решениям судов, совершал серьезные правонарушения, что, на мой взгляд, несовместимо со статусом правозащитника и человека любящего свою страну. Нужно не осуждать, а пытаться помочь госслужащим изменить подход к проведению госзакупок - наладить конструктивное общение. Об этом же говорил и Президент РФ…

Патриарх Сербский Павел говорил: «Мы не выбирали ни страну, где родимся, ни народ, в котором родимся, ни время, в котором родимся, но выбираем одно: быть людьми или нелюдьми». Я считаю, что только добрым и позитивным мышлением можно что-то изменить. Нужно предлагать власти  законопроекты направленные на развитие страны, на ее преобразование, а не выпускать фильмы,  как все плохо кругом…Вот я и пытаюсь вступить в диалог с госзаказчиками и госкорпорациями посредством совместного обсуждения нарушений в закупочной документации по тем или иным закупкам на поле антимонопольных органов, чтобы вовремя их предупредить о неэффективном, нерациональном  расходовании бюджетных средств и средств госкорпораций на стадии подачи заявок, когда еще не заключен контракт и когда можно что-то исправить.

Но теперь возможностей для  этого поубавилось. ФАС больше на рассматривает обращения общественных активистов, экспертов о нарушениях на стадии подачи заявок в закупках по 223-ФЗ, хотя и говорит, что мы будем рассматривать обращения в общем порядке http://fas.gov.ru/press-center/news/detail.html?id=50840   Только этот подход приведет к тому, что подавать жалобы будет бесполезно, ведь они рассматриваются месяц, а в это время торги уже состоятся и будет заключен договор с победителем. Отменить же такой договор  потом можно только через суд и обязательно участником торгов. Общественники не участники торгов и их права не нарушены, поэтому в суды они обращаться не могут...

Раньше жалобы о нарушениях в закупочной документации  по 223-ФЗ подавались общественными  активистами и экспертами  в антимонопольные органы до окончания срока подачи заявок только с одной целью, чтобы недопустить криминальных торгов и заключения договоров по их итогам, а теперь ФАС и ВС РФ фактически поставили  блок запретив общественникам  подавать  жалобы о нарушениях в закупочной документации госкомпаний по 223-ФЗ до окончания срока подачи заявок, т.к.  жалобы не рассматриваются в порядке ст. 18.1 №135-ФЗ, срок рассмотрения жалоб  стал МЕСЯЦ и у ФАС  уже нет возможности аннулировать торги или обязать заказчика убрать заточки из документации.

КиР: Мнение о Вас рядовых коррупционеров из комитетов госзаказа правительств субъектов РФ Вас, наверное, не очень волнует; Вы признаете себя одиночкой чистильщиком системы госзаказа, или же Вы соотносите себя с коллегами из ОНФ и таких как Вы – миллионы граждан России?

А. К.: Если честно, то, что обо мне говорят в госорганах я не знаю. Моя деятельность основана исключительно на нормах права. На форумы и конференции по проблемным вопросам в госзакупках меня тоже не приглашали. Я просто делаю все, что могу на своем месте для совершенствования системы госзакупок, пресечения фактов неэффективного и нерационального использования бюджетных средств и недопущения картельных сговоров на торгах, являясь рядовым активистом (участником) общероссийского общественного движения «НАРОДНЫЙ ФРОНТ «ЗА РОССИЮ» и дипломированным специалистом в сфере закупок.

КиР: Вы подбираетесь к пониманию, как формируется теневой финансовый поток в сфере госзакупок в субъектах РФ. Естественно предположить, что обиженные Вами губернаторы будут просить руководителя ФАС России оградить свой регион от таких ретивых общественников, залезающих в сферу, где чужим не место.
Если ФАС России перестанет рассматривать жалобы экспертов ОНФ, то следует признать, что идея общественного контроля за госзакупками провалилась?

