Этот человек говорит по делу

Журнал "Конкуренция и рынок" май 2017/№1 (80)

Сколько толковых бизнесменов в России, которых не стыдно пригласить в программу на TV и радио? Наверное, на всю страну несколько сотен наберется, а нужно сыскать десятки тысяч успешных национальных предпринимателей, имеющих смелость заявлять, что сдерживает предпринимательский Дух в России. Если бы предпринимателей с активной гражданской позицией в каждом субъекте РФ было достаточно, то как минимум в стране не было бы депрессивных регионов и на местном телевидении самой популярной передачей была бы «Думай и богатей!». И уж непременно в каждом субъекте РФ масштабно отмечали бы День российского предпринимательства.

А пока национальное предпринимательство после десятилетий гонений не может стать привлекательным для российской молодежи, стоит приглянуться к личности Дмитрия Потапенко, который является  не только успешным бизнесменом, но и лидером российского бизнеса, воспринимающим свою медийность как часть служения национальному предпринимательству.

Редакция журнала «Конкуренция и рынок» предложила очень занятому Д. Потапенко просмотреть вопросы, на которых желала сконцентрировать беседу. К нашей радости, мы не ошиблись в цельности и естественности личности Д.В. Потапенко, когда он дал согласие на встречу. Это было приятно, так как на фоне отказов чиновников обсуждать проблемы предпринимательства и бизнесменов, испытывающих страх сделать достоянием публики свои мысли, маловероятны позитивные изменения экономической ситуации в России.
Когда предприниматели молчат и боятся вслух анализировать экономическую ситуацию в субъекте РФ, с какой стати она начнет меняться в лучшую сторону?

КиР: Дмитрий Валерьевич, Ваша книга «Честная книга о том, как делать бизнес в России» не типична для успешных деловых людей в современной России. Они мало пишут и говорят.
К примеру, немногие из списка самых богатых людей Санкт-Петербурга, по версии газеты «Деловой Петербург», утруждают себя публично поделиться собственными взглядами на состояние экономики в городе. Их выступления не встретишь на телевидении и в прессе. Как будто в экономике нет проблем, и их обсуждение ни к чему не приведет. Конечно, где-то эти проблемы обсуждаются за закрытыми дверями, и по ним принимаются разумные решения. Но об истории своего успеха и тем более об анализе своих ошибок успешные петербуржцы предпочитают молчать.

Что остается делать российской молодежи, когда наши деловые люди не говорят об истории успеха в России на рубеже XX-XXI вв.? Остается изучать опыт русского предпринимательства до 1917 г. или иностранный. Это полезно для общей эрудиции, но явно недостаточно для популяризации предпринимательства в современном российском обществе и тем более для пополнения региональных бюджетов.

Сейчас даже непонятно, по какому пути движется экономика в субъектах РФ, где чиновники проваливают уже вторую кампанию по созданию благоприятной конкурентной среды по западному образцу, лоббируемого антимонопольщиками из ФАС России. Да и 44-ФЗ, по их же мнению, работает плохо: коррупция, низкое качество работы, откаты и аффилированные лица в госзакупках никуда не исчезают.

Похоже, нам с нашим менталитетом навязывается некая схоластическая, английская политэкономическая  модель конкуренции, отвергаемая как региональными чиновниками, так и предпринимателями. На Ваш взгляд, нужен ли предпринимателям очередной новый закон о конкуренции, который игнорирует склонность русских людей к кооперации и артельности? В фантазиях чиновников конкуренция представляется в виде «невидимой руки». Но русские явно не англичане?

Д. П.: Я далек от теории заговора, но редакции поправок в 44-ФЗ, второй, третий и четвертый антимонопольные пакеты создаются для того, чтобы поддерживать структуру самого антимонопольного ведомства. Они ей необходимы. Хотя задача государства в целом и антимонопольной службы в том числе – создание большого количества предпринимателей и предпринимательских структур. Только тогда между ними устанавливается конкуренция, улучшается качество товаров и услуг, падает цена.

Когда возникает хоть какая-нибудь монополия, неважно, в какой сфере, то появляется монополизатор. Государственное управление – это тоже монополия. Нет альтернативы получить свидетельство, лицензию или акцизы где-либо в других местах, кроме госорганов. К сожалению, новая версия закона о конкуренции будет стоять на страже интересов самого антимонопольного ведомства и никаким образом не связана с развитием конкуренции.

Поэтому изменения 44-ФЗ, 135-ФЗ и те наметки, о которых узнаю из СМИ и в частных беседах с компетентными людьми, приведут, думаю, к еще более худшим последствиям: коррупция расцветет еще более пышным цветом, а антимонопольщики получат еще большее право на контроль.