А. К.: Руководители субъектов РФ не вправе о чем либо просить руководителя ФАС. Им просто нужно совершенствовать свою закупочную деятельность и не сетовать на общественников помогающим им в этом. Отказ антимонопольных органов в рассмотрении обращений общественных активистов поданных в рамках 223-ФЗ по закупкам госкомпаний и госкорпораций, а также монополистов до окончания срока подачи заявок, безусловно, не способствует развитию общественного контроля в том понимании, о котором говорил Президент РФ. Я думаю, что практика Верховного суда РФ подтолкнувшего ФАС к этому решению была преждевременной, поскольку нужно бороться с нарушениями закупочного законодательства, а не с теми, кто пытается это делать на общественных началах, радея за свою страну.

КиР: Вы выступаете защитником малого бизнеса, которому тоже должно перепадать 10-30 % регионального госзаказа. К сожалению, это пока наблюдается редко в каком субъекте РФ. Что, на Ваш взгляд, мешает предпринимателям России лоббировать свои интересы на уровне субъекта РФ?

А. К.: Я думаю, что малому бизнесу мешают участвовать в госзакупках  именно коррупционные барьеры поставленные со стороны нерадивых чиновников, как в закупочной документации, так и в решении практических вопросов развития малого бизнеса, и не более того. С этими нарушениями, прежде всего, должны бороться правоохранительные органы. Но у них даже нет желания это делать. Бездействие правоохранительных органов в предотвращении выявления фактов проведения незаконных  закупок по №44-ФЗ и №223-ФЗ отчасти о обусловлено отсутствием должной подготовки сотрудников в учебных заведениях, ведь до сегодняшнего дня в большинстве ведущих ВУЗов системы МВД и прокуратуры нет специализированных курсов по подготовке специалистов по выявлению и предотвращению правонарушений в сфере закупок!

В правоохранительных органах и прокуратуре отсутствуют специализированные отделы по борьбе с этими правонарушениями на стадии проведения закупок, также в показателях оценки деятельности оперативных подразделений МВД не учитываются выявленные нарушения закупочной документации на стадии подачи заявок, как и не учитываются аннулированные закупки и их сумма, что приводит к заключению контрактов и договоров по итогам данных закупочных процедур по НМЦК (или близким к ним) и последующим фактам хищения бюджетных денежных средств или денежных средств госкорпораций через обналичивание значительных сумм (заложены в НМЦК на стадии подготовки сметных документов и закупочной документации).

На мой взгляд проще предотвращать правонарушения  в сфере закупок, чем потом используя ОРМ пытаться собирать доказательства «откатов» и хищений бюджетных средств, что сделать на много сложнее. Статистика выявления преступлений в сфере закупок свидетельствует о крайне низкой результативности в сфере борьбы с закупочными правонарушениями, в т.ч. и административными нарушениями в указанной сфере. Так, за 2016 год в стране возбуждено только 5-6 уголовных дел по статье 178 УК РФ по картельным сговорам, и всего лишь одно уголовное дело было направлено в суд.

Для организации работы в сфере предотвращения правонарушений в сфере закупок необходимо введение оценочных  показателей деятельности работников МВД и прокуратуры (добавить пункты по оценке фактов предотвращения правонарушений в сфере закупок на стадии подачи заявок и размещения закупочной документации), создание специализированных подразделений по борьбе с правонарушениями в сфере закупок, как в системе МВД, так и Прокуратуре РФ для выявления административных правонарушений и предотвращения фактов расточительства, неэффективных закупочных процедур на стадии размещения закупочной документации до окончания подачи заявок участниками торгов.

Кроме этого, ВУЗам осуществляющим подготовку сотрудников полиции и прокуратуры необходимо ввести специальные курсы по подготовке специалистов в сфере закупок умеющих выявлять и предотвращать указанные выше правонарушения на стадии подачи заявок участниками торгов в размещенных закупках.

КиР: Вам знакомы еще такие же как Вы юристы, достигшие успехов в отстаивании интересов предпринимателей в сфере госзакупок?

А. К.: Я не отслеживаю практику общественников и не стремлюсь устраивать соревнования в сфере выявления правонарушений в госзакупках. Я просто делаю все, что могу…Если мой опыт будут перенимать и другие неравнодушные юристы, то это будет просто замечательно.

КиР: Правоохранители на Вашей стороне в споре с чиновниками из правительств субъектов РФ?

А. К. Мнение работников правоохранительных органов о моей деятельности, с кем я общался, конечно же положительное. Да и может ли оно быть иным?!)