Яркий пример – обсуждения первой версии закона о торговле, который как бы должен был привести к рефлекторности взаимоотношений всех звеньев товаропроводящей цепочки: от производителей, упаковщиков, складистов, логистов, транспортников до ритейла. А получилась переписка. Как в том старом анекдоте: бизнес как прежде, а писанины добавилось. Как-то так.

КиР: В 2007 г. в России утвержден государственный праздник День российского предпринимательства. Но в субъектах РФ его отмечают почти незаметно. Общество не спешит начать гордиться своими выдающимися предпринимателями ни прошлых веков, ни настоящего времени. Народ равнодушно созерцает препоны предпринимателям, а власти видят в них идеологических противников.

Почему предприниматели не используют этот важный праздник для солидаризации своих рядов и лоббирования интересов малых и средних предприятий? Разве властью будут созданы благоприятные условия для предпринимательства, если сами деловые люди не борются за это? Вы же говорите, что предпринимательство предполагает активную гражданскую позицию.

Д. П.: Смотрите, первая базисная позиция: предприниматели в большей степени – одиночки. Наблюдаю предпринимательские сообщества, которые постоянно «почкуются» и замыкаются на решении некой локальной проблемы. Называть это лоббированием смешно. Это локальная тусовка, они никогда не выходят на федеральный уровень. Предприниматели в этой группе всегда конкуренты.

Да, у предпринимателя должны быть активная гражданская позиция, но ему нельзя предъявить претензии, что он должен быть в первую очередь гражданином. Предпринимательство – это частная деятельность. А так как наше общество постоянно «рубится», ряды предпринимателей «выкашиваются».

За последние 100 лет в России «выкашивание» предпринимателей происходило вследствие либо революций, либо войны, либо коллективизации… У нас нет ни одного периода, когда не было гражданской войны. Причем гражданской войны как в открытой форме, так и в закрытой. Вы в журнале «Конкуренция и рынок» справедливо применяете термин «закрытая гражданская война» - идет осознанное уничтожение любого предпринимателя, так как он является врагом системы. Предприниматель не враг государства, но однозначно враг системы – это вторая базисная позиция.

Система государственного управления построена у нас на принципе родоплеменных отношений. И следовательно, любой человек, получающий больше активов, чем нищий и убогий, рассматривается как враг этой системы. Предприниматель обеспечивает сотрудникам доход, обслуживает клиентов и сразу переходит в разряд врагов этой распределительной системы, так как он сильно независим и сильно свободен.

Да, общество у нас незрело. Предпринимательство также незрело.
Могу ткнуть пальцем в себя. Кому-то я стал известен совсем недавно – в 2015 г. Тому, кто смотрел видео, я стал известен в 2009 г. И задаю себе вопросы: мое обращение вызвало 6 млн просмотров и лайков в социальных сетях – где второй Потапенко? Где десятый, двадцатый и тридцатый Потапенко? Почему у предпринимателей нет гражданской позиции? Почему нет активности в предпринимательском сообществе, понятно. Но почему нет активности против «феодальных» СМИ?

Да, Вы правы, предприниматели в России незрелы, и им, помимо предпринимательства, следует иметь активную гражданскую позицию. Создание государства Российского – тяжелейшая работа после работы. И за обозримые годы людей, которые этим занимаются, больше не становится. А праздник День российского предпринимательства у нас в стране оказался «замыленным», что прискорбно.

КиР: Может, научатся весело отмечать День российского предпринимательства?

Д. П.: Не получится. Наши «феодалы» осознанно делают так, что в бедах виноваты не они. То, что происходит с народом и в нашей экономике, власти выдают за происки предпринимателей. Они, предприниматели, виновники всех бед.

Почему, к примеру, выросли цены в ресторанах? Да потому, что предприниматель «сильно зажрался»! По той же причине выросли цены в магазинах. Но власти не говорят, что повысились внетарифные сборы и акцизы. 76 контролирующих организаций в России висят в чеке любой столовой, ритейла, консалтинга и услуг. Все они вынимают деньги из кармана нашего гражданина. А для того, чтобы это оправдать, делается такой идеологический, незлобивый «финт ушами», показывающий, что во всем виноват либо «мировой заговор», либо мифологический предприниматель. Они знают, что это не так. (Фирма «Они» уже присутствовала в анализе экономических провалов XIX в. предпринимателя В. Кокорева. – Прим. ред.)

Да, жадность присутствует в каждом человеке. Есть она и в предпринимателе. Но ее «рубит» конкуренция. Ты можешь быть в 10 раз более жадным, чем другие предприниматели, но если такие же услуги может предоставить кто-то другой, то твоя жадность тут же опускается до приемлемого уровня. И тогда вместо жадности у тебя появляется клиентоориентированность.